В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 23, 2013

Образец научной рецензии чадолюбов

Автор 05:19. Рубрика Чудиномания

Образец научной рецензии чадолюбов

Чудинов В.А.

ЖЖ чадолюбия радует почтеннейшую публику теми нововведениями, которые ее адепты вытворяют на лингвистическом ковре. Я сколько раз зарекался не обращать на них внимания, однако они настолько изобретательны, что подчас пройти мимо никак нельзя. Вот и теперь некий Суомалайнен, любитель ссылаться на несуществующие статьи в энциклопедии, сделал рецензию в 4 частях в ответ на мою рецензию [1]. В данном случае он сослался правильно, была у меня такая рецензия на статью академика А.А. Зализняка. И я подумал: может быть чадолюбы, наконец, освоили научный стиль? Если не статей, то хотя бы рецензий? Может быть, я у них чему-то научусь?

Комментарий читателя. Читатель Алексей написал 18 декабря 2013 года в мой адрес такое мнение об этом академика РАН:  «Зализняк... Ох, уж этот Зализняк! Я понимаю: научные споры и все такое. Так ведь научные! А не бла-бла... Но и в бла-бла правдишка попадается. Вот пример. Дочь у меня в декрете сидит - незаконченное высшее, больше технарь, но рисунок до конца сдавала... Так что "технарь плюс". Ну... Мелочь уложила, телевизор фоном, лишь бы реклама не напрягала, соответственно каналы щелкаются. Дощелкались до "Культуры" с лекцией Зализняка. Дочь послушала-послушала, да ко мне: "Бать, он про что?" А я вижу - лицо знакомое, а уверенности полной нет. А потому и сказать ничего путного не могу. Обычно они лектора раз в минуту, ну в две субтитрами показывают, а тут пять минут, десять... Я кручусь, не знаю, что ответить. Лектор не сообщает, а я и тем более не могу. Наконец, понял, КТО читает. Начал помалу переводить с русского на русский. Вообще без личного мнения - просто попробовал объяснить про что он...Лекцию мы досмотрели до конца. С моим "переводом". А потом мне стало жаль Зализняка. "Ноблес", знаете ли, "облидж". Положение обязывает. И если уж выплескивать на студенческие головы академические разборки, то, не прыгая через пять ступеней, так, чтобы требовался перевод с русского на русский...».

Итак, читатель не признаёт  в академике РАН искусного оратора, считая, что он говорит и непонятно, и не по делу, а так, бла-бла. Что ж, это его мнение. Впрочем, близкое к моему. Но в моей статье [2] я вступился за Зализняка не потому, что он вызывал у меня особую симпатию, а потому, что чадолюбы объявили его балбесом, шарлатаном и пофигистом. А так говорить в адрес любого исследователя неэтично.

Лексические предпочтения. Но вернёмся к 4-частной статье чадолюба Финна., рассмотрев только первую. Сначала обратим внимание на его языковые предпочтения.

Во-первых, его привлекают диалектные и просторечные слова типа «дедушко», «прохвессор», «филолух». Во-вторых, в его неологизмах радует орфография. Оказывается, по-русски надо писать, согласно чадолюбам, «Мокар» вместе «Макар», «дотеровщег» вместо «датировщик», «красафчег» вмсето «красавчик» и т.д. Мне это напомнило недавнюю шутку в виде объявления: «кандидат филологических наук сымет квартиру». Сразу видно, на каком уровне грамотности находятся филологи-чадолюбы.

Наконец, удивляет обилие сниженной и просто низкой лексики типа «шарлатан», «мошенник», «врун» и т.д. в чей-то адрес. Так что уже по наличию приведенной лексики перед нами находится образец не статьи или рецензии, а фельетона, памфлета или даже пасквиля. Напомню, что, согласно Википедии, «Па́сквиль (устар. пашквиль от нем. Pasquill, из итал. pasquillo) - сочинение, содержащее карикатурные искажения, клевету и злобные нападки, цель которых оскорбить и скомпрометировать какое-либо лицо, группу, партию, общественное движение и т. п.. Пишется в публицистической или беллетристической форме, близкой памфлету. Чаще всего используется как средство дискредитации политических противников. Не является «узаконенным» литературным жанром. Слово «пасквиль» происходит от топонима «Пасквино» (итал. Pasquino), народного прозвища статуи в Риме близ Пьяцца Навона, к которой авторы сатирических листков, нападавшие на определенных лиц, прикрепляли свои произведения. Отсюда пасквиль стал вообще обозначать клевету, часто анонимную».

Что называется, не в бровь, а в глаз. И насчет клеветы, и насчет анонимности, и насчёт незаконности в качестве литературного жанра.

Незнание имён числительных. Далее, при всём этом поражает немецкая точность:  нумерация параграфов и подпараграфов. При этом первый параграф назван так:  § 0 (хорошо, что не «два нуля»). Замечу, что нумерация параграфов осуществляется с помощью порядковых числительных. А они начинаются с единицы, а не с нуля!  Но Финн как филолог этого не знает. Смешно!  Надо поблагодарить представителя народа суоми за то, что он начал не с «параграфа минус единица» или «параграфа минус пять». Впрочем, неосвоенными останутся мнимые числа. - Есть, где разгуляться.

И о чём же речь? О моей статье от 24 марта 2009 года, которой исполнилось 4,5 года. Мы обычно подтруниваем над медлительностью угро-финских народов, но чтобы так долго биться над моей статьёй - это уже запредельно! Почти пять лет собираться, чтобы ответить на в общем-то рядовую рецензию?

Впрочем, что тут удивляться? На днях Брыкр заметил, что у меня имеется борода. Так и подписал свой опус: «Борода-бородища». А еще там имеется 23 слова и 2 фотографии. Примерно столько же, сколько на моём тривиальном чтении надписи.

Начало статьи. Начну с того, что напомню начало своей статьи, а потом приведу начало статьи Финна. «Иногда я заглядываю на сайт против лингофриков, чтобы узнать, на кого ныне направлен праведный гнев этих неутомимых тружеников науки, которые подчас не гнушаются даже матерным словцом или непристойной подписью под рисунком. И с большим удивлением узнаю, что, оказывается, самым главным и самым страшным из них являюсь я. А теперь в свой актив они зачислили и академика А.А. Зализняка, прочитавшего лекцию в МГУ против дилетантов от лингвистики. И примеры такого дилетантизма чаще всего приводятся из моих работ. Поэтому мне хотелось бы, как я это постоянно делаю, прислушаться к мнению более опытного лингвиста и поучиться там, где у меня имеются пробелы. Не скрою, что мне лестно оттого, что теперь меня цитируют академики РАН. Стало быть, что-то в моих исследованиях их не устраивает». - Так писал я.

Это - мой тон, тон человека пытливого и веселого. А вот тон нынешнего скомороха: «Чтоб не тянуть за хвост енота ® - того и гляди нам совсем урежут секвестр. - Что это должно означать, пусть догадается читатель. «Не желая дольше испытывать терпение, а тем паче - нетерпение своих коллег и своих потенциальных читателей, я выполняю обещанное: а именно выкладываю текст своего анализа «критической» «нетленки» Чудинова «Академик А.А. Зализняк - любитель?».

Неужели нетерпение читателя простирается на такой срок? Если это «нетерпение», то, что тогда назвать «терпением»?

«Я не раз задумывался, каким должно быть вступление к моему разбору, и пришел к выводу, что минимальным. Остальные проблемы, которые я раньше хотел оговорить сразу же во вступлении, сами по себе найдут решение во время анализа, будучи рассеянными по соответствующим темам».

Да уж, надо собраться с духом и многократно задуматься, как подступить к тому, чтобы насмешить почтеннейшую публику. Это же так непросто! А главное - ни в коем случае не концентрироваться! Только рассеянный анализ достоин «научного» рассмотрения.

«А уж выводы-то разумнее всего сделать в конце разбора. На вопрос же о причинах, побудивших меня сделать данный анализ, я, возможно, ответа и не дам - решайте сами, дорогие читатели, надо оно вам или не надо». - Да ну? Неужели выводы разумнее всего делать в конце, а не в начале? - Вот это откровение! Сразу виден недюжинный мыслитель, - глыба, матёрый человечище! Кто бы мог подумать, что выводы надо делать в конце и что этой проблеме нужно посвятить параграф ноль?

Но, разумеется, все читатели как один, только тем и заняты, что ночи напролёт обдумывают - каковы же причины, которые заставили этого почтеннейшего критика почти спустя пять лет обратиться к данной проблеме? Буквально места себе не находят! - Можно сказать, проблема века! Все остальные глобальные проблемы человечества должны отступить на задний план, чтобы осталась одна-единственная проблема эпохи: как начать статью? Тем более что в неё помещена такая интрига: критик ответ, возможно, даст, а, возможно, и не даст! - Теперь больше ни о чём ином думать нельзя, - следует непременно решить эту головоломку!

«Решайте сами, дорогие читатели, надо оно вам или не надо». - А что такое «оно»?  - Выше шла речь об анализе, но «анализ» - это «он». А что такое оно? Неужели не поняли? Это - материализовавшаяся словесность, дар чадолюбов, который плавает в проруби. Вот и думайте, нужен вам такой дар, или не нужен?

Что необходимо иметь читателю. «Для полноценного чтения моего разбора читателю необходимо иметь глаза перед глазами, канонический текст статьи А. А. Зализняка на сайте www.elementy.ru, на который и ссылается Чудинов в своей писульке». - Иметь глаза перед глазами, - это круто! Иначе говоря, если читатель не четырёхглазый, он в хитросплетениях Финна ничего не поймёт. - Хорошо, запомним: Финн пишет свои статьи для четырёхглазых!

«Для экономии места я часто буду сокращать цитируемые абзацы из статьи Зализняка, используя лишь первое (первые) и последнее (последние) слова - примерно вот так: [Зализняк] «Первое < ...> последнее».

Блестяще! Почему бы тогда ни пойти еще дальше и ни привести так всю статью Зализняка: слева - первое слово его статьи, а справа, после угловых скобок - последнее. Будет выглядеть сверхнаучно!

«Так же желательно открыть на дополнительной вкладке один из клонов самой писульки: либо здесь, либо здесь (на мой взгляд, вруницей пользоваться удобнее). Там тоже цитируется статья Андрея Анатольевича». - А это - просто кладезь рационализации: клонировать все статьи Чудинова и разбросать их по разным сайтам.

«Прежде всего, я бы хотел оговорить два важных пункта, которые читателю необходимо держать в памяти: Об адресате статьи академика РАН. Целевая аудитория Зализняка - читатель, ищущий для себя ответа как на частные этимологические вопросы, так и по поводу происхождения языков, но, растерявшийся среди изобилия литературы по этому вопросу, не могущий самостоятельно в разобраться в профессиональной компетентности авторов - так сказать, ab haedis segregare oves». - Прекрасно сказано, и к этому я добавил бы: читатель, который, не просто может сегрегаре овес, но и, говоря по-нашему, по-рязански, sin embargo, ист derjenige Лезер, дер meint, das er zu einem des klugischen фахменнер seiner Wissenschaft sich anwendet. - Ну что за Финн! Так прямо в 4 читательских глаза правду-матку и режет!  Настоящее, стопроцентное бла-бла! Nicht nur ein писатель-Narrr, sondern un poco loco.

Наука во славу аллаха. «Само собой разумеется, что заискивать даже с таким читателем, ластиться к нему означало бы сдать позиции науки, которые, слава аллаху, все еще крепки». - Иначе говоря, Финн - мусульманин. А наука существует благодаря покровительству Аллаха. - Весьма комично! А ластиться к читателю - ни-ни! Читателя надо держать на коротком поводке и периодически поливать его кипятком.

«Поэтому академик Зализняк не разменивается на слишком уж подробную аргументацию против явного бреда и что-то приводит лишь иллюстративно (делая по ходу статьи ссылки: прямые, например, на словарь Фасмера, где читатель может выяснит этимологию необходимого слова самостоятельно, и косвенные, упоминая имена исследователей-лингвистов и открытые ими законы типа закона Гримма, закона Вернера и т. п.)». То есть, явный бред он всё-таки исследует, а читатель как следует из текста, «может, выяснит», а «может, и не выяснит» этимологию необходимого слова самостоятельно. А вот «косвенные ссылки» - это замечательно: видимо, десятки исследователей-лингвистов открыли «законы Гримма», «законы Вернера», а потому так и писали: я, мол, только что открыл закон Гримма! Поэтому упомянув Иванова, Петрова, Сидорова, которые открыли упомянутые законы, Зализняк ссылается на эти открытые читателями законы «косвенно». Так изъясняется почитатель аллаха в науке.

Статья о любителях не для любителей. «Но, разумеется, адресатом статьи Зализняка никоим образом не являются сами любители, «творчество» которых он характеризует. В противном случае он выдал бы совершенно другой уровень аргументации - фрикам требуется объяснять много такого, чего здравомыслящим и образованным людям объяснять не нужно. Иное дело, поймут ли любители эти объяснения - лично я и, уверен, мои коллеги чудинологи считаем, что нет. Значит, и какой-либо диалог по поводу с дилетантами бессмыслен и беспредметен. Научного оппонирования они, увы, не заслужили, и самое большое, что тут можно сделать, это разъяснение заблуждений (адресат которого опять же не лингвисты-любители)». Напомню, что статья Зализняка называлась «О профессиональной и любительской лингвистике», иначе она называлась бы «О профессиональной лингвистике и ее читателях». А из объяснений Финна следует, что любители - это «фрики».  Скажем, все спортсмены-любители (не профессионалы) - это «спортофрики». Все музыканты-любители, играющие дома на музыкальных инструментах - это «музыкальные фрики». Словом, всё творчество любителей - это сплошное фричество.

Забавно!

Неявные надписи. Финн пишет: «Неявные надписи». Апелляции Чудинова к «неявным надписям» мы считаем научно несостоятельными».  - Блестяще! Это примерно то же, что сказать: «Существование микроорганизмов мы считаем научно несостоятельными, поскольку на глаз мы их не видим». У нас теперь появился ЖЖ чадолюбия «как критерий научности». Полагаю, что в конце статьи я смогу подвести итог этой попытке лягушки раздуться до уровня вола.

Возникает законный вопрос: с каких пор частное мнение журнала угандийской регистрации с масками-шоу можно считать научным, а тем более, его мнение о научной состоятельности других людей? - Ну, а дальше следует просто умопомрачительные признания. Но прежде, чем их демонстрировать, я хотел бы привести софизм под названием «Эватл». Приведу его в изложении Википедии.

«У древнегреческого софиста Протагора учился софистике и в том числе судебному красноречию некий Эватл (Еватл, Эвафл; др.-греч. Εὔαθλος). По заключенному между ними договору Эватл должен был заплатить за обучение 10 тысяч драхм только в том случае, если выиграет свой первый судебный процесс. В случае проигрыша первого судебного дела он вообще не был обязан платить. Однако, закончив обучение, Эватл не стал участвовать в судебных тяжбах. Как следствие, он считал себя свободным от уплаты за учебу. Это длилось довольно долго, терпение Протагора иссякло, и он сам подал на своего ученика в суд. Таким образом, должен был состояться первый судебный процесс Эватла. Протагор привёл следующую аргументацию: «Каким бы ни было решение суда, Эватл должен будет заплатить. Он либо выиграет свой первый процесс, либо проиграет. Если выиграет, то заплатит по договору, если проиграет, заплатит по решению суда». Эватл возражал: «Ни в том, ни в другом случае я не должен платить. Если я выиграю, то я не должен платить по решению суда, если проиграю, то по договору». - Противоречие возникло оттого, что Протагор и Эватл не договорились о том, что считать более приоритетным: договор или решение суда.

Этот случай применим и здесь. Вот что пишет Финн: «Неявные надписи» они для того и неявные - и неявны ровно настолько, - что (по расчету самого «ученого» шарлатана) противная сторона всегда будет заявлять, что этих надписей не существует, а другая - не умеющая критически мыслить и обладающая шизофреническим богатейшим воображением - сторона будет уверена, что они есть. Тем более, что для последних prima pars с ее аргументами, увы, не audiatur. Шарлатану же выгодно балансировать - «держаться на плаву» - именно при такой позиции и состригать с этого неплохие дивиденды. Он может сколь ему угодно «сражаться» с «официальной наукой» в своем бложике, сочиняя свои пакостные пафосные писульки, изображая активную критику, но прямые конфликты ему не вполне выгодны (Слон может ненароком просто раздавить Моську)».

Замечу, что между предложением о Чудинове и следующем суждении о неявных надписях имеется пробел, который, согласно Сердит  Сердитычу, следует принимать во внимание в том смысле, что дальше речь идёт о том, что было прервано чуть выше. А чуть выше говорилось о Зализняке. Следовательно, весь пассаж о неявных надписях (равно как и о дилетантских суждениях, которые в науке явно не приняты) следует относить к Зализняку. - Вообще-то говоря, сначала чадолюбы, как я раньше писал, совершенно не считались с пробелами, и читали слова МИР МАРЫ ЯРА вместе, как МИРМАРЫЯРА. Но в этом месяце вдруг начали обращать внимание на пробелы. - Ладно, будем обращать внимание и мы. (Я так и не понял, почему, как в случае с Эватлом, они не определятся, обращать или не обращать на них внимание?).

Говорить о том, что академик Зализняк пишет «пакостные писульки» я не позволю. И далее: «Да, Зализняк не называет имен дилетантов, и причины этого им достаточно обоснованы. Поскольку таковые «исследования» ненаучны, при цитировании он счел необязательным приводить имя автора и библиографические данные. Притом невыделение какого-либо автора из сонма подобных, в том числе и по имени, исключает переход ad hominen вместо необходимого ad rem. В определенном смысле это благородно. Звания и степени дилетантов, их общественное положение, размер носков и данные флюорографии нисколько Зализняком не оспариваются, не подвергаются сомнению, и уж тем более никаких прямых или косвенных оскорблений в их сторону от академика РАН не происходит». Если Зализняк не оспаривает размер носков дилетантов и данные их флюорографии, стало быть, как полагает Финн, они ему известны. Только зачем они ему?

Это уже - выпад в адрес академика Зализняка. Любопытно, что оскорбления ему раздают его якобы защитники из ЖЖ чадолюбия.

Что понимать под личностью. «Чудинов же совершает переход на личности уже в самом названии своей «критической» писульки». - Поскольку все мои статьи чудолюбы называют «писульками», не совсем понятно, о какой из них идёт речь. Если о статье [1], то там я ответил на высказывания А.А. Зализняка именно в мой адрес, ибо он цитировал именно мои исследования. Так что на именную критику я ответил также именной. Так же в названии статьи [2] я вступился за Зализняка против его оскорбления чадолюбами.

Что же касается критики со стороны чадолюбов, то внутри этого ЖЖ я так и не узрел  личностей. Как я писал чуть раньше, там имеется довольно путаная Программа по созданию пасквилей именно в мой адрес, а подпрограммы этой Программы имеют какие-то странные псевдонимы типа Брыкр, Сердит Сердитыч, Суомалайнен и т.д., ничем в принципе не отличающиеся. Где же там личности?

Гордость истолкована как «явка с повинной». О своей гордости за то, что меня цитируют, я высказался так: «Мне хотелось бы, как я это постоянно делаю, прислушаться к мнению более опытного лингвиста и поучиться там, где у меня имеются пробелы. Не скрою, что мне лестно оттого, что теперь меня цитируют академики РАН. Стало быть, что-то в моих исследованиях их не устраивает». Понятно, что полемика с академиками РАН полезна для каждой стороны научного спора.

На это Финн заявил: «Ну что ж: на первый взгляд это выглядит как «явка с повинной». Неужто и правда Чудинов решил чему-то поучиться у крупнейшего специалиста нашего времени (и не только нашего)? Это нам также предстоит выяснить». - Я вообще всю жизнь учусь, и не вижу в этом ничего позорного. У каждого человека есть, чему поучиться. А вот увидеть в этом «явку с повинной» весьма сложно.

Как видим, нулевой параграф оказался таковым не только по счёту, но и по содержанию, ничего не прибавив в смысле нового знания.

Параграф первый.  Цитата из Зализняка: «Свобода < ...> неправдоподобным». - Если это понимать как эпиграф к рецензии Суомалайнена, то она как нельзя точно отображает постмодернистскую направленность его творчества. А именно - его лозунг: «свобода неправдоподобным предположениям и утверждениям!»

Цитируя А.А. Зализняка, я написал: «Прежде всего, отдаю дань должного: академик Российской АН цитирует не каких-нибудь там Голду Меир или Герцля, мало известных студентам МГУ, а всеми любимых российских же Ширвиндта и Гердта». - А что Финн? - Понятно, что! Он тут же узрел тут, что «Чудинов ни с того ни с сего поднимает национальный вопрос, о котором и вовсе речи не было».  Иначе говоря, любить Ширвиндта и Гердта, о чём говорил Зализняк, означает поднимать национальный вопрос. Но у меня о нём, действительно,  и вовсе речи не было. Речь об этих актёрах шла у академика Зализняка. Правда, непонятно, как можно одновременно и поднимать национальный вопрос, и в то же время не вести о нём речь? - Легко: вот она, свобода неправдоподобного в действии!

Далее, я констатировал, что, правда, русские часто произносят эти фамилии как Ширвинд и Герд. На это Финн, выступая якобы как эксперт в области русского языка, заявил: «А вот что действительно имеет отношению к плохому знанию языка». И далее: «В именительном падеже (и в абсолютной позиции) - по-русски их можно только произнести как Ширвин[т] и Гер[т], но никак не иначе (в конце слова в СРЯ шумные согласные всегда оглушаются). У меня закрадывается подозрение, что Чудинов не вполне владеет русским языком». Итак, подтвердив и объяснив моё мимоходное замечание законами русского языка, он решил, что подметив его законы, я именно этим доказал его незнание. И опять я восклицаю: вот она, свобода неправдоподобного в действии!

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.13MB | MySQL:11 | 0.225sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.249 секунд