В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Октябрь 1, 2009

Немного о будущем России и Китая сквозь призму прошлого

Автор 22:20. Рубрика Исторические комментарии

Рассмотрение китайских иероглифов. На стене храма изображены китайские иероглифы и латинские буквы. Если иероглифы видны относительно неплохо, то качество разрешения не позволяет уверенно читать надписи латинскими буквами, поэтому я дал лишь приблизительное чтение. Из того, что можно различить, становится ясно, что mui, tui, Su являются притяжательными местоимениями (МОЙ, ТВОЙ, ЕГО), а Si - утверждением (ДА), тогда как piu - наречием (НЕМНОГО). Являются ли эти слова португальскими или итальянскими, сказать трудно, скорее всё-таки итальянскими, как и имя Маттео Риччи. Зато понятно, что перед нами - не фонетическая транскрипция звучания, а перевод значений самых ходовых слов. То есть, самое начало обучения китайскому языку, причем не на уровне разговорной речи (тогда понадобилось бы транскрибировать звучание), а на уровне понимания письменных текстов. Что, соответственно, даёт подтверждение и китайской, и итало-португальской специфике данного рисунка.

Вместе с тем, иероглифы и латинские буквы их смысловых значений нанесены на стены, чьи обои или окраска в качестве фона несет русские надписи. Для пояснения этого я читаю в выделенных рамочкой фрагментах надписи ЛИКЪ ЯРА на прямом изображении и МИР МАРЫ в обращенном цвете.

Теперь, когда прочитаны все надписи изображение, многое проясняется.

Обсуждение. Первый вывод, который можно сделать из подробного рассмотрения данного изображения и чтения его надписей, это тот, что никакого иезуита Маттео Риччи на нем нет. На рисунке изображен смешанный храм, когда-то Рода, но позже посвященный Яру, и на его фоне изображены два служителя, два брата по вере, скорее всего, мим Рода слева и мим Яра справа. И если мим Рода одет в русскую духовную одежду, сутану, то мим Яра носит местную светскую одежду, то есть, возможно, китайскую. Именно это, скорее всего, и дало повод современным исследователям для ложной атрибуции двух русских людей как иностранцев - левого как португальца с итальянским именем, а правого - как китайского мандарина. Особенно интересен головной убор мима Рода, напоминающий христианский клобук, но в отличие от него имеющий два слоя: внешний (с разрезом) и внутренний. Это одновременно имеет сходство с двойной короной Египта: внешней (красной, ведрообразной), и внутренней (белой, купольной).

Другой очень интересный вывод касается того, что данный рисунок нам впервые показывает одежду ведического священнослужителя (а именно, храмов Рода и Яра) в очень точных деталях. Итак, головной убор мима Рода не ограничивался увеличивающимся кверху клобуком, но имел сзади еще две черных ленты (как бы прототип нынешней кисеи клобука). Тёмная ряса с широкими рукавами (как у современных православных духовных лиц) доходила до щиколоток и подпоясывалась средней величины поясом со светлым кантом. Хотя пояс крепился пряжкой, но в обе стороны от него свисали его концы почти до самого низа рясы. Наверху ряса глухо застегивалась и имела светлый стоячий воротник; из такой же ткани по рясе шла светлая диагональная лента от верха левого плеча до правой подмышки. На ногах, в силу тёплой погоды Китая - сандалии с поперечными кожаными ремешками.

Иначе выглядит мим Яра. На нем, вероятно, тоже шапочка с двойным слоем, но мягкая, напоминающая скуфью, и к тому же ушанка, причем уши как крылья разведены в стороны. Такой головной убор очень подходит для сурового северного климата, и вряд ли мог бы появиться в китайских субтропиках - разве что пришлось распахнуть уши. Отсюда понятно, что культ Яра складывался в более высоких широтах, чем культ Рода. Далее, на миме Яра одета праздничная одежда, какая бывает и у христианских священников при богослужениях с широкими рукавами. Она содержит на ткани вышитые или напечатанные надписи, прославляющие Яра. Воротника на рясе как такового нет, имеется прошивка, параллельная круглому вырезу для головы. На груди одежды имеется более тёмная нашивка квадратной формы с надписями. Пояс узорчатый, с кантом, но без пряжки, завязывается сзади, не затягивается. На ногах одета более плотная обувь типа мокасин.

Далее, проясняются некоторые детали наполнения ведических храмов Руси. Так, иконы (маски) на стенах сопровождались не только надписями на стенах (такими же, как и на культовых камнях), но и уже существовавшими к этому времени логотипами как Яра, так и Рода. Логотипы, как и обереги, развешивались кверху ногами. Среди икон (масок) существовала не просто икона девы Марии, но и в таком расположении ее и младенца, которое в христианстве получило название Владимирской Богоматери, хотя держит на руках Мария вовсе не Иисуса, а Яра. Иными словами, самая известная икона Богоматери возникла в недрах русского ведизма, и была затем переосмыслена в христианстве. Наконец, на изображении присутствует четырёхконечный крест, который существовал и в русском ведизме; тут его основание вытянуто, напоминая крест католического христианства. Всё это в более поздней трактовке может быть выдано за атрибутику христианского католицизма, что и было сделано современными исследователями.

Таким образом, атрибуция учёными данного изображения как встречи Маттео Риччи с китайским мандарином - ложная, как и многих других изображений, с которыми мне пришлось встречаться. Такое подозрительное обилие научных ошибок невольно наводит на мысль о том, что их причины носят не случайный характер (как в других областях знания), но обладают системной направленностью, а именно - изгнанием из этих иллюстраций всякого упоминания о предшествующей русской культуры, даже если ее присутствие на них более, чем очевидно.

Вместе с тем, с предложенной датировкой, XVII века, я согласен. До этого никакого проникновения западноевропейских путешественников в Китай не было. Да и здесь мы видим самое первое знакомство европейца с китайской культурой - изучение простейших слов (утверждений, местоимений, наречий) с написанием смысла, а не звучания иероглифов, то есть до попыток разговаривать на китайском языке дело еще не дошло. Следовательно, рисунок подтверждает наличие самых первых шагов европейцев по ознакомлению с китайской культурой, хотя самих европейцев на изображении нет - там присутствуют русские служители русского храма (Яра и Рода).

Датировка для меня имеет огромное значение. Она показывает, что в Китае существовали русские храмы вплоть до XVII века. Спрашивается, зачем Китаю нужны были русские храмы, если там не проживало русское население? А если такой храм существовал, то русские там точно находились. Из предыдущих рассмотрений мне стало понятно, что русские повлияли на китайскую культуру еще с эпохи бронзы, но долго оставалось неясным, до какого периода существовало такое воздействие. Теперь на него получен ответ: до XVII века. Иными словами, русская смута, начавшаяся в 1612 году с польско-литовской интервенции под руководством Лжедмитрия I, настолько ослабила русское государство, что в его китайскую провинцию стали проникать западноевропейские миссионеры с целью осуществить отделение Китая от России. И они своего добились, а заодно сочинили мифическую историю Китая, в котором о России нет ни слова.

В связи с этим приведу любопытный пассаж из  сочинения Гусева. Рассматривая монографию Дубровской (ДУБ) он пишет: «Говоря о странном свойстве забывать древние знания и технологии как национальном качестве (а выше Гусев показывает, что все эти знания и технологии китайцы почерпнули из русской культуры, и без русских не умели ими пользоваться), Дубровская Д.В. ссылается на (NEE). В примечаниях к этому источнику она пишет, что книга «является одним из лучших исследований по этому предмету. Прошло более ста лет после Риччи, когда иезуиты осознали, насколько полезными могут для них быть записи, сделанные китайцами в прошлом по самым разным предметам и насколько они точны в некоторых аспектах». Тут надо посмотреть несколько в ином ключе. Китайцы оказались «точны в некоторых аспектах» потому, что «записи, сделанные якобы китайцами в прошлом по самым разным предметам», сами же иезуиты и выполнили. Китайцы-то откуда могли знать, точны или не точны они в записях, которые никогда не делали?!» (ГУС, с. 163).

Кстати, становится ясной и историческая роль иезуитов: не просто организация переворотов внутри чужих стран, но и переписывание их истории.

Заметим, что Россия не избежала этой участи: после смуты к власти пришли Романовы, а после реформы Никона русское христианство и русский ведизм были запрещены, старообрядцы (христиане) и староверы (ведисты) были сосланы, введено христианство византийского образца, все «старые бумаги касательно русской истории разыскать не удалось» (они систематически уничтожались), и этим была подготовлена почва для написания новой русской историографии. А последняя задача была выполнена иноземной бригадой историков - Миллером, Байером и Шлёцером уже в XVIII веке. Так что отцы-иезуиты действовали слаженно во всех уголках мира, якобы проповедуя христианство, а на самом деле разрушая Русь и придумывая ее частям мифическую историю. Недаром об их деятельности мы имеем самые туманные сведения.

Наконец, хочу сказать несколько слов и о самом поводе для рассмотрения данного изображения, о так называемом «одном из вариантов реформируемой иезуитами китайской письменности». Как я показал в данной статье, надпись в центре изображения вовсе не китайская, а русская, однако для неопытного глаза она выглядит «одним из вариантов» китайской письменности. Разумеется, ни о какой реформе на данном изображении речь не идёт - начертаны иероглифы, которые изучаются в пределах первых 2-3 уроках при освоении китайского языка. Напротив, реформаторы должны были бы начать не с обиходных, а с наиболее сложных и редких знаках с целью их упрощения.

Именно то, что лигатуры русской руницы и протокириллицы удержались в Китае с третьего тысячелетия до н.э. до XVII века, не только не упростившись, а даже усложнившись (перейдя от лигатур отдельных знаков к лигатурам целых строк), говорит о том, что влияние русской культуры на китайскую было определяющим в течение всего этого периода времени. А это создает мощный фундамент для утверждения о том, что китайская иероглифика действительно постоянно находилась под воздействием лигатур русской руницы и протокириллицы.

Будущее русско-китайских отношений. Приведенные три примера убедительно показали, одинаковую картину: и русские, и китайцы благополучно забыли, 1) что Дальний Восток в средние века был русским, и чжурчжэни там проживали как арендаторы только с разрешения русского князя; 2) что якобы самобытные китайские иероглифы во многом представляли собой соединенное в лигатуру русское письмо, руницу и протокириллицу и 3) русские храмы удерживались в Китае вплоть до XVII века, а их служители позже трактовались как португальский путешественник или как китайский мандарин. Таким образом, во всех случаях забвение или ложь всякий раз возвеличивали только китайскую сторону (и в некотором смысле - Запад) и отбрасывали напрочь русское культурное влияние.

Заключение. Из этого следует, что в будущих русско-китайских отношениях необходимо соблюдать особенную щепетильность и всякий раз напоминать нашим китайским партнёром тот реальный (а не выдуманный, как в случае с Маттео Риччии) вклад в китайскую культуру, который внесла Средневековая Русь. Чтобы умерить их пыл считать себя единственным Центральным Государством мира, претендующим на земли своих соседей (как якобы принадлежащие им по праву древнего владения).

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.05MB | MySQL:11 | 0.284sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

управление:

. ..



20 запросов. 0.432 секунд