В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Сентябрь 21, 2011

Бокр пытается спасти положение

Автор 10:12. Рубрика Чудиномания

Бокр пытается спасти положение

В.А. Чудинов

Всякий раз, когда мои глаза устают выявлять едва заметный контраст между неявными надписями и фоном, я пытаюсь отвлечься, читая нечто развлекательное. В этом смысле наиболее смешным чтивом для меня является ЖЖ «Чудинология», где бригада Бокра с бокрятами из кожи лезет вон, чтобы меня насмешить. Иногда им это удаётся.

На кого рассчитан данный ЖЖ. Когда «де Мейкер» как новый дон Кихот решил бороться с ветряными мельницами, то есть с «лингвофриками», в которых он зачислил людей, искренне любящих русский язык, он полагал, что его аудиторией будет весь земной шар. Он только не учёл, что у его бригады борзописцев отсутствует талант Сервантеса, который, кстати сказать, нашел отклик только в России, поскольку до последней не дошёл поток рыцарских романов, захлестнувший Европу, а пародия на них прозвучала весьма свежо. Де Мейкер захотел бороться с патриотами России, выставляя их читателям России в дурном свете и при этом используя скверный русский язык. Такого рода безумная затея не пришла бы в голову ни герою сражения под Лепанто, ни его персонажу из Ла Манчи.

Очень скоро стало ясно, что среди «лингвофриков» выделяется своей продуктивностью, научной значимостью, и величиной нового лингвистического и исторического материала профессор ГУУ и Председатель комиссии РАН по культуре Древней и Средневековой Руси В.А. Чудинов. Ради него решили создать новый журнал под названием «Чудинология». Орудием сокрушения неугодного учёного избрали сначала бранную лексику в его адрес и использование «языка подонков» для пересказа его будничных дел. Тем самым привлекли весьма большую аудиторию молодых повес, денно и нощно торчащих в интернете от нежелания заняться чем-то полезным. Акция возымела успех, число ссылок на данный ЖЖ стало стремительно расти. Обливание грязью уважаемого человека всегда поначалу приносит успех. Однако одна игра - не потеха, и вскоре похабная ругань Чудинова читателям приелась. Кроме того, появился неприятный побочный результат: данный сайт любой самый неискушенный читатель стал считать хулиганским. Так что одним хулиганом в интернете стало больше.

Спохватилось и руководство ЖЖ: из аудитории охочих до развлечения молодых лоботрясов не выходят ни писатели, ни учёные, ни политики. Иными словами, из их восторженных криков «ату его, сумасшедшего!» общественное мнение против Чудинова не складывается. Однако ту же модель решили опробовать на первом канале Российского ТВ. Теперь в качестве дона Кихота выступал не де Мейкер, и не его Санчо Панса, а американский гражданин Гордон в хламиде могильщика со своими подручными Живовым из Института русского языка РАН и отцом Андреем Кураевым, диаконом РПЦ, вхожего к самому святейшему. И  мишенью избрали не меня, а человека, пришедшего к тем же результатам, но гораздо более известного - Михаила Задорнова. Я ему только помогал. И что же? - Результат получился тем же: зрительские симпатии оказались на стороне русского юмориста и русского патриота, а именитые сторонники могильщика Гордона своей грубостью и агрессивностью вызвали резко негативную реакцию зрителей. Передача прошла по первому каналу почти с трёхмесячной задержкой и была тут же запрещена к показу его руководством, поскольку полностью провалилась у зрительской аудитории. Но было поздно: она разошлась на CD и DVD дисках и на видеороликах YOUTUBE огромными тиражами. Благодаря этой передаче герой «Чудинологии» из персонажа узкого круга знатоков лингвофриков стал известен и в лицо, и по своим взглядам широкой зрительской массе. Теперь мне дружески пожимают руку многие незнакомые люди. Такого «паблисити» от моих «заклятых друзей» я не ожидал. Спасибо, господин де Мейкер! Спасибо, господин Гордон! Спасибо, первый канал Российского ТВ!

Теперь стало ясно, что обливание грязью и заочная постановка психиатрических диагнозов Чудинову ни к чему, кроме дискредитации самого ЖЖ не приводит.

Переориентация ЖЖ. Полугодие «промывания мозгов» лоботрясам всё-таки принесло свои плоды. Правда, достаточно чахлые, и всего единичные: среди сетевых хулиганов, недовольных всем, а в особенности своей неудачей поступления в МГУ, нашелся некий Сер-Серж, чей «ник», правда, выпадал из обычных «ников» ЖЖ типа «некомплект», «критик», «картежник» «сумасшедшая тень» и т.д. Судя по тому, что теперь он всё чаще стал публиковать свои графоманские опусы на ЖЖ, руководство ЖЖ поняло, что ориентироваться нужно на научную общественность, а не на завсегдатаев интернета. Следовательно, процент ненормативной лексики должен быть уменьшен, а доля научности повышена. Иначе «критика» Чудинова для русской интеллигенции будет неинтересна в силу её грубости и некомпетентности.

Что ж, задача была поставлена правильно, господин де Мейкер оказался на высоте. Но только в плане целеполагания. А доверил он выполнение этой цели той же бригаде сетевых хулиганов под руководством Бокра, который, к сожалению для де Мейкера, но к большому счастью для меня, ни в лингвистике вообще, ни в эпиграфике в частности, ничего не смыслит. Поэтому ему показалось, что наукообразные потуги несостоявшегося студента МГУ Сер-Сержа стоят хотя бы выеденного яйца. И Бокр стал усиленно продвигать эту околонаучную чушь. Главными обвинениями вечного абитуриента стало то, что я, следуя эпиграфическим традициям (которых он, естественно, не знал), читаю надписи на прорисях, а не на цветных фотографиях объектов. Замечу, что различия между тем и другим действительно могут существовать, но настолько незначительные, что они могут сказаться разве что на различиях в чтении отдельных букв, в самом худшем случае - на чтении отдельного слова, но никак не на смысле всего прочитанного текста. И потому в самом известном произведении такого толка, «Новгородских надписях на бересте», издаваемых РАН, мы видим только прориси и весьма редкие черно-белые фотографии. Но и в этих изданиях говорится, что дополнительное изучение уже прочитанных текстов иногда выявляет неточности в предварительных чтениях, и эти исправления также публикуются. При этом никому не приходит в голову ставить А.В. Арциховского «к позорному столбу» и обрушивать на него массу брани. Но этого нормального для науки процесса, повторяю, ни Сер-Серж, ни Бокр не знают.

Для меня как доктора наук с 1988 года, профессора с 1991 года, члена учёных советов по защите диссертаций с 1996 года, академика РАЕН с 1999 года  Председателя комиссии РАН по культуре Древней и Средневековой Руси с 2002 года, смешно видеть, как несостоявшийся студент поучает меня, что мне писать, как мне составлять обзор литературы, по каким источникам работать, какие картинки каких размеров публиковать и в каком количестве, какие надписи читать, а какие оставлять без внимания, по каким критериям работать и т.д. Именно это и составляет комизм ситуации, которую не видит Бокр, ничего в ней не понимающей, но которую вполне способны заметить и де Мейкер, и Гордон. Ибо все придирки ЖЖ ко мне относятся не к сути, а к несущественным второстепенным мелочам. Это прекрасно видят профессионалы, для которых ЖЖ по-прежнему является хулиганским изданием, а разговор бывшего школьника со мной напоминает наскоки Шарикова на профессора Преображенского. Словом, Бокр с Сер-Сержем ломают перед почтеннейшей публикой подлинную комедию.

Ради интереса я решил ответить на выпады Сер-Сержа, опубликовав критерии, по которым я работал (я их публиковал и раньше, но «умеющий работать с литературой» абитуриент их так и не обнаружил), выявив надписи на римских монетах, которые заимствовал в цветных фотографиях из систематической подборки профессионального нумизмата и честно признавшись, что с римскими монетами я прежде дела никогда не имел. Я проанализировал монеты с двойным увеличением для обычных читателей, и без увеличения специально для Сер-Сержа. Иными словами, я постарался удовлетворить всем требованиям Сер-Сержа, чтобы показать, что неявные надписи существуют даже на таких предметах повседневного спроса античности, как на римских монетах. - И что же? У Сер-Сержа никаких возражение не последовало. Иными словами, возразить было нечего! Неявные надписи были отлично видны невооруженным взглядом, и любые непредубежденные читатели могли сказать, что все обвинения ЖЖ - это чистый вздор!

Как Бокр пытался спасти положение. Итак, Сер-Серж остался посрамлённым, поскольку теперь ему придраться было не к чему. Но ведь как-то отреагировать на это открытие РУССКИХ надписей на РИМСКИХ монетах было нужно? Пришлось вмешаться руководителю группы, Бокру. Вот его текст: «В свежей заметке нашего мальчика дедушки, посвящённой анализу римских монет с целью выявления неявных надписей (кто сомневался, что они будут обнаружены?), Вонидуч, раздувшись, аки мыльный пузырь, с пафосом повествует о своих неоцененных пока заслугах».

Итак, вместо обычного околонаучного анализа моего открытия, Бокр решил отделаться дежурной иронией: кто сомневался, что они (русские надписи) будут обнаружены? - На это вполне можно указать конкретно: сомневался ЖЖ «Чудинология», который для того и возник, чтобы сомневаться в открытиях Чудинова. Что ж, обычно ирония вполне уместна и в научных, и в публицистических статьях. Но называть своего оппонента мальчиком или дедушкой означает сразу скатиться в жанр фельетона. Кстати, я действительно дедушка, поскольку имею внука, но таково семейное положение большинства известных исследователей. К научным результатам это никакого отношения не имеет. Как видим, Бокр начинает с подмены тезиса - вместо анализа моих мнимых «ошибок» в исследовании надписей на римских монетах он переводит разговор на совершенно пустопорожнюю болтовню о моём возрасте, называя меня то мальчиком, то дедушкой. Ему кажется, что так он сказал своё веское слово. Меня же это только позабавило. Так себя ведут люди тогда, когда им нечего сказать.

Далее приводится моя фамилия задом наперёд. Тоже число фельетонный приём. Свою фамилию Бокр умалчивает, предпочитая действовать в духе героев «плаща и кинжала». Что ж, это мне даёт право исказить и его псевдоним, заменив труднопроизносимое слово Бокр на благозвучное имя Барух. Так звали, например, великого  философа Спинозу, о котором Википедия пишет: «Барух де Спиноза родился в семье евреев-сефардов, чьи предки после изгнания из Португалии осели в Амстердаме». Обращаю внимание читателя на то, что вместо отрицательной коннотации слова Вонидуч, которую мне создает Барух, я ему приписываю сравнение с великим Спинозой, чьих предков по какой-то немыслимой случайности  изгнали из Португалии.

Сравнение меня с мыльным пузырём окончательно убеждает читателя в том, что никакого рассмотрения моей статьи по существу, даже околонаучной, не предвидится. Оценки моей деятельности были даны создателями ЖЖ заранее, осталось только их повторить. А клише, подобно тому, что было у Полыхаева в «Геркулесе», ЖЖ заготовил давно. Я бы тоже мог его с успехом применить по поводу этого отклика Баруха: «В свежем посте нашего мальчика дедушки Баруха, посвящённом анализу римских монет Чудиновым с целью выявления неявных надписей (кто сомневался, что негативная оценка Чудинову последует незамедлительно?), Барух, раздувшись, аки мыльный пузырь, с пафосом повествует о нескромности Чудинова, ни словом не обмолвившись о его открытии по сути».

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.05MB | MySQL:11 | 0.205sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

управление:

. ..



20 запросов. 0.358 секунд