В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Январь 26, 2007

Академический путь – в никуда

Автор 11:08. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Академический путь – в никуда

Рецензия на книгу М.Б. Щукина «Готский путь»

В.А. Чудинов

В данном случае речь идет о руководителе Славяно-Сарматской экспедиции Государственного Эрмитажа (более 20 лет), археологе, докторе исторических наук, петербуржце Марке Борисовиче Щукине, читающем лекции на кафедре археологии СПбГУ. Лицо весьма солидное и уважаемое. Опубликовал 42 работы, имевшие отношение к готам (что следует из библиографии к рецензируемой монографии). Сама книга большого формата и имеющая 576 с., (ЩУГ) производит солидное впечатление. Теперь, казалось бы, многие проблемы истории готов перестают быть загадками для историков, а их путь по Европе очерчивается гораздо более точно.

Я уважаю академическую науку, тем более, если она опирается на эпиграфические источники. Ведь эпиграфика – это такие же памятники истории, как и тексты древних писателей. Однако если труды писателей при многократном переписывании могли редактироваться, даже в отделенные времена, то вынутые из земли археологические находки были своевременно выведены из употребления и до их чтения эпиграфистом никакой правки или подчистки не имели. Поэтому опора на такого вида документы делает выводы автора весьма доказательными.

Черняховские изделия и мое чтение надписей на них

Рис. 1. Черняховские изделия и мое чтение надписей на них

Я не являюсь специалистом по готам. Однако я могу прокомментировать те надписи, которые были обнаружены археологами и стали основой для выводов М.Б. Щукина.

Черняховские надписи. В монографии М.Б. Щукина приводятся новые или измененные надписи Черняховской культуры, рис. 1, 2, 3 (ЩУГ, с. 172, рис. 57).

Первая надпись из Лепесовки. Эту надпись я исследовал и прежде при очень неточном изображении черепка, придя к выводу, что тут написано руницей слово КЪРУГЪ. Теперь дана более точная прорись. Кроме того, я могу сослаться на монографию Е.А. Мельниковой, в которой данная надпись исследована более подробно. Итак, сначала я процитирую Елену Александровну Мельникову: «Лепесовка, Украина, Белгородский район Хмельницкой области), фрагмент керамики. Место хранения: Государственный Эрмитаж, инв. № 2701/482 (по описи раскопок: ДВ 1958/Леп 9212). Литература: ТИХ, с. 90; ТИС, с. 15-16, ТИХ //СРН, № 122, с. 140).

При раскопках поселения черняховской культуры е с. Лепесовки на Южной Волыни в верхнем течении р. Горынь были обнаружены фрагменты гончарной и лепной керамики, а также глиняное пряслице с процарапанными знаками. Раскопки производились под руководством М.А. Тихановой на протяжении шести раскопочных сезонов (1957-1962). На десяти обломках глиняных сосудов, сделанных на гончарном круге, нанесены греческие надписи: монограммы и отдельные буквы греческого алфавита. Ряд фрагментов кружальной керамики имеют также знаки, отмеченные М.А. Тихановой в 1963 году как, возможно, рунические. Четыре из них были опубликованы ею в 1977 году (СРН, № 122-125). При ознакомлении с этими фрагментами керамики в ходе подготовки настоящей публикации выяснилось, что лишь на одном из них можно усмотреть знаки, идентичные старшим рунам. Знак, опубликованный в СРН под № 123 (с. 140) и предположительно определенный М.А. Тихановой как утроенная руна F, имеет в действительности форму r1-1.gif и может быть либо владельческим знаком, либо монограммой, но никак не старшерунической лигатурой. Знаки r1-2.gif на фрагментах № 124 и 125 (СРН, с. 141), интерпретированные М.А. Тихановой как руны R, на самом деле имеют на ветвях перпендикулярные им отчерки, что характерно для корпусного начертания греческой буквы r1-3.gif, а отнюдь не рунического знака. Поэтому эти три фрагмента керамики исключены из настоящего издания» (МЕЛ, с. 96).

Хочу заметить, что в первую очередь фрагменты керамики с надписями, найденные на территории славянской страны, следовало проверить на наличие славянских знаков, в частности, руницы. Так, знак r1-3.gif в рунице существует, означая слог СИ. Вместо этого данная исследовательница предпочла гораздо более экзотическую версию греческого знака. Сказать, что она не знала руницы, мне трудно, поскольку я довел до ее сведения силлабарий руницы у нее дома еще в 1993 году. Если бы даже какие-то моменты, связанные с руницей, были ей неясны, она всегда могла бы мне позвонить, или приехать ко мне за консультацией, поскольку до этого она бывала у меня дома. Но эту единственно осмысленную версию чтения он отбросила с порога, выплеснув с водой и ребенка.

«Единственный фрагмент керамики, на котором можно усматривать руны, – обломок венчика и стенки, сделанной на гончарном круге желтой лощеной миски, обнаруженной в 1958 году при расчистке и снятии слоя обмазки округлой легкой наземной постройки типа шалаша». Полагаю, что данный шалаш был легким навесом над гончарной мастерской, где размещался гончарный круг. «На нем процарапаны по сырому тесту три знака, крайний из которых находится на краю облома. И хотя верхняя часть следующего знака, если бы таковой имелся, должна была бы быть видна, не исключено, что он располагался несколько ниже сохранившихся и оказался утрачен. Поэтому имеющиеся три знака могут являться как всей надписью, так и ее частью, 1- U(?), 2 – W, 3 – A. Правая ветвь знака 1 пересекает ствол руны W и может образовывать вместе с ней лигатуру HW. Датировка рунических знаков на обломке керамики определяется М.А. Тихановой исходя из общей датировки поселения, возникшего в конце II века н.э. и просуществовавшего до конца третьей четверти IV века. Вместе с тем, она указывает, что по условиям находки он относится не к самой ранней фазе жизни поселения» (МЕЛ, с. 96).

Итак, доктором исторических наук, специалистом по германским рунам якобы прочитано готское слово UWA. Ну, и что оно обозначает? А ничего! М.Б. Щукин констатирует по этому поводу: «Что касается рунических надписей, то, как в большинстве случаев со старшеруническим письмом – футарком, они нечитаемы и непереводимы. Это лишь сокращения неких священных заклинаний либо имен. Разбираться с ними – дело рунологов» (ЩУГ, с. 173). Я и привлек мнение наиболее опытного рунолога, работавшего в Институте отечественной истории РАН, доктора исторических наук Е.А. Мельниковой. Из него совершенно неясно, что написано: из трех букв в чтении двух нет уверенности, а о смысле говорить и не приходится, поскольку такого готского слова просто нет.

Меня в исследованиях Е.А. Мельниковой всегда удивляет очень обстоятельное описание и места, и даты находки, и библиографии издания надписи, и точное описание пересечения знаков, как если бы речь шла о каком-то значительном эпиграфическом событии. Однако за этой блестящей формой скрывается пустота: ею самой поставлены два вопросительных знака на три буквы, а смысл слов так и не установлен. Но в таком случае, как можно делать вывод о том, что перед нами – готское слово или даже старшеруническая надпись? Ведь для такого вывода требуется не подробное описание места находки или цвета обломка, а выявление соответствия букв надписи рунам Одина, а также демонстрация принадлежности слова словарю одного из германских языков и, наконец, обсуждения его смысла. Иными словами, отсутствие основного и самого важного доказательства читателю заменяют огромным объемом второстепенной информации. Полное описание места находки и датировки очень важно для исторической реконструкции события, но это – уже другая проблематика. Для эпиграфиста важно найти содержание надписи, «выжать» из нее всю возможную информацию. Эпиграфист – это, прежде всего, филолог, лингвист. Представьте себе, что в учебнике иностранного языка вам не будут давать смысла интересующего вас слова, зато дадут уйму сведений о том, в какой книге и какого века, хранящейся в какой библиотеке какой страны это слово впервые встречено. Вы с негодованием отбросите такой учебник – он вас будет учить не иностранному языку, а истории его слов.

Подмена эпиграфического анализа археологическими сведениями – это типичный научный формализм, за которым скрывается «наличие отсутствия» смысла надписи. Доказательность такого эпиграфического анализа – нулевая.

Теперь рассмотрим данный керамический фрагмент с точки зрения руницы. Как я читал его прежде, так читаю и теперь: КЪРУГЪ, то есть ГОНЧАРНЫЙ КРУГ. Иными словами, перед нами – не обломок миски, а обломок гончарного круга. Для сравнения рассмотрим знаки внутри рамочки чуть левее основной надписи: хотя и очень нечетко, но там написано кириллицей то же самое слово КРУГ. То есть, одна надпись удостоверяет другую, и гадать о смысле тут не приходится. Перед нами – типичное русское слово, которое к тому же соответствует и характеру найденной постройки: в гончарной мастерской основное место занимает гончарный круг как станок для лепки сосудов.

Но имеются и другие надписи. На венчике верхнего фрагмента, обведенного рамочкой, в обращенном цвете читается надпись ХРАМА РОДА. Полагаю, что это – выходные данные изготовителя гончарного круга, который был создан в мастерской храма Рода. Это дополнительное сведение решительно противоречит готской трактовке всего артефакта. Круг был создан с славянской мастерской, принадлежащей храму славянского божества. А внизу, выше другой кромки, можно прочитать надпись НИКОЛО-МАРИИНСКИЙ М…, то есть, НИКОЛО-МАРИИНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. Тут уже речь идет о владельческой надписи. То есть, собственником круга выступил монастырь. Слово «Никола» говорит о христианстве, тогда как слово МАРИИНСКИЙ свидетельствует о более ранней фазе развития христианства, когда дева Мария еще считалась жрицей богини Мары, и когда формировался особый культ девы Марии. Так что вскоре после возникновения христианства, когда митрополит Мирликийский Николай был причислен к лику святых, Мариинский монастырь получил дополнительное наименование «Никольский». Над данной надписью можно прочитать начертанное столь же слитно, курсивом слово РУНА. Оно подтверждает наличие надписей на круге.

Как видим, ничего готского на данном черепке не написано. Однако наличие дополнительных русских надписей изготовителя и потребителя помогает убедиться в том, что русская трактовка надписи в целом должна быть рассмотрена не как один из вариантов наряду с готской, а как единственно возможный и единственно имеющий право на существование.

Фрагмент керамического сосуда из Лепесовки. Этот керамический фрагмент найден также в Лепесовке (рис. 1-2). Я его прежде не рассматривал, так что для меня это – новинка. Если попытаться прочитать надпись на нем как руническую (написанную германскими рунами), получится слово ЕН, или, в русской транслитерации, ЭХ! Такая надпись выглядит довольно странно; видимо, поэтому Е.А. Мельникова не включила ее в свой корпус. Гораздо проще предположить, что написано три знака, причем первый и второй соединены в лигатуру. После разложения лигатуры можно прочитать русскую надпись: МОЛОКА. Итак, перед нами кана или канела МОЛОКА. Ни о каком готском слове тут речь также не идет. Мне, однако, видеть такое слово очень приятно, ибо с некоторых пор я коллекционирую надписи, содержащие слово МОЛОКО, которое совершенно не известно археологам, как если бы во времена Киевской Руси и более ранние эпохи у славян такого продукта вовсе не было. Не могу, однако, удержаться от замечания, что эпиграфисты рассматривают только то, что им удобно. Если получается надпись со странным чтением, ее стараются не рассматривать.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.38MB | MySQL:11 | 0.424sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

управление:

. ..



20 запросов. 0.605 секунд