В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Май 16, 2016

Макет виманы Рюрика в Австралии и другие новости археологии

Автор 15:38. Рубрика Чтения новых текстов

 В VIII веке н.э. Гераклион сотрясло страшное землетрясение. За считанные секунды рухнули дома, похоронив под обломками своих обитателей. Храмы, строившиеся десятилетиями и на века, мгновенно превратились в руины. Ушли на дно десятки стоявших в гавани кораблей. Но город погубило не землетрясение, а порожденное им цунами. Многометровая волна ударила в стену порта, смяла ее и ринулась на город, затопляя улицы. В результате катаклизма сотни квадратных километров прибрежной зоны вместе Гераклионом ушли под воду, изменился береговой рельеф. Местонахождение города было утеряно, он превратился в сказку, миф.

viman20.jpg

Рис. 20. Подъёмный кран поднимает египетскую статую

В 2000-м году знаменитый подводный археолог, основатель Европейского института подводной археологии Франко Годьо проводил изыскания в бухте Абукир. Годьо искал корабли наполеоновского флота, потопленные в 1798 году британской эскадрой адмирала Нельсона. Вместо кораблей в 5 км от берега на 50-метровой глубине аквалангисты нашли затонувший город с пристанями, храмами, статуями греческих и египетских богов, жилыми домами и затонувшими судами. На поверхность начали поднимать пролежавшие более 1.300 лет на дне золотые шпильки, браслеты, кольца, сотни монет. Можете только представить, что можно найти в богатом портовом городе, который ушел на дно в течение нескольких минут со всеми своими богатствами и до которого не добрались «черные археологи».

Вслед за золотой «мелочью» стали поднимать крупные пусть и каменные, но не менее ценные для археологов находки: колонны королевского дворца, испещренные греческими и египетскими письменами, статую богини Исиды, сфинксов, три статуи из розового гранита, стоявшие у входа в центральный храм. Подняли более 300 статуэток, 700 якорей. Но истинным триумфом Франка Годьо стала находка двухметровой черной гранитной стелы с указом фараона Нектанеба I. Последними строками указа фараон повелевал установить эту стелу в Гераклионе-Тонисе. Теперь в том, что найденный затонувший город и есть Гераклион, не оставалось никаких сомнений. Шлиман нашел легендарную Трою, Годьо - не менее легендарный Гераклион.

Подтвердилась и легенда о гибели города. Прежде многие ученые считали, что страшная история о стихийном катаклизме - не более чем легенда. Истинными причинами гибели Гераклиона предполагалось постепенное повышение уровня моря. Но подводные археологи обратили внимание, что все гранитные колонны центрального храма упали в одном направлении - они были снесены страшным ударом водного потока.

В течение последних 14 лет Годьо продолжает исследовать найденный им Гераклион. В подводных раскопках принимают участие археологи Египта, Франции, США. Все новые артефакты поднимаются на поверхность, и находкам все нет конца, ведь пока обследована лишь малая часть города - чуть более 500 кв. км. На полное изучение затонувшего города эксперты осторожно отводят около 200 лет. Так что потрясающие открытия еще вполне возможны».

А на полукруглой верхней части стелы на рис. 19 я читаю слова: ХРАМ МАРЫ ВИМАН ВОИНОВ РУСИ МАРЫ, и они подтверждают мои предыдущие чтения.

Итак, я убедился в том, что египетского вида надписи и статуи изготавливались еще в эпоху Рюрика, а не только позже, как я полагал ранее. Так что я с удовольствием приветствую достижения подводной археологии.

viman21.jpg

Рис. 21. Рунический камень Дании и моё чтение надписей

Якобы рунический камень Дании. А эта заметка [11] повествует нам о счастливом возвращении в Данию рунического камня: «Рунический камень, возрастом не менее тысячи лет, который был потерян два с половиной века назад, недавно обнаружился в саду возле одного из домов в датской деревне Боддум, в провинции Северная Ютландия. Все началось в ноябре 2015 года, когда местный житель Оле Каппель позвонил в местный музей с сообщением, что откопал у себя в саду камень с вырезанными изображениями. Он попросил прислать к нему специалистов, чтоб исследовать находку. Камень изучили археолог Шарлотта Бойе Андерсен из Музея округа Тю и специалист по руническим надписям Лисбет Имер из Национального музея в Копенгагене. Они и пришли к выводу, что Оле Каппель нашел знаменитый Камень из Игбю, который в последний раз видели в 1767 году.

Камень из Игбю был впервые описан в 1741 году епископом и антикваром Эриком Понтоппиданом в его труде о датских надписях на камне Marmora Danica. Он сообщал, что данный камень изначально находился в месте под названием Хеллесагер, где стоял вертикально над треугольной подземной гробницей, а потом был перенесен в окрестности деревни Фларуп. В 1767 году датский ученый Сёрен Абилгорд разыскал этот камень у деревни Фларуп и зарисовал его. После этого камень никто не видел, хотя в XIX веке датские ученые неоднократно предпринимали попытки его разыскать.

Оле Каппель стал владельцем камня около 25 лет назад, когда купил участок земли со старым домом, предназначенным на снос. Когда дом был разрушен, он взял несколько крупных камней из фундамента и использовал их для украшения сада. И только недавно обнаружил следы резьбы на одном из них. Андерсен и Имер сумели идентифицировать камень, благодаря тому, что Абилгорд оставил зарисовку рунической надписи. В переводе она выглядит так: «Сыновья Торгисла и Лейфи лежат в этом месте. Камень в память о Лейфи». Надпись была вырезана между 970 и 1020 годом. Видимо, в 1820-е годы камень был использован при строительстве дома, который позднее купил Оле Каппель. Дом находился всего в нескольких сотнях метров от последнего известного местоположения камня».

Заметим, что о содержании якобы рунической надписи нет ни одного слова, как если бы камень был ценен чем-то другим. Так обычно бывает в тех случаях, когда рунологи не могут прочитать надпись с помощью хотя бы каких-либо германских футарков (древнеанглийского, большого, малого, скандинавского).

Мне это хорошо понятно, поскольку надпись здесь - русская. Первая строка выполнена более крупными буквами: В ЯРА ХРАМЕ РИМА. Вторая строка написана уже более мелкими буквами, где первая буква «Я» написана слева от вертикальной черты: ЯРА ВОИНОВ РЮРИКА. На третьей строке первая буква «В», а под ней - буква «И» также написаны слева от вертикальной черты: ВИМАН И 53 ВИМАНЫ МАРЫ. На четвертой строке буква «У» находится слева от вертикальной черты, а слова тут таковы: УМЕРЛИ В 35 И 33 СТАНАХ. На пятой строке: РУСИ. ИЗ 338 ВИМАН 323, на шестой строке: ВЕРНУЛИСЬ В СТАНЫ 33 и 35, на седьмой: И ВИМАН 55 ВЕРНУЛИСЬ В СТАН 30.

Итак, мало того, что ничего рунического в данной надписи нет, но зато мы видим очень интересный отчёт о боевых потерях летательных аппаратов самолётного типа. Таким образом, помимо берестяных грамот и римских мозаик источником по действиям ВВС Рюрика оказываются еще «рунические» камни, что стало открытием данной статьи.

Обсуждение. Практически все выбранные мною статьи новостей археологии апреля-мая 2016 года посвящены деяниям времени Рюрика, какими бы гораздо более древними артефакты ни казались самим археологам. Причём в основном речь идёт о виманах самолётного типа или об их пилотах.

Расхождение между содержанием археологических находок и их оценкой археологами для меня достигло такого уровня, что я теперь вполне согласен с тем названием, которое в советское время было дано Институту археологии в Ленинграде: «Институт материальной культуры имени Н.Я. Марра». Точнее определить было нельзя. Ибо с одной стороны, даже в сегодняшней археологии находки ценятся не по тому, какой вклад они внесли в развитие человеческой культуры, а по тому, какова их древность, и, следовательно, цена на рынке антиквариата. Более того, атрибуция соответствует некой узкой номенклатуре названий, исходящей из представлений о том, что наши предки занимались исключительно физическим трудом, и не имели ни мировоззрения, ни веры в богов, ни изобразительного искусства, а в более позднее время - высоких достижений техники. И когда обломки макета самолёта археологи (пусть даже и австралийские) атрибутируют как «топор», причём древностью в 46 раз большей, чем реальная, хочется не то смеяться, не то плакать.

Но зато сразу возникают воспоминания о фантазёре Николае Яковлевиче Марре, о котором Википедия пишет: «В созданном им «новом учении о языке» («яфетической теории»), с которым он выступил в ноябре 1923 года, явно преобладают совершенно ненаучные, непроверяемые утверждения, такие, как происхождение всех языков от «четырёх элементов», идея «яфетических языков» как некой не генетической, а социально-классовой общности и тому подобное». Перефразируя это утверждение, можно сказать, что «В современной археологии явно преобладают совершенно ненаучные, но опровергаемые эпиграфикой как ложные утверждения, такие как чисто трудовое назначение религиозных, художественных и высокотехнологичных артефактов, а также утверждение о большой древности латинского, греческого, египетского и ряда других языков, вытекающее из неверной датировки артефактов с соответствующими надписями».

Понятно, что срочно пора переходить к археонике как науке о духовной составляющей материальных артефактов. Понятно, что мне одному эту новую науку не поднять, нужны помощники, ученики, которых пока, на сегодня слишком мало. Однако я надеюсь, что столь печальная действительность в науке о древностях вдохновит некоторых моих читателей на то, чтобы мобилизовать себя на фронт борьбы с этим историческим невежеством, опирающимся на авторитет академической науки. - Дело в том, что любой социальный институт, который на определенном этапе создаётся для решения тех или иных конкретных задач, со временем расширяет границы своих полномочий и присваивает себе те функции, которые вовсе не входили в его полномочия при его создании. Так, например, в древнем обществе руководителями были представители первого сословия, сословия духовного, например, брахманы в Индии. Однако для ведения войн были нужны воины, и не только рядовые, но и военачальники. И постепенно именно военачальники становятся правителями общества - князьями, конунгами, каганами, боярами, императорами и королями. Святая инквизиция была сначала создана для того, чтобы священники не сидели на той же скамье подсудимых, что и миряне, то есть это был внутренний суд для клира, однако со временем он стал судить не духовенство, а мирян за ересь.

Но точно так же различного рода «королевские общества» или «академии наук» возникли как ремесленные цеха для защиты цеховых интересов учёных, чтобы защитить науку прежде всего, от нападок о стороны церкви. Именно христианские епископы утверждали, что Земля плоская, они же категорически возражали против обнаружения пятен на Солнце, и против того, что именно планеты движутся вокруг Солнца, а не Солнце вокруг Земли, именно христианский срок «сотворения мира» Всевышним в 7 с небольшим тысяч лет препятствовал развитию геологической датировки в десятки и сотни тысяч лет и т.д. Так что научные новшества постоянно натыкались на идеологические препоны со стороны христианства.

Однако к ХХ веку наука приобрела авторитет, к ней стали прислушиваться сильнее, чем к христианским догматам, и теперь академики приобрели в обществе социальный статус епископов и митрополитов, а их мнение - роль высказываний безгрешного папы Римского. И даже если академик занимался очень узкой областью научного знания, а высказывался о другой области, которой он никогда не занимался, всё равно верили ему, а не другому исследователю, который, не будучи академиком, знал данный вопрос досконально. И как любая корпорация, корпорация академиков (неважно какой страны), объединённая в Академию наук, стала бороться с конкурентами. Сначала это имело смысл, поскольку возражения шли от людей образованных, но не специалистов именно в данной области знания. И их вполне можно было назвать дилетантами.

Однако, со временем, особенно в СССР, научными исследованиями стали заниматься не столько университеты (как в большинстве стран мира), а специально созданные научно-исследовательские институты (НИИ). Это имело смысл, поскольку индустриализация страны и подъём ее научного и военного потенциала происходил в сжатые сроки. Однако после Великой отечественной войны темпы промышленного и, соответственно, научного развития замедлились (стране-победителю можно было дать небольшой отдых). Между тем, АН СССР уже оформилась организационно, ограничив как число своих членов, так и количество направлений исследования. И потому для новых направлений пришлось создать новые АН, например, для сельскохозяйственных наук - ВАСХНИЛ, для медицинских наук - АМН, для архитектуры - АА (впрочем, Н.С. Хрущев волевым решением ее распустил). Уже это ограничение по тематике показало, что АН СССР постепенно превращается в закрытый клуб учёных, доступ в который возможен только по рекомендации уже избранных академиков. А это привело к созданию академических династий - не в плане передачи постов своим детям, а в отношении передачи постов блюстителям научного направления и почитателям конкретного академика. Скажем, почитаешь академика Николая Геннадиевича Басова - быть тебе и научным сотрудником ФИАНа, и в перспективе академиком. Вот, например, академик Геннадий Месяц вспоминал: «У нас вскоре появились очень мощные союзники. В первую очередь назову академиков Н. Г. Басова и А. М. Прохорова, нобелевских лауреатов, а также академика Р. В. Хохлова, тогдашнего ректора МГУ. Американцы сделали первый рубиновый лазер. Для этого потребовались наносекундные импульсы высокого напряжения. В ФИАНе Н. Г. Басов и А. М. Прохоров вели аналогичные работы, но использовали радиолокационные модуляторы с импульсами микросекундной длительности. Поэтому у них ничего не получалось. На конференции по ускорителям я выступил с докладом о наших работах по высоковольтной наносекундной технике. Ко мне в Томск сразу же приехала группа ученых из ФИАНа. Я им сказал, что могу сделать для них нужный генератор. Мы через три месяца сделали то, что они просили, и они получили мощное лазерное излучение. В 1963 году мы поставили им генераторы, а уже на следующий год была первая публикация. Николай Геннадиевич Басов, обычно очень сдержанный, не скрывал своих эмоций, он говорил, что мы теперь догнали американцев» [12]. Понятно, что он, как мощный союзник нобелевских лауреатов, стал академиком АН СССР.

Возникает вопрос: стал бы он академиком, если бы просто выступил с критикой Н.Г. Басова, сказав, что микросекундные генераторы - это вчерашний день радиоэлектроники? Хорошо, что у него нашлись генераторы, которые давали в 1000 раз более короткие импульсы. Иначе он стал бы злейшим врагом будущих нобелевских лауреатов. И ему пришлось бы мечтать не о членстве в АН СССР, а о том, чтобы вообще удержаться в науке. Замечу, что Месяц выступил со своим докладом на не вполне профильном научном форуме - для ускорителей заряженных частиц наносекундные генераторы не требуются. Не вполне понятно, как на этой конференции оказался и Басов, который проблематикой ускорителей не занимался. Я это говорю, как специалист, который несколько лет проработал научным сотрудником в РАТИ АН под руководством его директора А.Л. Минца, ведущей организации по разработке ускорителей заряженных частиц.

Как правило, научные направления НИИ разрабатывает дирекция, ориентируясь на мнение академиков. Возникает вопрос: а что будет, если учёный начнёт разрабатывать своё направление? - Пока об этом никто не знает, всё будет, как прежде. Но стоит ему опубликоваться в каком-то научном журнале, даже далёком по профилю от его НИИ, как его тут же вызовут в дирекцию и посоветуют сосредоточиться на той тематике, которую ему предложил НИИ. А если он откажется, его попросят написать заявление об уходе с работы по собственному желанию. Так на деле работает династический принцип. Поэтому в рамках самой АН никакое конкурирующее направление развивать невозможно. Разве что заниматься совершенно иной отраслью знания, например, будучи математиком, специалистом по дифференциальной геометрии, как академик А.Т. Фоменко, публиковать монографии по древней истории. Но даже и в этом направлении академики-историки воспримут это направление в штыки.

В советское время обойти АН СССР было невозможно - издательства были только государственные, а их сотрудники посылали рукописи на рецензирование учёным из НИИ АН СССР. В постсоветское время появились частные издательства, однако ВАК создала список издательств, публикация в которых считается научной. Теперь научная принадлежность определяется не важностью решения научной задачи, а степенью близости автора статьи к РАН. Появилось как бы новое «дворянство», то есть люди, которых по принадлежности можно считать учёными, а все остальных - нельзя. Но, к сожалению, такова судьба всех цеховых объединений. Если ты хорошо шьёшь сапоги, но не входишь в гильдию сапожников, значит, ты никто, и звать тебя никак. Ты - самозванец! А член гильдии сапожников, возможно, шьёт никудышные сапоги, которые носить нельзя; но это ничего не значит, ибо он - сапожник! И он будет стараться не шить лучше, а уничтожить своего более талантливого конкурента.

Так что сейчас в некоторых направлениях начинают создаваться организации, которые уже хотят найти защиту от нападок на них со стороны РАН, которая стала занимать в науке роль католической церкви Средневековья.  Одной из них является РАЕН, которая как раз и объединяет новых ищущих. Это, разумеется, не исключает и возможности в отдалённом будущем стать таким же монополистом на истину, какой стала РАН, однако сейчас этого нет.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.17MB | MySQL:11 | 0.240sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.403 секунд