В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Октябрь 24, 2012

Заключение к монографии Русская основа китайской письменности

Автор 05:13. Рубрика Книги и фильмы В.А. Чудинова

Заключение к монографии Русская основа китайской письменности

В.А.Чудинов

  

В результате проведенного исследования стало ясно, что вся история человеческой письменности до сих пор толкуется неверно. Ибо знакомство с иероглификой толкнуло исследователей к неверному предположению о том, будто бы до письменности люди использовали пиктографию как средство общения. В данной работе я показал, что пиктография хороша для выполнения номинативной функции (для называния вещей и явлений), но совершенно непригодна для коммуникативной функции (общения и передачи информации). Каждый пиктографический знак имеет огромное количество значений, но нет никаких лингвистических ограничений для выбора нужного значения. Поэтому пиктограмма сожжет быть «прочитана» сотней различных способов.

Этот  же вывод в моей работе был подкреплён мнением ряда исследователей о том, что собственно пиктографических знаков в китайской иероглифике крайне мало. Я же показал, что и они имеют вовсе не иероглифическую природу.

В моих других монографиях я показал, что всякая письменность на Земле началась со слоговой, которая оказывается и самой естественной, и самой удобной на первых порах. Позже развитие слоговой письменности приводит к появлению консонантной, а затем и буквенной, для которой еще позже появляются искусственно созданные перечни букв - алфавиты. Путь от слоговой письменности к буквенной высказывался как закономерный многими исследователями и до меня, и потому в данном предположении моих особых заслуг нет. Единственное, что мне удалось показать в этом направлении исследований, так это сделать необходимую конкретизацию: самым древним слоговым письмом на Земле оказалась русская руница, или руны Макоши. До меня такого рода предположение высказал Г.С. Гриневич, но он называл руницу «чертами и резами» (что неверно), не знал ее полного репертуара (довольствовался только его одной третью), и связывал только с эпохой неолита (субкультурой Тэртерии культуры Винча). Я же выяснил и название, и полный репертуар знаков, и понял, что этот вид письма существовал весь палеолит (не только в эпоху верхнего, но и в эпоху среднего, а также нижнего палеолита). Причём сделал не предположение на основе единственного примера, а дал подлинное доказательство, приведя сотни примеров.

Однако происхождение иероглифов оставалось как бы вне данной закономерности, а ряд предположений не очень известных авторов выглядели простой игрой ума. Пиктографическая гипотеза держалась в науке о письме только благодаря тому, что ее нечем было заменить. А после ее удаления происхождение иероглифов стало необъяснимой загадкой.

И только когда я проанализировал письмо чжурчженей, а затем корейцев и китайцев, я незаметно для себя совершил весьма серьёзное научное открытие, едва ли не ключевое для всей грамматологии: я понял, что в основе иероглифики лежат лигатуры руницы! Этого не мог сделать Г.С. Гриневич, который не разлагал лигатуры и очень часто принимал их за особые знаки; естественно, этого не мог сделать и его последователь В.П. Юрковец. Для того чтобы просто постулировать подобную гипотезу, необходим большой опыт в разложении лигатур на простейшие силлабографы. И такой опыт даже у меня самого появился только пять лет назад. Поэтому опередить меня даже теоретически никто не успел бы.

Это открытие стало возможным только благодаря моему изобретению - комбинации силлабографов руницы в двустрочные лигатуры. Обычные лигатуры состоят из одной строки, и время от времени встречаются в разных текстах. Но лигатуры из 3-4 слоговых знаков с выходом на вторую, верхнюю строку, встречаются чрезвычайно редко, а такие, какие сконструировал я, вообще мне никогда не встречались. Без этого изобретения, которое я назвал слоговой праформой иероглифа, я бы не понял, в чём состояла суть китайского иероглифа и не смог раскрыть эту суть перед читателями.

Данная гипотеза после доказательства позволила выдвинуть мощные следствия. Прежде всего, стала понятна особая роль иероглифики. А именно: иероглифы перестали фиксировать звуковую сторону речи, но зато закрепили лексическое значение за каждым иероглифом. Получилось, что слоговая письменность в своём развитии разделилась на два рукава: один привел к образованию букв, которые еще точнее передавали звуковую сторону, тогда как смысл данного сочетания звуков в каждом языке был своим. А иероглифы, напротив, не передавая звуковой стороны слова, чётко передавали его смысла. Иными словами, с тех пор письменность потекла как бы двумя потоками.

Разумеется, на более поздних стадиях подобные ограничения стали несколько преодолеваться. Так, в ряде буквенных текстов стали появляться лигатуры, например, в старославянском языке, когда над словом под титлом писались выносные буквы, или когда для некоторых смысловых целей буквы объединялись в лигатуру. Так, на станциях московского метро можно видеть лигатуру , которая означает «Пожарный кран». Она очень выразительна, ее ни с чем не спутаешь, и поэтому она хороша для закрепления именно этого смысла. Во время пожара многословные надписи читать некогда, а лигатура весьма необычна и сразу привлекает внимание.

Стали преодолеваться в Китае и недостатки иероглифики, когда для заимствования иностранных слов понадобилось передавать не их смысл, а их звуковую форму. Для этого стали объединять иероглифы не по смыслу, а по их звучанию.

Из этого следует, что каждая из систем записи речи (фонография или семиография) в своих развитых формах способна до некоторой степени преодолеть свою односторонность и развить отсутствующую у нее другую сторону. Иными словами, по большому счёту каждое из направлений достаточно полноценно, но находит лучшее применение в соответствующей звуковой ситуации. Так, фонография больше приспособлена к фиксации флектирующих языков, тогда как иероглифика - к закреплению слов корневых языков.

Таковы общелингвистические и общеграмматологические выводы. Что же касается конкретно Китая, то в данной монографии показано, что в палеолите, когда были созданы пирамиды и геоглифы, все надписи  на них выполнялись русским шрифтом (рунами Макоши и Рода) и на русском языке. Позже, в ранней бронзе, насечки на сосудах напоминали наши надписи на сосудах Трипольской культуры, где господствовала руница. В поздней бронзе ряд областей Китая был «Скифской краинкой», то есть, окраиной Скифии, где господствовала и русская речь, и русская письменность. Таким образом, не русские люди пришли в Китай, а, напротив, китайские племена оказались мигрантами на территории Руси. Отсюда понятно, что и культуру, и, в частности, письменность, они должны были заимствовать только от русских. Так что русская основа китайской письменной культуры - это не прихоть случая, и не фантастический домысел, а совершенно закономерное следствие из расселения народов той эпохи.

Заметим, что на русскую письменность перешли не только ханьцы, но и чжурчжени, и корейцы. Возможно, что со временем удастся выявить и еще ряд восточных народов, перешедших на это письмо. Получается, что данная закономерность сработала для ряда народов, а не только для китайцев. Так что в этом направлении намечается весьма интересная проблематика исследований: кто, когда и как перешел на русскую руницу.

Имеется и еще одна проблема: выяснение правил создания лигатур из силлабографов руницы или букв протокириллицы. Некоторые из них ясны: знаки, открывающиеся вправо (например, буквы Е, а также знаки Р, Ь) должны стоять в лигатуре справа, а открывающиеся влево - слева; но если имеется еще один знак, то он перемещается наверх. А симметричные знаки, например,ri1.jpg могут быть раздвинуты или разорваны пополам, образуя знаки ,ri2.jpg. Вероятно, имеются и другие правила. Было бы также очень любопытно сопоставить правила образования лигатур в исходно русских текстах и в тех, которые затем стали китайскими. Возможно, что для этого потребуется отдельная монография. Замечу, что пока в эпиграфических исследованиях лигатурам отводится вспомогательная роль.

Что касается русского языка, то надписи чжурчженей представляют огромный интерес и как памятники письма руницей, что существенно увеличивает количество таких памятников, и как памятники истории отношений между разными этносами в древности на территории Дальнего Востока. Выясняется, например, что данные этносы проживали на этих землях временно и с разрешения русских князей. Но каковы были политические подробности отношений между этносами ШУРШЕНИЕВОЙ РУСИ, еще предстоит разобраться.

Само по себе понимание того, что руница, проникнув на русский Дальний Восток, привела к появлению нового типа письменности, нашедшей своё выражение в виде иероглифов, существенно обогащает наше представление о возможностях слоговой русской письменности. Постепенно к нам приходит понимание того, что руны Макоши - это не какое-то древнее побочное ответвление более древнего и значительного типа письма, а как раз именно оно и было магистральным письмом древности, давшей начало множеству производных более поздних видов  письма.

Таковы последствия в плане истории письменности. Но не меньший интерес вызывают и последствия в области историографии, где выясняется, что в палеолите на этом месте (в регионе Китая) существовала русская культура, которая оставила после себя следы в виде пирамид и геоглифов. А культура бронзового века, напоминающая Триполье, вероятно, также не была китайской. Так что говорить об «очень большой древности» Китая не приходится. Возможно, что реальное заселение этого региона этносами монголоидной расы произошло где-то в железном веке или чуть ранее. Именно здесь, вновь пришедшие народы, столкнулись с более развитой русской культурой и постепенно начали ее осваивать. И лишь усвоив русскую письменность, для того, чтобы чем-то отличаться от нее и для того, чтобы обеспечить одинаковое понимание всеми диалектами надписей, древние китайцы решили усовершенствовать довольно редкие вкрапления в обычное русское письмо - лигатуры, введя в них определенную стилизацию и стандартизация. Кроме того, они постарались как-то использовать и доставшиеся им в наследство пирамиды. В процессе китаизации русского наследия сведения об исходном этносе данной территории постепенно стали отчасти забываться, отчасти вытесняться новой историографией. Однако, возможно, что даже в период античности Китай входил в Скифию в качестве одной из провинций.

Вместе с тем, присутствие русской культуры сохранялось в Китае, видимо, вплоть до XVII века, пока, с одной стороны, Русь ни была подвергнута польско-литовскому нашествию в 1612 годы, а, с другой стороны, эту русскую провинцию европейцы (португальцы) постарались отторгнуть от Руси, воспользовавшись смутой в самой Руси. Это им удалось. Затем Китаю они же подарили пышную историографию. Тем не менее, что делать с пирамидами, явно не китайского происхождения, китайцы не знали, и до ХХ века хранили их в тайне. Но когда европейцы узнали и о пирамидах, начался процесс освоения китайцами и этого наследия Руси - пирамиды были объявлены продуктом китайской цивилизации. Впрочем, такое поведение характеризует любые народы - большие и малые - почти везде русское наследие было «освоено» современным населением этих мест.

Понятно, что моё исследование в рамках данной монографии вряд ли встретит благожелательный приём у научной общественности. Я уже убедился в том, что попытка опираться на факты часто вызывает негативную реакцию именно потому, что она не стыкуется с рядом национальных мифов. В данном случае, с китайским. Заметим - не с научными фактами, а с мифом. И в ряде случаев миф побеждает. Вспомним, что научное положение о том, что Земля вращается вокруг Солнца, вызвала весьма сильную критику со стороны Ватикана именно потому, что она противоречила церковному мифу о том, будто бы Земля является центром мироздания. За это Галилео Галилей, последователь теории Коперника, едва не поплатился жизнью, а само учение о подвижной Земле входило в тело науки около двух веков.

Существует и другой миф, на этот раз европейский. Он направлен на то, чтобы как можно сильнее снизить роль России в мировой истории. Россия является единственной страной, которая уже в течении тысячи лет противостоит вестернизации всего мира. И хотя Европа успела нанести русской культуре весьма большой урон, заменив русскую ведическую веру христианством, а русскую правящую элиту сначала германской (в династии Романовых), а затем многонациональной (в советское и постсоветское время), но пока еще русский этнос, с которым в наши дни западные страны считаются менее всего, не сломлен и оказывает достойное сопротивление. Как только завершилась монополия РАН на научную истину, сотни неакадемических исследователей показали, что русская культура существовала гораздо дольше, а ее воздействия на мир были гораздо более сильными, чем нам сообщает академическая историография. И как бы ни пыталась новая мифология, насаждаемая отчасти и РАН, шельмовать этих исследователей как «дилетантов», «неучей» и «лжеучёных», тщательно скрываемая истинная древняя культура Руси рано или поздно явит свой лик нашим изумлённым согражданам.

А со временем и научные положения академической науки изменятся. Учёные РАН   преодолеют свои ошибки и мифологические построения, и истина восторжествует.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.206sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Февраль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728  

управление:

. ..



20 запросов. 0.352 секунд