В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Январь 29, 2007

Магический шар и каменные рекламки Европы

Автор 13:02. Рубрика Чтения новых текстов

Магический шар и каменные рекламки Европы

В.А. Чудинов

Ряд археологических находок каменного века раскрывается с неожиданной стороны.

№ 1. Шар из мела третичного периода во французском Лаоне. Сначала я процитирую книгу Майкла Кремо: «В апреле 1862 года журнал The Geologist опубликовал в переводе на английский захватывающее сообщение Масимилиана Мельвиля (Maximilien Melleville), заместителя председателя Академического общества французского города Лаона (Laon) с описанием шара из мела, рис. 14, обнаруженного на глубине 75 метров и относящихся к третичному периоду залежах лигнита неподалеку от Лаона. Лигнит (иногда называемый зольным шлаком) – это мягкий бурый уголь. Лигнитовые пласты залегают в Монтегю (Montaigu), возле Лаона, в подножии холма, где имеется несколько горизонтальных шахтных стволов, главный из которых уходит на 600 метров в слой лигнита. В августе 1861 года шахтеры, добывающие лигнит в дальней оконечности главного ствола шахты, на глубине 225 футов (68,6 м) от поверхности холма, заметили круглый предмет, который упал сверху. Его диаметр был около 6 см, а вес – 310 граммов (около 11 унций).

«Определив, откуда упал шар, они (шахтеры – прим. перев.) смогли заметить, что он не находился внутри слоя «шлака», а был замурован в месте соприкосновения этого слоя со слоем разработки, где оставил четкий след», – указывает Мельвиль. Шахтеры отнесли шар доктору Лежену, который и сообщил Мельвилю о находке. Далее Мельвиль отмечает: «Задолго до этой находки рабочие каменоломен рассказывали мне, что им неоднократно попадались куски окаменевшей древесины… со следами человеческого воздействия. Теперь я ужасно жалею, что не просил их показать мне те прежние находки. В свое оправдание признаюсь, что тогда я считал их просто невероятными».

Мельвиль исключает всякую возможность фальсификации в случае с шаром из мела: «По высоте он на четыре пятых пропитан веществом черного цвета, похожим на битум, которое ближе к вершине становится желтым, образуя окружность. Несомненно, это следствие его длительного пребывания в массе лигнита. Верхушка же шара, вмурованная в оболочку пласта, сохранила естественный тускло-белый цвет мела... Что касается породы, внутри которой находился шар, могу с уверенностью утверждать, что она была абсолютно нетронутой, и какие-либо признаки производившихся ранее работ отсутствовали. Свод шахтного ствола был в этом месте также абсолютно нетронутым, не было видно ни трещин, ни каких-либо разломов, откуда бы он мог выпасть».

Проявляя осторожность относительно человеческого происхождения таинственного предмета из мела, Мельвиль пишет: «На основании единственного факта, пусть даже установленного с большой долей достоверности, я бы не рискнул делать далеко идущие выводы о существовании людей – современников месторождений бурого угля в окрестностях Парижа… Я сообщаю об этом с единственной целью: предать гласности (что бы это ни повлекло за собой) любопытную и странную находку, никоим образом не намереваясь объяснить ее происхождение. Я сознательно ограничиваю собственную роль и только довожу эту информацию до сведения людей науки; от высказывания же собственного мнения воздержусь, пока новые открытия не помогут мне оценить значение находки в Монтегю».

На это сообщение последовал комментарий издателей журнала The Geologist: «Мы считаем в высшей степени разумным его решение воздержаться от выводов относительно существования людей нижнего третичного периода в окрестностях современного Парижа до тех пор, пока не будут получены новые подтверждения такой гипотезы». В 1883 году Габриэль де Мортийе высказал предположение о том, что кусок белого мела принесли туда, где он был найден, волны наступавшего в третичный период на сушу океана, которые и придали ему округлую форму.

Такое объяснение не представляется нам правдоподобным, прежде всего, потому, что шар обладал определенными признаками, несовместимыми с воздействием волн. Обратимся вновь к свидетельству Мельвиля: «Три громадных осколка с острыми углами указывают на то, что он составлял часть глыбы, из которой и был сделан и от которой его отделили одним ударом лишь после завершения работы, что и вызвало указанные повреждения». Если волны придали предмету округлую форму, то как они могли оставить острыми углы, описываемые Мельвилем? К тому же кусок мела, несомненно, раскрошился бы в результате столь длительного воздействия волн.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.1MB | MySQL:11 | 0.448sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.634 секунд