В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июль 14, 2009

Этимология слов на А Макса Фасмера

Автор 17:34. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Продолжение украинской версии. Берлинский период. Стокгольм. «В 1925 году Фасмер переехал в Берлин. С 1925 по 1945 гг. Фасмер - ординарный профессор Славянского института в Берлинском университете Фридриха-Вильгельма. В 1925 - 1933 годы Фасмер публикует «Основы славянской филологии и истории культуры (Grundriss der slavischen Philologie und Kulturgeschichte, Berlin, Leipzig, 1925-1933). И среди них его работа - очерки взглядов на прародину славян, Прародина славян (Die Urheimat der Slaven) (1926 г.) и Западно-славянская этнография (Russische (Ostslavische) Volkskunde) (1927 г.), написанная по предложению Фасмера известным советским этнографом Дмитрием Зелениным, которая и на сегодня  считается самым обоснованным и самым авторитетным описанием этнографии украинцев, белорусов и русских. Всего предполагалось выпустить 90 томов «Очерков...», свет же увидели только 12 выпусков».

Мой комментарий. Составлять картину прародины славян, не изучив «каменные летописи» и не зная руницы - утопическая задача, которую Фасмер, оказывается,  как-то решил. Как же? Разумеется, неверно.

Продолжение украинской версии. «В 1932 - 1936 годах  вышла его работа в четырёх томах, «Очерки исторической этнологии Западной Европы» (Beitrage zur historischen Volkerkunde Osteuropas, Berlin, 1932-36), где, кроме того, говорилось о  расселении финских племен в центральной России. В 1926 году Фасмер принимал участие в научной конференции в Минске. В 1928 году Фасмер избран иностранным членом-корреспондентом по разряду лингвистики (славянская филология) Отделения гуманитарных наук Академии наук СССР. В 1937 - 1938 гг. Фасмер как приглашенный профессор читал лекции в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Также он выступал с лекциями в 1930 - 1931 годах в Лунде, Уппсале, Стокгольме, в 1937 - 1941 годах - в Софии, Будапеште, Бухаресте и Хельсинки.

В 1938 году Фасмер во время пребывания в Нью-Йорке начал систематично работать над составлением словарных статей для этимологического словаря русского языка. В том же году он вернулся в Берлин, где продолжил работать над словарём.

Свою деятельность Фасмер не прерывал и в годы Второй мировой войны, несмотря на многочисленные переживания. Кроме подготовки словарных статей, Фасмер в это время продолжал писать работы по славистике и выступать на кафедре (занятия велись до февраля 1945 года). Среди его работ того времени: «Славяне в Греции» (Die Slaven in Griechenland, 1941), «Старые взаимные отношения населения России» (Die alten Bevölkerungsverhältnisse Russlands, 1941), «Греческие заимствования в сербо-хорватском языке (Griechische Lehnwörter im Serbokroatischen, 1944) и другие.

В январе 1944 года в здание Фасмера попала фугасная бомба. Сам ученый в это время находился в бомбоубежище, однако его библиотека и рукописи, включая картотеку для этимологического словаря, были уничтожены. Фасмер стал собирать картотеку заново, пользуясь библиотекой Славянского института. C 1945 года эта библиотека стала ему недоступна. Тогда Фасмер продолжил роботу в других берлинских библиотеках. В 1945 - 1946 гг. он не издал ни одной статті, сосредоточившись на восстановлении словарной картотеки.

В 1946 году Славянский институт, который находился на территории Западного Берлина, возобновил свою деятельность. Фасмер читал там лекции в зимний семестр 1946 - 1947 гг. Из-за нарастающей политической напряженности, а также с целью лечения  заболевания глаз, Фасмер принял приглашение из Стокгольма. В 1947 - 1949 гг. Фасмер - профессор Стокгольмского университета».

Мой комментарий. Совершенно непонятно, почему Фасмер остался во время войны в Германии, а не эмигрировал в США. Не имелись ли у него какие-то тесные связи с тогдашним политическим режимом Германии? Опять-таки непонятно, почему власти разрешали работать этому Славянскому институту, если основными противниками фюрера на тот период были славянские народы? Не был ли этот Институт ширмой для разведывательно-диверсионной деятельности против славянских стран? И если да, то какую роль в ней играл сам Макс Фасмер?

Продолжение украинской версии. Западноберлинский период. Издание этимологического словаря. «С 1949 по 1956 годы Фасмер - ординарный профессор, заведующий кафедрой славистики Свободного университета в Западном Берлине (нем. Freie Universität Berlin). До июня 1949г. Фасмер занимался собиранием материала для словаря и восстановлением утраченных данных по памяти, а с 1949 года он начал обрабатывать рукопись словаря.

Словарь Russisches etymologisches Wörterbuch издавался в Гайдельбергском университетском издательстве "Карл Вінтер" (Carl Winter). Первый выпуск словаря вышел в 1950 году. Издание продолжалось до 1958 года отдельными выпусками, которые составили три тома. Хотя в центре внимания Фасмера были русские этимологии, он широко использовал украинский материал (не всегда полный и достаточно проверенный), так что эти работы имеют значение и для украинской этимологии».

Мой комментарий. Меня удивило то, что само по себе использование украинского материала уже заставило украинцев сделать наиболее полную статью. И это притом, что украинский материал был не только неполным, но и даже непроверенным. Не такое ли снисходительное отношение к Фасмеру господствует до сего времени и у наших русских учёных? То есть, Фасмер хорош как собиратель русского материала, и за это ему прощаются многочисленные ошибки.

Продолжение украинской версии. «В 1956 году Фасмер побывал в Москве, приняв участие в работе Международного комитета славистов. В 1958 году он снова приезжает в Москву как участник IV Съезда  славистов. На этом съезде  обсуждался и его этимологический словарь.

Побочным следствием этимологических трудов была публикация двух важных справочных изданий: «Wörterbuch der russischen Gewässernamen» (1960 - 1973) и «Russisches geographisches Namenbuch» (1962 - 81), законченные после смерти Фасмера, первый Айсолдом и др., второй Г. Броером и др. Оба издания включают исчерпывающий (кроме Закарпатья) украинский материал.

Труды Фасмера по специфически украинской тематике: о речных названиях (Десна - 1930 - 31, Псел - 1932, Днепровские пороги - 1960), по историческим проблемам: подписи Анны Ярославны (1927 и позже); переход je- > о-, украинский императив (1925). Из диалектологии Фасмер писал о болгарском влиянии в закарпатских говорах, сгруппировав и издав диалектные записи Наконечной. По его просьбе Ганцов написал обоснованный обзор исследований по украинской диалектологии. Библиография творчества Фасмера опубликована в «Festschrift für Max Vasmer», 1956, и в  «Zeitschrift für slavische Philologie»,  31 и 34».

Мой комментарий. Интересная ремарка: На этом съезде  обсуждался и его этимологический словарь. Если обсуждался, то непременно должны были высказываться и критические замечания. Но данная статья на украинском сайте Википедии написана так, словно труд Макса Фасмера оказался очередной победой науки, причем безо всяких изъянов.

Продолжение украинской версии. Смерть «30 ноября 1962 года Макс Фасмер умер. Похоронен в Западном Берлине на кладбище евангелического прихода Николасзее. В 1987 г. решением Сената его захоронение получило статус почетной могилы (нем. Ehrengrab)».

Русский перевод этимологического словаря. «В издательстве "Карл Винтер" этимологический словарь Фасмера вышел на немецком языке. Работа над переводом словаря на русский язык началася в 1959 году. Перевод был опубликован в 1964-1973 гг. в Москве филологом-славистом О. Трубачевым (1930-2002) в количестве 10 000 экземпляров. Словарь вышел с исправлениями и дополнениями, в результате чего объём увеличился больше, чем на одну треть и составил уже четыре тома. После этого он несколько раз переиздавался. В 2004 году компанией ИДДК была издана версия словаря на CD-ROM».

Мой комментарий. С моей точки зрения Олег Николаевич Трубачев много сделал для того, чтобы улучшить словарь, но всё же не смог его кардинально переделать, так что масса его недостатков всё же сохранилась.

Версия газеты «Пенсионер и общество». В газете «Пенсионер и общество» № 1 (92) от января 2008 года была помещена заметка Ивана Орлова в рубрике «Мученики науки» под названием «Он филолог, он лингвист, разбирает щёлк и свист!» Её содержание таково: «Сколько людей, столько мнений. С этим нельзя не считаться. Приятно с людьми, которые, имея своё мнение, не навязывают его окружающим. Однако очень трудно искать общий язык с теми, кто облекает своё мнение в научные формы и в дальнейшем выдаёт за истину в последней инстанции.

Исключительная субъективность языковедческих работ в значительной степени признавалась и признаётся лингвистами во всём мире. Такова уж эта сфера, где даже, несмотря на попытки применять математические методы исследований, зачастую возникают диаметрально противоположные выводы. Как правило, многое, если не всё, связано с личностью самого исследователя.

Пример исторический. Был такой лингвист Макс Фасмер. Родился в Санкт-Петербурге в 1886 году, умер в Западном Берлине в 1962 году. Как сбежал из революционной России, так и осел в Германии, которая, как известно, долго была фашистской».

Мой комментарий. Как мы видели из наиболее полной версии биографии, Фасмер не столько «сбежал» из революционной России, сколько стал «невозвращенцем». И во времена третьего рейха часто выезжал в другие страны. Так что тут краски несколько сгущены, хотя, возможно, некоторое касательство к реальности высказанные суждения имеют.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.07MB | MySQL:11 | 0.516sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.545 секунд