В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 1, 2009

Альтернативная историография: определение статуса

Автор 02:45. Рубрика Методология науки

Второе утверждение столь же ложно: разве даты по солнечным затмениям или по гороскопам с точки зрения астрономии не относятся к научным? Вот они-то и являются наиболее проверенными с точки зрения традиционной астрономии. Во всяком случае, пока ни один астроном не высказал сомнений в их истинности. Иными словами, это - настоящая наука, а вовсе не «мимикрия» под нее. Напротив, с точки зрения физико-математических наук многие положения академической историографии выглядят как раз «наукообразными» и «мимикрией» под настоящую науку.

Равным образом моё сочинение по дешифровке этрусского языка как раз научно, поскольку я рассмотрел все сколько-нибудь значимые достижения этрускологии, выполненные до меня, и смог оценить как их достоинства, так и недостатки. Мои предшественники этого не делали. В таком случае возникает вопрос, кто же из нас более научен, а кто только «наукообразен»? Я прочитал все рассмотренные мною тексты без изъятия, причем обнаружил на них также массу неявных надписей, чего также не делали мои предшественники. Иными словами, большей тщательности также не проявлял ни один этрусколог до меня.  Так почему его достижения научны, а мои - нет? Не потому ли, что они не стыкуются с теми небылицами, которые принято говорить об этрусках?

Отсюда вытекает еще один вывод: альтернативная концепция объявляется «наукообразной» именно потому, что существующая историческая парадигма не может противопоставить ей ничего равноценного. Иначе эту альтернативную концепцию объявили бы не «наукообразной», а «строго научной».

Ложен и третий пункт. Никакого настроя на сенсационность ни в трудах Фоменко, ни в моих работах нет. Скажем, если я читаю в надписях на одном из этрусских намогильных камней надпись о том, что на Корсике требуется прораб для производства строительных работ в Африке, то это - содержание надписи, о котором заранее мне ничего известно не было. Таким образом, я лишь прочитал надпись. А сенсационность явилась следствием того, что академическая историография нам ничего не говорила о дружбе между Этрурией и Корсикой и об освоении ими Африки. Иными словами, сенсационность альтернативного исследования является прямым следствием недоработок академической историографии. Так что не нужно перекладывать с больной головы на здоровую.

Что же касается отрицания или игнорирования «твердо установленных наукой» фактов, то именно альтернативное исследование показывает, что за них принимаются некоторые допущения или условности академической историографии. Скажем, изображение на Туринской плащанице принимается многими исследователями за раннее и нерукотворное изображение Иисуса Христа. Однако радиоуглеродный анализ показал, что материал плащаницы был изготовлен в XIV веке, что гораздо лучше подтверждает концепцию «новой хронологии»,  чем академическую. А мои исследования показали, что на плащанице изображен лик Яра, а вовсе не Иисуса Христа. Обижаться на то, что ядерная физика или эпиграфика не подтвердила «твёрдо установленный наукой факт» может только тот, кто абсолютизирует какой-то исторический этап развития науки в ущерб всем остальным этапам. Опять мы имеем дело с полным непониманием развития науки, с насквозь ложным науковедением.

Четвёртый пункт ложен не менее других. Если я, например, показываю, что доктор исторических наук, эпиграфист, изображает грузило зеркально, а надпись на нём - в правильном порядке, но за счет такого приёма теряются как раз те знаки, которые показывают ложность атрибуции данной письменности как скандинавских рун, то я просто разоблачаю попытку эпиграфической подделки. И считаю, что фальсификатам как со стороны академической, так и со стороны альтернативной науки пребывать в теле науке нельзя. Но это - не «грубость» изложения, а выявление научной нечистоплотности. Это - не псевдоразоблачение, а реальное разоблачение научной махинации. Любая наука борется с подделками в довольно суровых тонах. Так что этот пункт якобы «характерной черты» фолк-хистори ложен.

Что касается «заговора историков», то здесь краски сгущены. Обычно после захвата тех или иных частей Яровой Руси новое государство на его территории составляет свою вымышленную историографию, подобно современной Украине (а через несколько лет этим же займётся и албанское Косово), так что это - не заговор, а подлинное историческое мифотворчество. А через несколько поколений эти мифы уже рассматриваются как некая «историческая традиция», тогда как их разоблачение - как фолк-хистори.

Пятый пункт соответствует геббельсовской пропаганде. Доктор Геббельс советовал не лгать по мелочам, но зато публиковать ложь в грандиозных размерах. Такую махину на его взгляд будет сложно опровергнуть. Поэтому разоблачение западной историографии поневоле связано с демонстрацией ее гигантских подтасовок. Но в этом виноват не тот, кто показывает эти фальсификации, а сам фальсификатор. Масштабы лжи задавал Запад. Так что нет смысла снова перекладывать  с больной головы на здоровую.

Что касается шестого пункта, то он выдаёт подспудные желания учёного любого направления за особенность только альтернативной науки. Любой историограф, чтобы приблизить древность к пониманию читателя, сравнивает далёкое прошлое с современностью, озвучивает свою философию истории, в какой-то степени «пиарит» (рекламирует) свой труд. В принципе, пока это в разумных рамках, читатели не только приемлют, но и даже приветствуют такой подход.

Особняком стоит седьмой пункт, как бы выходящий за рассмотренные «признаки». Ни к Фоменко, ни ко мне он не имеет ни малейшего отношения. Ни Фоменко, являющегося академиком РАН, ни меня, избранного председателем Комиссии по древней и средневековой культуре Руси, нельзя заподозрить в отсутствии профессионализма - дилетантов на такие посты и в такие учреждения не избирают. Но методы у нас действительно не связаны с архивами. Фоменко проводит вычисления, например, положения тех или иных опорных звёзд и сравнивает их координаты с данными «Альмагеста», на основании чего приходит к выводу о том, что данное сочинение создавалось не в поздней античности, а в эпоху Возрождения. Я читаю надписи на зеркалах этрусков и прихожу к выводу, что этруски жили примерно на тысячу лет позже, чем утверждает современная историография. Ни в каких архивах подобные сведения прочитать нельзя - все архивы давно уже вычищены от соответствующих сочинений. Но современные историки не являются специалистами ни в астрономии, ни в эпиграфике, поэтому именно они-то и не являются профессионалами. Они привязаны только в подконтрольным правительству архивам. И если подобные вычисления проводил лично Фоменко, а чтения - лично я, то ясно, что ни в каких журналах - ни научных, ни популярных, ни, тем более, в «жёлтой прессе» эти результаты никто кроме нас опубликовать не мог, поскольку они до наших исследований никому не были известны. И почерпнуть их оттуда мы бы при всём желании никак не могли. Так что седьмой пункт не только лжив, он еще и какой-то весьма глупый.

Что же мы имеем в сумме всех высказываний? Ложь, ложь, и ещё раз ложь. Могу лишь утверждать, что когда я полемизирую с оппонентом, я никогда не пытаюсь унизить его достоинство и представить его как дилетанта, неуча с апломбом, компилятора и пересказчика информации из жёлтой прессы. А здесь мы имеем именно такой перехлёст. Иными словами, как в полемике с Гордоном, альтернативную науку шельмуют с самого начала.

Причина появления альтернативной историографии. Оппоненты усматривают ее в следующем: «Возникновение фолк-хистори как явления относят к постперестроечному периоду в СССР/России и тогдашней волне ревизионистских книг и публикаций в периодике, направленных на «разоблачение» исторической науки. Эта волна берёт своё начало в середине-конце 1980-х годов, достигает пика популярности к середине-концу 1990-х и продолжает стабильно её удерживать и в наши дни». На мой взгляд, причина здесь опять показана неверно.

В советское время история, равно как и философия, относилась к идеологии, которая тщательно охранялась государством, так что публиковать соответствующие исследование разрешалось далеко не каждому. Уже в перестроечное время опека идеологии со стороны государства ослабла, а с начала 90-х годов исчезла совсем. И историография, потерявшая монополизм на истину, почувствовала себя дискомфортно. Такие положения, как «норманнская теория», тезис о связи возникновения письменности с возникновением государства, существование татаро-монгольского ига и ряд других теперь, в новых условиях, когда исчезла «руководящая и направляющая» политическая сила, стали подвергаться критике, поскольку их тенденциозность оказалась очевидной.  Вместо того, чтобы согласиться с некоторыми перегибами в своей науки, связанными с требованиями властей, историки заняли круговую оборону. Оказалось, что они сочли себя полностью непогрешимыми, и потому учёными, а своих оппонентов - простыми неучами. В пылу полемики они стали настаивать на ряде нелепиц только потому, что их создала историческая школа периода тоталитаризма. Именно это и удивило широкую научную общественность.

«Среди предшественников фолк-хистори иногда называют историка Льва Гумилёва, пассионарная теория этногенеза которого (а также многие частные выводы) жёстко критикуются многими коллегами-историками. Эксперты считают, что Гумилёв, сам оставаясь в рамках исторической науки, тем не менее...подготовил почву для бурного произрастания разнообразных творцов псевдоисторического бреда... с необходимой аудиторией потребителей их продукции. Без него ни первые не были бы столь самоуверенны, ни вторые столь многочисленны. Ибо Л. Гумилев своим авторитетом как бы санкционировал произвольное обращение с историей».

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.11MB | MySQL:11 | 0.166sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Январь 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.356 секунд