В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 12, 2016

Скифская пектораль воинов виман и новости археологии

Автор 01:52. Рубрика Чтения новых текстов

Окончание заметки. Тут можно прочитать: «Первые несколько недель внештатники Мозолевский и Загребельный работали вдвоем: в Институте археологии ошибочно посчитали, что Толстая Могила - не скифский курган, а раннее и более бедное погребение. Такие, как правило, обычно оказываются пустыми - их разрывают за сотни лет до археологов: зачастую это делали соплеменники похороненных, которые знали наверняка, что так можно разжиться хорошим оружием и золотом. Поэтому тратить деньги на серьезную экспедицию институт не стал.

Их дал Середа. Он поселил археологов в местной гостинице, которая обошлась киевлянам по 20 коп. в сутки. Постарался, чтобы те не были голодными. И он же выделил технику и отряд шахтеров-проходчиков, которые копали и укрепляли шурфы и тоннели. В целом раскопки кургана обошлись тресту более чем в 50 тыс. руб.

Снять курганную восьмиметровую насыпь для археологов было только половиной дела. Главная работа начиналась еще ниже. Погребальные камеры Толстой могилы, к примеру, находились на глубине пяти метров от естественного уровня почвы.

Мозолевский очаровал Середу рассказами о том, как он несколько раз ночевал на кургане, и всегда ему снился топот лошадей. Поэтому археолог был уверен, что Толстая Могила - погребение царского скифа. Но первые работы на глубине вызвали у него разочарование - было очевидно, что здесь уже побывали» [1].

ТОПОТ ЛОШАДЕЙ ВО СНЕ - это, разумеется, весьма веский аргумент для атрибуции найденных артефактов. Серьёзный исследователь постеснялся бы приводить столь странное обоснование.

На рис. 3 я читаю слова грунтоглифа: ХРАМ МАРЫ ВОИНОВ ВИМАН МАРЫ РЮРИКА. Мы видим подземный храм воинов виман первых лет после миропомазания Рюрика на звание хараона. Иначе говоря, подтверждается название храма, прочитанное на предыдущих фотографиях. Так что во сне лучше было бы услышать шум двигателей самолётов. Но далее следует рассуждение не человека, интересующегося тем, что было на этом месте у наших далёких предков, а некого коммерсанта: «Середа, который приезжал на раскоп каждый день, подтрунивал: "Что ж ты мне обещал золото найти, а здесь все разграблено".

Но оказалось, что внизу есть еще несколько погребений. Основное из них - знатного военачальника - опустошили много веков назад. Середа возмутился - так где же золото?» [1]. Пардон, откуда тут военачальник, если речь идёт о степняке-кочевнике? Или слово ВОИНЫ всё-таки было прочитано, но не упомянуто прежде?

И далее: «Мозолевский взял нож и сказал: "Смотрите, вот сейчас отковырну комок земли, и будет вам золото". Воткнул клинок в глину - и там блеснула золотая пластинка с женского головного убора. Дальше - больше: археологи случайно нашли погребение жены царя, которая была в платье, почти полностью покрытом золотой фольгой. На шее у царицы оказалось массивное украшение весом без малого в полкилограмма. Но интересно было еще и то, что рядом со скелетом женщины был найден истлевший пучок камки - морской травы, которой лечили болезни суставов.

Но это были еще далеко не все находки. На следующий день, 21 июня, Мозолевский записал в дневнике: "В 14:30 что‑то звякнуло и потом блеснуло под археологическим ножом". Это и была пектораль - нагрудное мужское украшение, весящее 1.150 г и пролежавшее в земле 2.300 лет. Археологи утверждали, что грабители не дорыли до него всего несколько сантиметров. И все потому, что скифы положили пектораль не на тело царя, а рядом с ним» [1]. То есть «не на тело жреца, а рядом с ним».

Иначе говоря, мы видим, что «археологов», пусть и внештатных, волновал не вид кургана, не надписи на нём, не изучение вида захоронения, не типология находок, а лишь поиск сокровищ. Как-то это мало вяжется с наукой о древнем мире и о наших предках.

pektoral4.jpg

Рис. 4. Найденный артефакт и моё чтение подписи

Вышеприведенная цитата заканчивается фотографией, представленной на рис. 4. У меня сразу возникает вопрос: почему рис. 4 подписан автором как «Так выглядело только что найденное неподалеку с пекторалью украшение царицы»? Из чего следует, что такое украшение носила царица? Цари и царицы в древности принадлежали к сословию воинов ко второму сословию, тогда как первое сословие состояло из жрецов и жриц, то есть, из тех лиц, которые тогда назывались МИМ и МИМА.

И на рис. 4 я читаю на полукруглой спирали с изображением зверушек такие слова подписи: ХРАМ МАРЫ СКЛАВЯН ВИМАН. И далее: МИМА МАРЫ ХРАМА. Иными словами, на этой спирали черным по белому по-русски написано: МИМА МАРЫ ХРАМА МАРЫ. Но люди, говорящие по-русски и изображающие из себя археологов (напомню, что Википедия определяет археологию так: «Археоло́гия (др.-греч. ἀρχαῖος - древний и λόγος - слово, учение) - историческая дисциплина, изучающая прошлое человечества по вещественным источникам»), занимаются опережением конкурентов по добыче древнего золота. Прямо, как у Ильфа и Петрова в «12 стульях»: «Великолепные кресла из дворца!», что весьма озадачило Кису Воробъянинова, поскольку его квартира никогда не была дворцом. А мима Мары (то есть, жрица русской богини Мары) не имела никакого отношения к супруге царя, поскольку относилась к более высокому сословию. Чего ни штатные, ни внештатные археологи не знали не только в 1971 году, но и по сей день.

«Археологи лишь улыбнулись - сделать подобное одному невозможно. Снять насыпь над курганом можно лишь с помощью техники. А если не укреплять тоннели, ведущие вниз, в погребальные камеры, легко можно остаться под завалами навсегда.

Да и продать подобную находку в советское время было невероятно сложно. "Как‑то уже в следующей экспедиции с нами работал парнишка-подросток из одесского археологического кружка, - рассказывает Загребельный. - Ему к рукам "прилипли" две золотые пластинки из кургана. Он понес их в ломбард, и его сразу же арестовали. А руководителя раскопок за два года до пенсии уволили с работы".

После находки пекторали Мозолевского ждала настоящая слава. В Киеве с ним встретился Владимир Щербицкий, которого готовили на место уже опального тогда Шелеста. О сенсационной находке сразу же написали едва ли не все советские издания. По горячим следам словом пектораль назвали гостиницу и ресторан Академии наук УССР».

Вот реальная подоплёка - не выяснение прошлого этой местности, а «настоящая слава» по поводу находки.

pektoral5.jpg

Рис. 5. Жители г. Орджоникидзе и окрестных сел каждый день приходили на раскопки

Город Орджоникидзе 17 марта 2016 года переименован в «Покров». Это - город Днепропетровской области. И на рис. 5 мы видим, что раскопки превратились в археологическое шоу. И прежде, чем закончить с этой заметкой, я хочу не просто рассмотреть титульную фотографию, с которой она начинается, но и поместить подпись под ней: «Сотрудники Института археологии рассматривают находки из кургана Толстая Могила. Пектораль в руках у руководителя раскопок Бориса Мозолевского». Чему радуются сотрудники, не вполне понятно, то ли тому, что теперь они смогут продвинуться дальше в раскрытии этнической и социальной принадлежности найденных артефактов, то ли физическому богатству находок в унциях золота. И даже я склоняюсь больше ко второму предположению.

pektoral6.jpg

Рис. 6. Любование находкой

Рис. 6 в заметке [1] имеет подпись: «Сотрудники Института археологии рассматривают находки из кургана Толстая Могила. Пектораль в руках у руководителя раскопок Бориса Мозолевского». Опять-таки, мы тут не видим никакого процесса изучения - ни пристального осмотра, ни выявления деталей с помощью лупы, нги попыток сличения оригинала с фотографией. Борис Мозолевский держит древний артефакт в голых руках, на них отсутствуют положенные в таком деле перчатки, дабы не загрязнить будущий экспонат музея своими потожировыми отпечатками. А положение пекторали в руках автора находки свидетельствует скорее о том, что он наслаждается скорее тяжестью найденного золотого изделия, чем возможным решением проблем истории своего края.

Фантазии автора другой заметки. Примерно в том же духе высказался и еще один автор - автор заметки [3], которая пишет вот о чём: «Пектораль (нагрудное украшение, сделанное из одного килограмма 150 граммов золота) вместе с другими сокровищами скифского царя была обнаружена ровно 35 лет назад в Днепропетровской области под курганом Толстая Могила. После просуществовавшего около 500 лет скифского царства в степях Украины осталось большое количество курганов (по сути, надгробий), но чуть ли не каждый из них был разграблен еще в древности. Разворовывать могилы правителей начали сами же скифы: их привлекало большое количество золота, которое клали в усыпальницы. Мародеры похозяйничали и в царском погребении под курганом Толстая Могила. Грабители знали свое дело: прорытый ими ход вел прямиком в погребальную камеру, где покоились останки царя. Именно там, рядом с усопшим, должны были находиться самые ценные вещи - такова вековая традиция. Но в этом случае злоумышленников ждало разочарование. По крайней мере, они не смогли найти пектораль, являющуюся настоящим шедевром древнего ювелирного искусства, а также меч и плетку, рукоятки которых сделаны из золота и украшены великолепной чеканкой».

Опять в ход пошли скифские цари и курганы как их надгробья, воины виман считаются останками царя, а символика нагрудного украшения жрицы русской богини Мары - как «наиболее ценная вещь» (в валютном смысле по золотому курсу доллара).     Иначе говоря, здесь речь идёт опять не об исследовании культуры и быта наших предков, а о том, что найдено нечто весьма дорогое в смысле материала изготовления.

«Мозолевский раскопал пектораль, будучи еще внештатным сотрудником Института археологии. Находка пекторали стала причиной по-своему уникального случая: руководитель Советской Украины Владимир Щербицкий пригласил на встречу человека, занимавшего должность младшего научного сотрудника, к тому же не имевшего ученой степени. Скромным тружеником, удостоенным такой чести, был Борис Мозолевский, ставший впоследствии одним из самых известных отечественных археологов. Человек, обладавший кипучей энергией, сумел, несмотря на невысокую должность, которую он, кстати, занимал в Институте археологии внештатно, организовать и возглавить раскопки кургана Толстая Могила» [3].

Интересно, если бы в то время существовал интернет, а в нём могли создаваться живые журналы, то о чём писал бы ЖЖ «Мозолевскологии»? - Вероятно о том, что человек, не имеющий никакого отношения к археологии, не имел никакого права заниматься соответствующими исследованиями, и автор подобного утверждения были бы правы, ибо в погоне за сенсацией он уничтожил подземный храм Мары Рюрика.

«Мы с Борисом дружили, и он предложил мне стать его заместителем в этой экспедиции, - рассказывает доктор исторических наук профессор Евгений Черненко. - Когда Бориса вызвали в Киев на встречу со Щербицким, я остался на раскопках. Вернувшись, Мозолевский сказал, что Владимир Васильевич произвел на него хорошее впечатление. Он подробно расспросил о раскопках, о вещах, которые мы нашли, и поинтересовался, когда будет опубликован отчет об экспедиции. На встрече присутствовал тогдашний директор нашего Института археологии Федор Павлович Шевченко. За несколько дней до этого я ему рассказывал, что Боря с семьей живет в общежитии, условия примерно такие, о каких Владимир Высоцкий сказал в одной из песен: на 20 комнат один туалет. Директор моментально сообразил, что настал подходящий момент сообщить Щербицкому о том, что у Мозолевского нет отдельной квартиры, поэтому работа над отчетом может затянуться. Щербицкий взглянул на Бориса Патона, президента Академии наук Украинской ССР, и спросил: «Вы сможете помочь товарищу или мне этим заняться?» Патон, конечно же, взялся помочь. «А зарплата у вас какая?» - задал Щербицкий вопрос Борису. Как младший научный сотрудник тот получал всего 98 рублей в месяц. «Академия что-либо сможет сделать для товарища?» - Щербицкий вновь обратился к Патону. «Может», - коротко ответил Борис Евгеньевич. В результате Мозолевскому дали трехкомнатную квартиру на проспекте Науки и персональную зарплату - 200 рублей» [3].

Итак, что интересует автора заметки [3]? Не то, насколько лучше стала понятна история скифов, а то, какие блага получил руководитель находки.

«А остальных участников экспедиции поощрили? - Борису, мне, нашему ангелу-хранителю директору Орджоникидзевского марганцевого комбината Григорию Лукичу Середе (если бы он не помог техникой, раскопки были бы невозможны), а также первому секретарю Орджоникидзевского горкома партии Юрию Крушинскому вручили золотые часы с надписью: «Вчд Ради Мчнчстрчв УРСР». С тех пор минуло уже 35 лет, а мои часы исправно работают. Кроме этого нам выдали большие премии. Помню, Боря получил 500 рублей, я - 300 (это были две мои месячные зарплаты).

- Ну, а в штат Института археологии Мозолевского зачислили?

- Конечно, еще до поездки на встречу со Щербицким. На раскопки - посмотреть пектораль - приехали директор нашего института Федор Шевченко, заместитель председателя Совета Министров УССР Петр Тронько, вице-президент Академии наук Иван Билодид, еще какое-то начальство. По этому случаю местные власти устроили прием. Вот я и решил напомнить директору, что Борис до сих пор внештатный сотрудник. А Федор Павлович заявил: «Мозолевский в штате». «Это с каких пор?» - удивился я. - «Да вот, приняли пять минут назад».

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.15MB | MySQL:11 | 0.184sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.337 секунд