В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 25, 2007

Чтение Илко Стоевым надписей с помощью азбуки Добрева

Автор 10:16. Рубрика Персоналии эпиграфистов

Чтение Илко Стоевым надписей с помощью азбуки Добрева

В.А. Чудинов

На болгарском эпиграфическом фронте появился еще один исследователь - Илко Стоев, 1971 года рождения (город Стара Загора). Выпускник школы «П. Хилендарски» с квалификацией «Прикладная психология и психотерапия». Художник свободной практики. Данное исследование является продуктом его интереса в области семиотики.

Илко Стоев на фоне Ситовской надписи
Рис. 1. Илко Стоев на фоне Ситовской надписи

Его небольшая брошюра (72 с.) посвящена дешифровке Ситовской надписи (1). Об этой надписи я готовлю большую статью; в данной заметке я рассматриваю только чтение им две надписи в приложениях 2 и 4 его работы (1).

Надпись из приложения 2
Рис. 2. Надпись из приложения 2

Надпись из приложения 2. Данной надписи (1, с. 37, фиг. 4) посвящены следующие строки: «Фиг. 4 изображает копию изображения с надписью, нанесенного на глиняную плитку. Находка была сделана в где-то в Болгарии авторами копии. Насколько ненадежен данный источник, можно понять, если направить словоразделительные вертикальные линии аналогично тому, как они идут в Ситовской надписи, а также по совпадениям со знаками Болгарицы в ее первоначальной форме в Имеоне и Междумории (Кавказская Болгария). В данном случае мы читаем горизонтальные фрагменты надписи как «КУЪЙ 21 О ЗНЕ 30; ТШАСИТА», «ДАДИ» и «ЙWЪИК», и могли бы предложить один из гипотетических переводов с праболгарского языка: снаружи «ОБРАЗЕЦ ДВАДЦАТЬ И ОДИН СВОБОДНЫ, ЗАКЛЮЧЕНЫ ТРИДЦАТЬ, РАСТЕРЗАНЫ», «ВОЗЛОЖЕНО НА ПЛЕНИКОВ». Изнутри «(за) пленников».

Естественно, что мы никого не ангажирует своим мнением по данному вопросу. Факсимильное изображение может быть и неточным, кроме того, мы не знаем, где была открыта данная плитка, и можно ли вообще говорить о существовании данной находки» (1, с. 37).

Первое, что бросается в глаза - это некая бравада непрофессионализмом. Психолог по образованию, Илко Стоев сразу приступает к чтению очень сложной Ситовской надписи, а свои возможности как эпиграфиста демонстрирует лишь в приложении. Но как? Как начинающий исследователь. Если сравнить его, например, с Г.С. Гриневичем, то можно видеть, что того тоже не очень интересовало, откуда взята надпись, поэтому ни в его статье 1991 года, ни в монографии 1993 года ссылок на литературный источник мы не найдем. Вроде бы, надпись интересна сама по себе безотносительно к ее происхождению.

Правда, надписи Г.С. Гриневича были взяты из археологической литературы, так что все из них мне удалось там обнаружить. В случае с Илко Стоевым ситуации еще хуже: он не только не сообщает читателям источник своего заимствования или хотя бы имена авторов копии, но вообще сомневается в существовании самой надписи. Полагаю, что надпись все-таки существовала, но одновременно отмечаю безответственность И. Стоева в выборе эпиграфических объектов.

Отсутствие дешифровочного изображения. Посмотрим, однако, как решается теперь чисто эпиграфическая задача после того, как эксплицирована сама надпись. К большому сожалению, мы вынуждены отметить, что совершенно никак, ибо неясно, какой знак и как читается. Придется этот этап эпиграфической работы выполнить вместо самого исследователя. Предположим, что вертикальные тонкие линии - это - словоразделители. Тогда надпись будет выглядеть так:

Моя транслитерация надписи по Илко Стоеву
Рис. 3. Моя транслитерация надписи по Илко Стоеву

Первое, что бросается в глаза, это наличие непонятных букв, которые я обозначил знаком вопроса. Почему-то знаки 1 и 18-21 Стоевым не дешифрованы. Еще хуже обстоит дело с транскрипцией. В «Древнеболгарской азбуке» Петра Добрева, которую Илко Стоев называет рунической азбукой «Болгарица», нет знаков 1, 2, 4, 6, 7, 8, 12, 13, 14, 15, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 29, 30, то есть, из 30 знаков надписи отсутствуют 23, или примерно 75 %. Уже из этого следует, что надпись составлена другим шрифтом, не имеющим никакого отношения к «Древнеболгарской» азбуке.

А из этого следует, что Илко Стоев просто физически не мог прочитать надпись. И тогда становится понятным, почему у него отсутствует строка транскрипции. Ведь транскрибировать-то данную надпись нечем, кроме букв У и И. Хочу также обратить внимание на то, что сразу два знака, 26 и 27 имеют транслитерацию одной буквой, что странно, но что еще более странно - это соответствие данной буквы билабиальному звуку W, отсутствующему в славянских языках, и, разумеется, в «Древнеболгарской» азбуке.

Так что надпись прочитана с помощью пока неизвестной азбуки, которую я в честь (хотя с точки зрения эпиграфики - это скорее позор) исследователя назову Стоевицей.

Полученный результат. Итак, нормальным путем эпиграфический результат не мог быть получен, ибо в азбуке Добрева подобных знаков нет. Но зато, словно из рукава фокусника, появляется некая неведомая Стоевица, которая позволяет прочитать 22 знака из 30 и вдобавок дает два числительных, невесть откуда появившихся. Так что перед нами - эпиграфический фокус.

Теперь рассмотрим полученный из ничего результат. Первое слово КУЪЙ. С точки зрения русского языка оно вообще нечитаемо, поскольку знак Ъ после гласных не ставится. Но с точки зрения болгарского его прочитать можно как КУАЙ с редуцированным А до Ъ. Разумеется, такого слова в прилагаемом далее словаре «Вышедших из употребления слов» (1, с. 43-62) нет. Правда, в болгарском языке есть имя Куй и фамилия Куев, однако они к этому слову не имеют отношения. Зато у русских ассоциируются с выразительным русским словом из трех букв. Но Илко Стоев уверен, что слово КУЪЙ - древнеболгарское, и означает ОБРАЗЕЦ. Так что он дает прекрасный КУЪЙ для подражания своим последователям.

Есть у меня одна слабость - я коллекционирую некоторые перлы эпиграфистов. Так, например, Г.С. Гриневич додумался до словечка НЕЧРНЬИ, И.А. Фигуровский - до словечка СВЧЖЕНЬ, теперь И. Стоев нас осчастливил словечком КУЪЙ. Заметим, что читали они нормальные слова - НЕРОВНО или КНЯЖИН. Что такое КУЪЙ как ОБРАЗЕЦ, мы увидим ниже, когда я попытаюсь прочитать данный текст без помощи «Древнеболгарской азбуки», которая оказалась ненужной и Илко Стоеву.

Далее в транслитерации идет неизвестно откуда взявшееся числительное 21, а затем - два слова, напоминающие славянский предлог О и существительное ЗНА в предложном падеже, О ЗНЕ. Существительное ЗНА можно понять как недописанное слово ЗНАК, выражение О ЗНЕ - как недописанное О ЗНАКЕ. Но почему-то это переводится как прилагательное: СВОБОДНЫ. Точнее, в «словаре» слово О означает СВОБОДНЫ, а слово ЗНЕ - ЗАКЛЮЧЕНЫ. И опять идет неизвестно откуда взявшееся числительное 30.

Словечко ТШАСИТА в «словарь» опять не попало. Оно походит на славянское имя собственное; Стоев почему-то решил, что оно означает: РАСТЕРЗАНЫ, хотя окончание в таком случае должно быть иным: ТШАСИТЫ. Такова основная надпись.

За выделение в тексте двух других слов я получиться не могу. Их якобы чтение - это сплошной произвол.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.08MB | MySQL:11 | 0.371sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.399 секунд