В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 12, 2007

Мои первые эпиграфические шаги и знакомство с Рыжковым и Гриневичем

Автор 16:26. Рубрика Воспоминания и некрологи


Мои первые дешифровки. Сейчас, более пятнадцати лет спустя, первый опыт вспоминается не во всех деталях. Однако сохранилось предисловие к моей второй монографии, опубликованное Л.Н. Рыжковым в 2002 году, дающее об этом представление: «На особый характер надписей на пряслица Белоозера я обратил внимание еще в январе 1993 года, пытаясь прочитать их сначала как германские рунические буквы, затем - как тюркские рунические буквы, и тут же убедился в неудаче: одно чтение давало ТВУУО АГУО ИСКСИУИ, другое - ПСШШК НГДШ... Нужное чтение пришло лишь в феврале 1993 года, после знакомства со статьей Г.С. Гриневича в журнале "Русская мысль". Его предложение читать древнеславянские надписи слоговым способом не только не встретило у меня сопротивления, но очень соответствовало моим взглядам на слоговой характер, как современной славянской письменности, так и индоевропейского корнеслова вообще. Современный русский корнеслов, исследованием которого я занимался с 1974 года, показал, что в основе корня слова наших дней, имеющий характер СГС (то есть Согласный-Гласный-Согласный), лежит соединение двух более ранних корней СГ + СГ (то есть, Согласный-Гласный), где основную семантику нес согласный. Поэтому кажется совершенно естественным предположить, что протокорню СГ должен соответствовать и определенный письменный знак. А поскольку протокорень типа СГ в древнем языке являлся полноценным словом, силлабография (то есть запись слова одними слогами) того периода не отличалась от логографии, а тем самым слоговое письмо оказывалось в то же время и иероглифическим» (там же, с. 302-303). Конечно, тогда, год спустя, мои первые опыты были мне еще очень памятны, равно как и мое 20-летнее увлечение изучением русских корней.

К чтению я приступил на следующий же день после прочтения статьи - это было пятого февраля 1993 года. Прориси пряслиц из Белоозера я почерпнул из статьи Л.А. Голубевой (Голубева 1974, с. 19, рис. 2-4, 2-5, 2-6). Первые образцы надписей упорно не читались, рис. 1.

Нечитаемые надписи на пряслицах БелоозераРис. 1. Нечитаемые надписи на пряслицах Белоозера

На верхнем пряслице (рис. 1-4) что-то было написано на нижней строке, где различалась либо буква Т, либо слоговой знак ТО, но на этом чтение и заканчивалось. Далее шел непонятный знак, похожий одновременно и на букву А, и на греческую ДЕЛЬТУ, потом что-то вроде "раскрытой книги", затем - две косые палочки, и даже не палочки, а какие-то кривули, потом знак, где правая диагональ была крупнее левой. Мне было ясно, что это надпись, но прочитать ее я не смог. Надпись на другом (рис. 1-5) состояла из 4 знаков; сначала шел знак "раскрытая книга", потом какое-то "окошко", затем "кнут" и только последний зна можно было прочитать как ТЬ. Надпись на третьем (рис. 1-6) на нижней строке была похожа на угловатую "бесконечность" , за которой опять следовала "раскрытая книга". Ничего похожего у Г.С. Гриневича описано не было. Может быть я смотрю пряслица не той этнической принадлежности? Перечитываю статью Л.А. Голубевой - нет, все в порядке, в Белоозере в Х-XII веках жили русские люди. Следовательно, Гриневич описал НЕ ВСЕ знаки письменности типа "черт и резов". Так что ни о какой легкости чтения тут и речи быть не могло - не было самого чтения.

Правда, с другими изображениями мне повезло больше. Самыми явными мне показались знаки на пряслице № 12 (Голубева 1974, с. 21, рис. 4-12), рис. 236. С большим интересом я прочитал эту надпись как ЧЕРЕВО, то есть ЧРЕВО, обратив внимание на то, что знак РЕ - зеркальный (то есть отраженный в зеркале). Меня не интересовало, зачем пряха процарапало данное слово (с моей современной точки зрения, данное чтение неверно, сейчас я читаю этк надпись как ВАРЬВА(РИНЪ), то есть ВАРВАРИНЪ ПРЯСЛЕНЬ), но в тот момент я почувствовал себя первооткрывателем. Слово ЧИТАЛОСЬ! Иными словами, Г.С. Гриневич в каких-то случаях был прав, и опираясь на его силлабарий, что-то можно было прочитать! Первый успех меня окрылил, и я прочитал также еще несколько надписей: на пряслицах 3, 4 и 5 (там же, с. 21, рис. 4-3, 4-4 и 4-5), рис. 2. На одном надпись гласила РОЖЬ, на другом РОДА НЕРО (слоговой знак НЕ был изображен горизонтально, в "лежачем" положении), на третьем - СЕРЫЙ СИНО. И опять меня не интересовало, что все это могло означать; меня охватило чувство полетности, как будто бы я впервые воспарил над землей на чудесном летательном аппарате.

Первые прочитанные мною надписи
Рис. 2. Первые прочитанные мною надписи

Полагаю, что именно это чувство лежит в основе деятельности многих эпиграфистов-любителей: острое ощущение успеха там, где еще никто не пытался пройти. Чувство первопроходца. Мне удалось нечто, и я был восхищен полученным результатом. Я прежде не думал, что одно-два прочитанных слова могут доставить такую радость! Эмоции буквально переполняли меня.

На самом деле пятого февраля родился еще один дилетант в области эпиграфики. Все надписи с современной точки зрения были прочитаны неверно, но основная часть надписей не читалась вовсе. Тем не менее, меня не покидала радость от того, что я могу делать нечто, чего не могут делать другие. Пусть только на сегодня, когда эпиграфикой занимаются единицы.

Запись в научном дневнике. Только что я привел наиболее яркие примеры читаемых и нечитаемых надписей. Но, естественно, я протоколировал свои опыты в научном дневнике, где последовательность несколько иная. Вся информация относится к одной статье (Голубева 1974). «1. Пряслице XII века (с. 21, рис. 4, № 1) perviy2-1.gif: ЧАНЪ. 2. Того же века (с. 21, рис. 4 № 7). НЕ ЖАЛЕЙ ЖЕ ИНО, НЕ НЪ, И ЛЕЙ ДИ И ИДИ ЧИЛЕ ЛЕНИ; НЕ ЖАЛЕЙ ЖЕ ИНУ. 3. Пряслице XI века (с. 21, рис. 4 № 12) ВАРЕВО; ЧЕРЕВО. 4. Пряслице того же века (с. 21, рис. 4 № 5: СЕРЫЙ СИНО. Еще раз № 7: НЕ ЖАЛЕЙ ЖЕ ИНУ, НИ НЪЙ ЛУДИ И ИДИ ВЬ НЕ ЛЕЛИ ЖЬ, то есть НЕ ЖАЛЕЙ ЖЕ ИНУЮ, НИ ЕЕ ЛЮДЕЙ, И ИДИ ВНЕ ЛИЦЬ. 5. Пряслице XII века (с. 19, рис. 2, № 4): ИЕ ЩЕ ДИ ВО ЙУ. 6. Пряслице XIII века (с. 21, рис. 4, № 13): МОЖЕ ВЕЙ БЫ А И МОЛАМО ВОДИ - нет: МОЛЕМЪ ВЪ ВОДЕ, А БЫТЬ БЫ ЖИВУ. 7. Пряслице XIII века (с. 21, рис. 4, № 8) : НОВО ТЕРА. 8. Пряслице XI века (с. 20, рис. 3, № 2) НАДЕТЬТЬ. 9. Пряслице XII века (с. 21, рис. 4, № 3) РОДА НЕРО. 10. Пряслице XII века (с. 21, рис. 4, № 4) РОЖЬ» Таким образом, за один вечер я попытался прочитать 10 надписей - половину того количества, который Г.С. Гриневич собрал за несколько лет. А еще через 4 дня, 9 февраля 1993 года, я попытался прочитать надпись В.В. Хвойки (Линниченко 1901): «МОЗЕ НЕСЕ МИ В РАЗЕ, БО Я ЗЯРАДЯ РАМО - МОЖНО НЕСТИ МЕНЯ В СЛУЧАЕ, ИБО Я ЗАРЯДИЛ ПЛЕЧО». Так что несмотря на ограниченность силлабария Г.С. Гриневича некоторые надписи я смог прочитать в первый же день.

Первое сомнение в чтении Г.С. Гриневича. Итак, у меня появилось некоторое хобби - чтение различных средневековых надписей Руси, выполненных слоговым способом. Естественно, что их следовало добывать в библиотеках. Но теперь меня интересовали более тонкие подробности дешифровок Г.С. Гриневича. Как ни странно, но сомнение в его чтениях у меня появились от двух критских надписей, выполненных линейным письмом А, рис. 3.

Несовпадение между чтениями Г.С. Гриневича и по Г.С. ГриневичуРис. 3. Несовпадение между чтениями Г.С. Гриневича и по Г.С. Гриневичу

Так, сам Г.С. Гриневич (Гриневич 1991, с. 18, рис. 10, надпись К-87) читает НЕ ДО СЕ?БЕ И ЧАСУ, Д'А ЙЕ ТЕНИ ЖИВЬВЕ, что означает НЕ ДАЙ СЕБЕ И ЧАСУ, ДЛЯ ЗНАМЕНИ ЖИВЯ. А между тем, если читать все знаки, на которые можно разложить лигатуры, чтение получится иным: НЕ ДИРЕРЕ БЕ И ГУЧАСУ, НЪДА ВЪРЕВЬ ТЕ СУНИ, ЖИЖАНЬ ВЬВЕ. А это уже - какая-то околесица, тарабарщина! Получалось, что Геннадий Станиславович читал не то, что было написано, а то, что он хотел читать. Оттого и получался у надписей хоть какой-то смысл. - А взялся я за надписи линейным А только потому, что чуть раньше меня поразило совершенно неславянское звучание всех остальных надписей, даваемое в подстрочниках, и только линейное А давало хоть какие-то приемлемые звучания. Теперь выясняется, что и это подгонка! На всякий случай я решил проверить теперь уже фрагмент надписина той же странице внизу. У Гриневича эта надпись звучит так: ТОЧЬЧА РЪЖА БЕ В ТОБЕ СИЛУ... то есть ТОЧИТ РЖА БЫВШУЮ В ТЕБЕ СИЛУ. Но если разлагать все лигатуры, получается ТО ВЪТЕЧА РЪЖА, СЕ ВЪ ТОТО БЕ СИШЕЙ ... И опять получается тарабарщина. Выходило, что все надписи, кроме восточнославянских, прочитаны Гриневичем неверно. Но если он вообще не может читать верно, стало быть, следует проверить и восточнославянское надписи.

Разочарование в кумире. К сожалению, этот эпиграфист моей проверки не выдержал. И вот тут я обнаружил, что в надписи из Алеканово, которую Г.С. Гриневич читал НАДО БЕ ЗАКРЫТЬ... в последнем слове стоит не слоговой знак ЗА, а слоговой знак СА. Но эпиграфист об этом ни слова не говорит. А надпись Эль Недима, упоминающая по Гриневичу весьма странных "равьев" и "ивеса" (РАВЬИ И ИВЕСЪ ПОБРАТАНЕ) читалась без каких либо натяжек как БЕРОЙ И И ВЕДИ БРАТАНЕ. Да и надпись на глиняной иконке КАВЕДИЕ при ближайшем рассмотрении может быть прочитана как КАВЕМЪСЯ, то есть КАЕМСЯ. Конечно, обнаруженные мною небольшие шероховатости дешифровки восточнославянских надписей несколько снижали безупречный образ Г.С. Гриневича, который был создан на заседании в Академии нового мышления, однако погрешности присущи всем энтузиастам, ибо не ошибается тот, кто ничего не делает. Зато надписи всех остальных регионов им вообще не прочитаны.

Итак, 12 февраля 1993 года я записал в свой научный дневник: «первое небольшое наблюдение меня обрадовало: я понял, что могу не просто сказать несколько общих слов, а сказать конкретно о дешифровках Гриневича». К разобранным выше примерам я добавил надпись на внешней стороне кистеня Всеволода, которую я прочитал словом ВИСЕЖЬ, а Гриневич не обратил на нее внимания; не понравилось мне и его чтение надписи на черепке ЛАТКА НЕ РЪВИ; в надпись КОНЬ второй слоговой знак был явно процарапан позже и не в ожидаемом виде. Иными словами, материал для рецензии довольно быстро набирался. Так что обуявший было меня восторг по поводу новой легкой методики проникновения в седую древность разбился о первый опыт. Поскольку Гриневич в своем выступлении ссылался на работу Н.А. Константинова, я через книгу В.А. Истрина (Истрин 1963), которую приобрел еще, будучи студентом университета, нашел ссылки на работы предшественников Г.С. Гриневича. Теперь рецензия могла стать весьма обстоятельной, и если Гриневича как эпиграфиста до 12 февраля я ценил больше со знаком "плюс", то после это даты - больше со знаком "минус". Так что если 5 февраля 1993 года я стал эпиграфистом-дилетантом, то 12 февраля - эпиграфистом-критиком.

Минойский парадокс. Мне, однако, не давали покоя минойские надписи, то есть надписи линейным письмом. Я знал, что это письмо было довольно далеко от славянских "черт и резов" , но мне хотелось убедиться в этом лично. И 23 февраля, в "день защитника отечества", когда в Государственной российской библиотеке было мало народа, я заказал "Корпус Микенских надписей из Кносса", написанных линейным Б (Chadwick 1986). Часть надписей я перерисовал. Сомнений не было: никакого сходства с "чертами и резами" эти знаки не имели. Тем не менее, меня интересовало, смогу ли я хоть что-то прочитать слоговым способом? Мне показалось, что в чем-то линейное А даже больше похоже на славянское слоговое письмо. Я перерисовал картинку из работы А.А. Молчанова (Молчанов1980, с. 23, рис.6), и попытался ее прочитать (27.02). К моему величайшему удивлению, она "читалась". Некоторое время я был в недоумении: этот текст не должен был читаться! Кстати, чтение было очень похоже на те корявые слова, которые выходили из-под пера Г.С. Гриневича: ИМУ ТУТЪ ЖИВЫ 30. СЫДЕ 3. СЫТЫ 3. БЕИ 9. ДЕВЫ 13. ТОЖЬ ДЕТЫ 10. ВЬСАВО 45. СЫДЕ 5. СЫТЫ 4. БЕИ 6. И ДЕВЫ 14. При желании этот текст можно было "дотянуть" до вполне приемлемого значения: ИМЕЕМ ТУТ ЖИВЫМИ 30 (ЧЕЛОВЕК). ЗДЕСЬ 3, СЫТЫХ 3, РАНЕНЫХ (ПОБИТЫХ) 9, ЖЕНЩИН 13, ТАКЖЕ ДЕТЕЙ 10. ВСЕГО 45. (А) ЗДЕСЬ - 5, СЫТЫХ 4, РАНЕНЫХ 6 И ЖЕНЩИН 14. Я быстренько сложил: 15 мужчин, 13 женщин и 10 детей в сумме дают 38 человек; стало быть, двое из 45 - без вести пропавшие; но тогда БЕИ - не ПОБИТЫЕ, а ПОГИБШИЕ. Приняв это новое значение, пересчитываю снова: тогда получается 29 живых, а составитель записи - тридцатый. Стало быть, погибло 9 и без вести пропало 6. Это - в одном месте, например, в одном гроте пещеры. В другом - 5 обычных мужчин, 4 поевших, убитых 6 и женщин 14; всего было 29 человек, но если учесть примерно 10 детей и хотя бы одного пропавшего без вести, получаем 40 человек. Примерно такими и были родовые общины!

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.05MB | MySQL:11 | 0.245sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.402 секунд