В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Январь 4, 2015

Иду к МАКСИМУ я, тут ждут меня ДРУЗЬЯ

Автор 10:58. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Иду к МАКСИМУ я, тут ждут меня ДРУЗЬЯ

Чудинов В.А.

МАКСИМ - это не только известный ресторан Парижа, о котором поётся в не менее известной оперетте, но и журнал для развлечения мужчин со склонностью к эротике. Помимо обсуждения достоинств красоток, там можно встретить и некие лёгкие разговоры на околонаучные темы, чтобы дать читателю возможность потом блеснуть этими знаниями в обществе себе подобных. Так сказать, научпоп от нечего делать.

Чтобы показать его направленность, достаточно процитировать резюме его статьи о РАЕН: «Может возникнуть ощущение, что мы скорбим об утрате советской науки. Нет, мы, конечно, скорбим. Но не очень». - Действительно, какой резон развлекательному журналу скорбеть или радоваться по поводу науки, а тем более советской? В советские времена подобные журналы не могли появиться в принципе. Просто сами развлечения в советское время понимались несколько иначе. И было бы странно в каком-нибудь детском журнале обсуждать деятельность, например, Королевского общества Великобритании. Мне также смешно, когда в журнале МАКСИМ обсуждается научная продукция Российской Академии Естественных Наук (РАЕН). Можно подумать, что сотрудники, обсуждающие проблемы секса втроём, от нечего делать пробавляются еще и наукой! - Ха-ха!

maxsim1.jpg

Рис. 1. Примерные темы журнала

Чтобы не быть голословным, показываю, что заботит журнал в первую очередь. Во- первых, это - блондинка с аллергией на одежду, все прелести которой видны сквозь прозрачную майку, во-вторых, пугающие до инфаркта жуткие места России, и в-третьих, секс втроём. Так что статья о РАЕН, видимо, из цикла среднего репертуара под девизом «страшно, аж жуть!». И сразу же ассоциация из жуткого советского времени: «Дело в том, что всё происходящее идёт именно из той эпохи. Стругацкие не с потолка взяли своего профессора Выбегалло: и тогда было достаточно воинствующих шарлатанов, нежно обвивавших власть пушистым хвостом демагогии и глупости». - Странное дело: селедочные головы, которыми кормили синтезированных людей, «неудовлетворённых желудочно», я помню, а вот никаких пушистых хвостов профессора Выбегалло - не помню. Их просто не было. Ну, да что могут запомнить любители женских прелестей!

Подозреваю, что автор данной статьи спутал Выбегалло с другим литературным героем - Шариковым, созданным гением Булгакова: тот, Шариков, будучи Шариком, действительно имел пышный хвост. И имел хамскую привычку, став человеком, вредить деятельности профессора Преображенского с помощью разного рода Швондеров.

«Десятки тысяч бездарей кропали унылые диссертации в стиле «Творчество советских акынов западного Приуралья в свете задач, выдвинутых XIII съездом партии». - Замечу, что в те годы я был аспирантом на кафедре философии МВТУ им. Баумана, заведующим которой был Александр Петрович Шептулин, начальник отдела преподавания общественных наук Министерства высшего образования. В состав Минвуза тогда входила и Высшая аттестационная комиссия. Александр Петрович, человек с юмором, делился на заседаниях кафедры комическими темами диссертаций, но такого типа работ НЕ БЫЛО.  Фольклором акынов могли заниматься разве что некоторые педвузы Среднеазиатских республик на уровне полевых экспедиций, куда западное Приуралье не входило. Так что шутка МАКСИМА не могла быть осуществлена в советские времена В ПРИНЦИПЕ. Да и насчёт десятка тысяч «унылых» диссертаций шутник из МАКСИМА, привыкший к обнаженным девочкам, явно перебрал: в СССР существовало порядка 750 вузов, которым постоянно на должность заведующих кафедрами требовались доктора наук, а их явно не хватало. Иными словами, докторов наук было МЕНЕЕ ОДНОЙ ТЫСЯЧИ, причём существенно менее (полагаю, что около 500 на весь СССР). При этом бывали случаи, когда доктор наук годами не мог получить должность профессора, оставаясь доцентом. Так что профессоров было еще меньше, чем докторов наук.

Пасквиль на наше недавнее прошлое. Продолжу рассмотрение на скорую руку составленного пасквиля на советскую эпоху: «В большинстве научных журналов часть страниц загодя отводилось на патриотическую белиберду с нулевой значимостью. «Буржуазных девок» - генетику и кибернетику громили задолго до появления РАЕН». -  Автор статьи просто не смотрит на свой журнал как на антипатриотическую белиберду с нулевой значимостью, поскольку он получает за эту чепуху свой гонорар. В данном случае автором оказалась Тата Олейник, любительница выступать по радиостанции «Эхо Москвы», что дело не только не меняет, а, напротив, усиливает.

Замечу, что автор из всех проявлений конкурентной борьбы советского времени выделил своих любимых «девок». Тата забыла лишь добавить, что обозвал кибернетику «продажной девкой капитализма» не ее собрат журналист, а академик АН СССР Аксель Иванович Берг, и только затем, чтобы не дать возможность конкурентам внутри СССР обогнать собственные разработки. Иными словами, «патриотическая белиберда» оказалась вовсе не нулевой значимости, а настоящим смертельным ядом для конкурентов. Мне самому было смешно читать в Философском словаре за 1954 год статью под названием «Кибернетика», особенно ее слова о том, что такая наука придумана для оглупления трудящихся. Я себе всё время представлял в лицах это самое «оглупление трудящихся», как, например, токарь шестого разряда, типичный рабочий человек той поры, приходит после смены не домой, а в книжный магазин и просит продавщицу: «Девушка, дайте мне почитать на досуге что-нибудь из Норберта Винера, или, на худой конец, Клода Элвуда Шеннона». - «Что именно?» - уточняет собеседница. - «Communication in the presence of noise» - на едином дыхании выпаливает токарь. - «Чего-чего?» - недоумевает пожилая «девушка». - «Ну, - мнётся токарь - в общем что-то вроде передачи сигнала в шумах». - «Роман о сигналах Вашего этого Шенина к нам еще в продажу не поступал».

П осле долгихъ переговоров продавщица протягивает ему томик с названием «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине», предупредив, что книга переведена с английского языка. - «А мне плевать, я ить могу хотя бы и на аглицком». Полистав странички об отрицательной обратной связи в системе, и о пропускной способности канала связи, токарь с возмущением отбрасывает книгу с возгласом: «На самом деле всё совсем не так! Какая глупость!» - Можно подумать, что почти все советские рабочие просто бредили системами авторегулирования, и с листа читали сложные математические формулы, равно как и английские тексты с научной лексикой, умея на ходу оценить степень их достоверности. - Однако вернемся к МАКСИМУ.

«С космополитизмом боролись, врачей разоблачали». - А что, в наши дни, когда нелегальных эмигрантов стало больше, чем коренного населения, стало лучше? Зато теперь родиной пришлой рабочей силы стала страна пребывания, то есть Россия. Раньше, когда мы боролись с безродным космополитизмом, мы звали к себе лучших иностранцев. Сейчас зовём худших, дешевку в прямом смысле слова. Но зато они уравнены в правах (но не в зарплате) с коренным населением. - В советское время врачей не хватало, своевременно поставить диагноз не всегда имелась возможность. Поэтому фраза «врачей разоблачали» ложная. Имелось в виду, что пытались разоблачить тех врачей, которые готовили покушение на Сталина. Но не успели - Сталина отравили. Так что правильно боролись против заговора конкурентов!

«В совхозы летели директивы сажать кукурузу, чумизу и борщевик Сосновского». Замечу, что СМИ это полностью одобряли. Почему МАКСИМ не критикует журналистов, которые в то время не возражали против дурацких затей? - Им, надеюсь понятно, что любое возражение в те времена грозило тюрьмой или расстрелом. Это в наши дни можно безответственно болтать, о чём угодно. Тем более Тате Олейник.

Академики с РАЕНА.  «Почему все больше людей боятся ГМО, ловят пришельцев, заказывают астрологические прогнозы, лечатся гомеопатией и пьют хорошо структурированную воду? Потому что шарлатанство проще и привлекательнее науки, а его продавцы умеют хорошо работать сообща. Особенно уютно они устроились в организации с серьезным, казалось бы, названием - Российская академия естественных наук. Надеваем шапочку из фольги и наслаждаемся!» [1] - Понятно, что критиковать РАН за некоторые шарлатанские темы опасно.  Поскольку академики РАН работают за государственную зарплату, а академики РАЕН - за свой счёт.

В самом деле: то, что от употребления продуктов с ГМО часть крыс становится бесплодной, а другая - заболевает онкологией это, по мнению автора статьи, Таты Олейник, шарлатанство. А потому я ей ото всей души желаю продуктов с ГМО столько, сколько ее душа пожелает. Что касается пришельцев, тут Олейник ошиблась: их фиксировали лётчики разных стран, и это - публикации рассекреченных отчётов сотрудников ВВС, а вовсе не академиков РАЕН.

Лечились гомеопатией еще наши предки, и жили долго, а структурированная вода образует красивые кристаллики льда. Но опять-таки этим занимаются представители традиционной медицины во всём мире. Понятно, что нынешней фармакологии эти «народные целители» приносят некоторый ущерб, хотя одно только переименование копеечного пирамидона в дорогой амидопирин приносит миллионные прибыли. И я ей, Тате, также ото всей души желаю не пользоваться ни подорожником, ни растительными сборами, ни настойками и вареньями в лечебных целях. Исключительно проверенными средствами фармакологии, в том числе и совершенно бесполезными.

Конечно, специалисту по сексу втроём гораздо виднее, что и как вредит человеческому геному, а также насколько безопасно в смысле побочных эффектов любое современное лекарство, особенно антибиотик. Поэтому она может позволить себе, как умная китайская обезьяна, сесть над схваткой в шапочке из фольги, и не только наблюдать за битвой, но и стать одним из ее участников.

Кто виноват? «Ученые рвут остатки волос с макушек, рассуждая о развале российского образования по всем фронтам, начиная со школ и заканчивая университетами. Еще покойный В. Л. Гинзбург говорил, что наука у нас потихоньку превращается в профанацию, потому что самонадеянные невежды плодят самонадеянных невежд, а научное общество выпустило из рук контроль за добросовестностью исследований и научных работ. Отдельные отчаянные граждане еще стараются хоть как-то сражаться с плагиатом - вспомним, например, замечательное вольное сетевое сообщество «Диссернет», охотящееся на чиновников с ворованными диссертациями. Но в борьбе с шарлатанством волонтеры бессильны» [1]. - Каждому понятно, что, оказывается, в опускании лучшего в мире образования ниже плинтуса виноваты не эксперименты Минобнауки, того Министерства, которое каждый год меняет правила игры, а исключительно «самонадеянные невежды из РАЕН». Козёл отпущения грехов найден.

«Никто не может запретить человеку искренне верить, что хорошо потоптанной лягушкой можно вызвать дождь. Нет (и слава богу!) закона, мешающего тебе рассказывать про то, что Александр Македонский по маме был удмуртом, и даже писать про это книги. Во все времена с шарлатанами и «душевнобольными за науку» гражданами сражались одним способом - не пускали их в приличную научную компанию. То есть ты вправе создать великолепную теорию плоской земли, покоящейся на гигантских креветках, но в Лондонском королевском обществе прямо у двери стоит большая-пребольшая метла с биркой «Для непонятых гениев». И миновать эту метлу ты можешь, лишь предоставив убедительные доказательства, что твоя работа не чушь на постном масле. Иначе говоря, необходима вся эта скукотища: научный метод, подтвержденные данные, экспериментальная база и прочая тягомотина» [1].

Самое интересное, что, как я показал в статье [2], теорию плоской Земли создали первые христианские проповедники, а вовсе не учёные из РАЕН. Более того, именно западноевропейцы выпускали примитивные карты, тогда как на несколько столетий раньше русские храмы Яра Руси Яра выпускали глобусы в виде каменных шаров [3]. Но именно русских учёных и перестали пускать «в приличную научную компанию». Вот и возникает вопрос: по каким критериям оценивается научная деятельность?

«Российская академия естественных наук - это же сплошная липа, это добровольная организация, куда идут те, кого не выбрали в РАН или другие настоящие академии.  Академик В. Л. Гинзбург» [1]. - Мне представляется, что в России научный вес по поводу исследований тонкого мира больше у академика РАН от физики Ю.В. Гуляева, который занимается этой проблемой непосредственно, нежели у астрофизика Гинзбурга.

Кроме того, неясно, что означает «настоящая академия»? Если академия, как бы они ни называлась, решает научный проблемы, она «настоящая», если не решает - она фальшивая. Согласно Википедии, «Общероссийская общественная организация «Российская академия естественных наук» (краткое наименование - «Российская академия естественных наук», РАЕН) - российская общественная организация, общественная академия наук, созданная учредительным съездом 31 августа 1990 года в Москве. Согласно уставу, РАЕН является «творческим научным объединением учёных естествоиспытателей и гуманитариев, призванным служить развитию науки, образования и культуры».

Википедия сообщает: «РАЕН критикуется рядом академиков и сотрудников РАН, среди которых Ефремов Ю. Н., Осипов Ю. С., Гинзбург В. Л. за то, что некоторые её члены - лица, далёкие от науки, не имеющие должного образования и признанных научных работ. В частности, академик РАН Э. П. Кругляков отмечает: Эта академия печально известна тем, что в ней, помимо действительно заслуженных и уважаемых учёных, имеются и проходимцы». - Но ведь и в АН СССР (из которой образовалась РАН) были такие академики, как, например, печально известный Т.Д. Лысенко. Википедия об этом пишет: «С именем Лысенко связана кампания гонений против учёных-генетиков, а также против его оппонентов, не признававших «мичуринскую генетику». Поддерживал теорию О. Б. Лепешинской о новообразовании клеток из бесструктурного «живого вещества», впоследствии признанную антинаучной». - Если быть последовательным, то академику Э.П. Круглякову следовало бы причислить к проходимцам как Т.Д. Лысенко, так и О. Б. Лепешинскую. Однако на «своих» его критика не распространяется.

Вообще говоря, разобраться, кто из учёных заблуждается бескорыстно, а кто сознательно, не всегда удаётся своевременно, так что в этом смысле бросать камни в ту или иную академию наук могут только люди, которые судят обо всём по чужим репликам.

«Поэтому избранникам метлы свойственно создавать собственные кружки по интересам - со своим блек-джеком и дипломами. Если взрослые мальчишки не хотят водиться с открывателями торсионных полей, мы создадим собственный НИИ, свой фонд уфологов, свое бюро альтернативной биологии! Еще лучше и наряднее!

Обычно все эти богадельни влачат жалкое существование - игнорируемые как обществом, так и бизнесом, политиками, грантодателями. Питаются бедняги в основном за счет бульварной прессы, которая любит делать с ними интервью о помидорах-­убийцах, марсианских пиратах и еврейских заговорах.

В России же все обстоит несколько иначе. Нашим шарлатанам живется куда привольнее: часто они приняты властью, СМИ и обществом лучше, чем настоящие ученые. И немалую роль в этом сыграла РАЕН. Она же Российская академия естественных наук, давно и нежно берущая под крыло самых одиозных представителей мира параллельной (а порой и совсем перпендикулярной) науки» [1].

Понятно, что всё это сказано «для красного словца». Сама РАЕН была образована, прежде всего, для тех вполне достойных докторов наук, которые работали в закрытых областях науки, и достижения которых не подлежали широкой огласке. Именно потому, что эти академики не всё могут открыто рассказать, возникает соблазн обвинить их почти во всех смертных грехах.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.1MB | MySQL:11 | 0.494sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.676 секунд