В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Август 31, 2014

Где похоронены Рюрик, Синеус и Трувор

Автор 21:52. Рубрика Исторические комментарии

Где похоронены Рюрик, Синеус и Трувор

Чудинов В.А.

После того, как я узнал, что Иван Иммануилович Рюрик, хараон всея Руси и воин, был похоронен в Москве Яра, меня заинтересовало, какое мнение по этому поводу имеют обычные люди, а также профессиональные историки.

Ответ любителей истории. Как ни удивительно, но такой вопрос был задан на одном из русскоязычных сайтов [1]. И вот какие ответы на него были получены.

Leon Surkyan. (25569) 3 года назад. «О Рюрике очень мало известно. По одним данным, Рюрик пришел к Новгород, а по другим - в  Ладогу. Он построил свое городище, где и обитал со своей дружиной. Я где то читал. что викинг Рюрик по матери был племянником Новгородского посадника Гостомысла, который и пригласил Рюрика.
Насколько я знаю, он там в Ладоге и умер своей смертью. Кто-то писал, что его заманили и убили на тайных лесных тропах родственники убитого им Вадима Хороброго - предводителя новгородского восстания
».

Эльчин Мусаев. (927) 3 года назад. «в Корелии? ? =)))) (шутка)».

Александр Николаев. (27979) 3 г. назад. «В Батецком районе Новгородской области».

ku100.  (534) 3 года назад. «Согласно "Повести временных лет", в 862 г., уставшие от междоусобных войн, племена ильменских словен, мери, чуди и кривичей решили пригласить себе общего князя-варяга из-за моря, надеясь, что общая и в равной степени всем им чужая власть сумеет примирить их между собой. На просьбу племен откликнулись три брата Рюрик, Синеус и Трувор. Старший, Рюрик сел в Новгороде, Синеус - на Белом озере, Трувор - в Изборске. Умер Рюрик в 879 г., оставив все свои владения родственнику Олегу, поручив его заботам и своего малолетнего сына Игоря».

Мыслитель. (6368) 3 года назад. «Вроде как в Новгороде. А вот о его родине есть 4-5 версий. «Была битва поздней осенью, на северном берегу Луги. Рюрик был тяжело ранен и погиб. Холодно было, земля смерзла, тело его засыпали камнями. Остались 12 человек с ним. Весной тело Рюрика перенесли через реку на южный берег Луги, где похоронили в большом кургане, в золотом гробу и с ним 40 бочонков серебряных монет. Похоронили с конем и позолоченным седлом. Вместе с ним похоронили этих 12 человек головами по кругу».

Так, поскольку точных сведений о месте погребения Рюрика в Начальной летописи нет, то и читатели не могут дать определенного ответа. Но в истинности Начальной летописи у них сомнений нет, ибо ее истинность - одна из основных мифологем отечественной историографии. Рюрик умер реально не в 879, а в 881 году, летопись даёт неверную цифру.

Ответ Льва Гумилёва. «Существует легенда о двух братьях Рюрика, Синеусе и Труворе, возникшая в результате непонимания слов летописи: "Рюрик, его родственники (sine hus) и дружинники (thru voring)". Дружинников Рюрик посадил в Изборске, родственников отправил дальше, на Белоозеро, сам, опираясь на Ладогу, где был варяжский поселок, сел в Новгороде. Так, путем подчинения окрестных славян, финно-угров и балтов, он создал свою державу. Согласно летописи, Рюрик умер в 879 г., оставив сына, которого звали Игорь, по-скандинавски Ингвар, то есть "младший". Поскольку Игорь, по словам летописца, был "детескъ вельми" ("очень мал"), по словам летописца, власть принял воевода по имени Хельги, то есть Олег. "Хельги" - это было даже не имя, а титул скандинавских вождей, означавший одновременно "колдун" и "военный вождь". Олег с воинами двинулся по великому пути из "варяг в греки": из Новгорода к югу по речке Ловать, где была переволока, и дальше по Днепру, попутно заняв Смоленск. Варяги Олега и малолетнего Игоря подошли к Киеву. Тогда там жили славяне, и стояла небольшая русская дружина Аскольда. Олег выманил Аскольда и вождя славян Дира на берег Днепра и там предательски убил их. После этого киевляне без всякого сопротивления подчинились новым властителям. Это произошло в 882 г.» [2].

Гумилёв также доверяет Начальной летописи как истинному историческому источнику. Исследования разных вариантов летописей он не проводит.

Исследования в связи с Карелией. Интересное сравнение летописей мы видим в статье [3]. Сообщив о городе Кексгольм (Корела) и Приозёрске, автор переходит к исследованию сведений о Рюрике. Он пишет: «Имеется несколько исследований, в которых упоминается жизненный путь князя Рюрика Новгородского - родоначальника династии Рюриковичей [4]. Тем не менее, до сих пор не умолкают споры об этой исторической личности [5].

Еще в конце XVIII в. Н. М. Карамзин в своем знаменитом труде писал: "В некоторых новых исторических повестях Олег назван племянником Рюрика (Др< евняя> Рос< сий-ская> Вивлиоф< ика>. XVI, 53); сказано также, что последний умер в городе Кореле" [6].

Попробуем проанализировать, насколько вероятна смерть Рюрика в городе Кореле в 879 г. и каковы возможные причины замалчивания вплоть до конца XVI в. некоторых фактов из его жизни в исторических документах» [3:247].

Понятно, что смерть могла произойти в одном городе, а место погребения находиться в другом. «Исследователи русского летописания считают, что древнейшим из дошедших до нас летописных сводов является так называемая Лаврентьевская летопись, сохранившаяся в списке XIV века. В ней о смерти князя Рюрика сообщается следующее: "В лето 6387 <879 г.>. Умершю Рюрикови, предаст княженье свое Олгови, от рода ему суща, вдав ему сын свой на руце Игория; бысть бо детеск велми" [7].

В начале XV в. был составлен общерусский летописный свод, который, по мнению ряда ученых, явился образцом для последующих сводов и был представлен сгоревшей в 1812 г. Троицкой летописью. Считается, что близок к этой погибшей летописи Владимирский летописец, в котором находим такое важное дополнение: "Умре Рюрик на поле в лето 6387" [8:15]. Вероятно, на поле боя?

Здесь необходимо отметить, что до конца XVI в. летописные своды замалчивают место смерти (или гибели) первого новгородского князя. Киевский летописец почти не упоминает о нем: историографам Киевской Руси важнее было сопоставить историю своего государства и Византии. Новгородские же летописцы стремились подчеркнуть, что Рюрик "пришел и сел" в Новгороде, а не в Ладоге (ныне с. Старая Ладога Волховского района Ленинградской обл.), как указывается в Радзивилловской летописи. Д. А. Мачинский обратил внимание на то, что в Новгородской летописи после имени Рюрика не было обозначено, откуда он явился, а слово "Новгород" приписано сверху и другой рукой [9].

Да и вообще, при изучении сообщений разных летописей о Рюрике привлекает внимание тот факт, что летописные своды XIV-XV вв. рассказывают об основателе династии лишь самое необходимое и как можно короче, как будто лежит какой-то негласный запрет на подробностях его княжения. Но чем ближе к концу правления Рюриковичей, тем больше появляется подробностей.

Известно, что в XVII в. в Москве составляется ряд сводов, в том числе Патриаршая, или Никоновская, летопись. Патриарх Никон перед началом исправления богослужебных книг получил из церквей и монастырей Московской Руси большое количество древних списков. Б.А. Рыбаков, осуществивший текстологический анализ Никоновской летописи, пришел к выводу, что ее составитель пользовался не дошедшими до нас источниками [10: 307-313]. Это же предположение высказывал в одном из своих трудов В. В. Мавродин[11: 166-167].  В Никоновской летописи отмечено: "В лето 6387 <879 г.>. Умре Рюрик, княжив лет 17" [12: 15], но не указано, где умер князь, давший название династии.

Особняком стоит сообщение Тверского летописного свода - единственной из известных нам опубликованных летописей, где, сказано, что Рюрик, умер "в Новгороде, княжив лет 17" [13:32]. Можно было бы предположить, что составитель этого свода использовал для своего труда какой-то уникальный документ. Но из Предисловия узнаем, что летопись составлена в 1534 г. не получивший школьного образования "ростовским селянином, который соединил сведения, полученные из Новгородской первой и Суздальской летописей, Хронографа, Софийского временника и Летописца княжения Тверского 1461 г.

Составитель Мазуринского летописца вводит такую деталь в свое повествование: "И поживе Рюрик в Новеграде, княжет 17 лет, всех же лет жив 87 и умре"[14:36]. Эта лаконичная запись едва ли баснословна, потому что нет никаких более существенных подробностей. Кстати; благодаря этой цифре становится известным, каков был возраст Рюрика, когда его пригласили на княжение».

Согласно прочитанным мною документам даты жизни Рюрика 806-881 год, 75 лет, а вовсе не 87, так что приведенные в Мазурском летописце данные столь же сомнительны, как и в русских летописях. И автор статьи [3] приходит к выводу: «Итак, ни в одной из опубликованных летописей XIV -XVI вв. (за исключением Тверской) не указано место смерти князя Рюрика. Правда, еще Владимирская летопись отметила, что Рюрик умер в 879 году "на поле"».

Данные из неопубликованной летописи. Новый материал, который привлекает автор статьи [3], это некая неопубликованная летопись. «Обратимся теперь к одной неопубликованной летописи конца XVI - начала XVII в. В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) имеется летопись, в которой сообщается следующее: "... Ходи князь великий Рюрик с племенником своим Олгом воевати лопи и корелу. Воевода же у Рюрика Валлт и повоеваста и дань возложиста < ...>. Лето <879 г.> умре Рюрик в Кореле в воине, тамо положен бысть в городе Кореле, княжив лет 17.." [15]. Одним из первых использовал эту летопись Н. И, Новиков в своей "Подробнейшей истории Государей Российских" [16: 53-54]. Он не сослался на первоисточник и не прокомментировал это событие.

Историк второй половины XIX в. К. Н. Бестужев-Рюмин остановился на этом факте, изложив свою точку зрения так: "... в весьма поздней рукописи, напечатанной в "Вивлиофике" Новикова под странным заглавием "Подробнейшая история Госуд< арей> Рос< сийских>", мы читаем краткое известие, что Рюрик умер в Кореле. Собственно, невероятного тут ничего нет; но между тем это известие, связанное с походом на Корелу какого-то Валита, Чрезвычайно подозрительно: Валит в известиях позднейших является сам корелянином и о нем мы находим упоминание в датских делах времен Годунова" [17].

Нам важно отметить, что такой серьезный исследователь летописания, как К.Н.Бестужев-Рюмин, не видел бы ничего невероятного в том, что основатель династий умер в малоизвестном городе Кореле, если бы имя этого князя не упоминалось рядом с именем Валита (Валлта). Кто же такой Валлт-Валит?

Уже более ста лет назад исследователи обратили внимание на это имя. Сведения обо всех Валитах, упоминающихся в древнерусских источниках - летописях и преданиях, собрал и обобщил отечественный исследователь А. И. Попов. Он пришел к выводу, что "Валит не есть личное имя - в буквальном смысле этого слова. Это слово карельское, означает "избранный", "выбранный" < ...>. Не исключена возможность того, что какой-то первый из карельских Валитов получил это "прозвище" (или титул), а затем оно передавалось наследственно, уже в качестве фамилии" [18].

Эту же расшифровку мы находим в исследовании "История Карелии с древнейших времен до середины XVIII века" (Петрозаводск, 1952): "... Поскольку в условиях родоплеменного строя у всех народов земного шара вожди и старейшины были выбранными (избирались всеми членами рода или племени), есть все основания полагать, что "валитами" в Карелии во время родоплеменного строя называли людей, занимавших выборные должности в карельском племени - должности старейшин и вождей. За их потомками имя "Валит" сохранилось и после распада родоплеменного строя, в XIV - XV вв. Так как известны в XTV - XV вв. по крайней мере, три разных лица с именем "Валит", надо полагать, что это не был титул главного вождя племени; Валит, управляющий в 1337 году городом Корелой, и Валит - новгородский боярин - скорее всего, были потомками разных семей карельской племенной знати. Правильнее полагать, что "валитов" в племени в одно и то же время было несколько и что "валиты" были старейшинами отдельных групп карельского племени, то есть старейшинами погостов"[19].

А. И. Попов вернулся к вопросу о "валитах" в своей книге "Следы времен минувших" (Л., 1981), изданной после его смерти. Он пишет так: "... городок Корела был беспокойным местом и подвергался неоднократным нападениям. В этом городке сидел на правах новгородского посадника особый воевода карельского происхождения, принадлежавший к знатнейшему роду племени корела и носивший титул "валит"< ...>. Сколько можно судить по источникам, должность валита была наследственной < ...>. Будучи посадником в Кореле, Валит был одновременно главным воеводой во всех походах... [20: 85].

Все приведённые выше высказывания о Валитах показывают глубокие исторические корни этого имени, которые ведут нас в родоплеменной строй. В связи с этим возникает вопрос о "племеннике" Рюрика ("Ходи князь великий Рюрик с племенником своим Олгом..."): может быть, это не племянник, а соплеменник?

Летописное сообщением смерти Рюрика в Кореле вызвало недоверие и у нашего современника В.К. Зиборова. Главный его вывод заключается в том, что известия о Рюрике и Валите были внесены в текст во время составления летописи, то есть в самом конце XVI в. или в начале XVII в., с целью решения пограничных вопросов [21: 251-254].

Но так ли это? - Действительно, город Корела в 1580 г. был взят шведскими войсками, но по Тявзинскому мирному договору 1595 года возвращен в состав Московии. По тайному соглашению царя Василия Шуйского со шведским королем в феврале 1609 г. город Корела и уезд должны были отойти Швеции. 2 марта 1611г. город был оставлен защитниками. Шведские воины вошли в Корелу, и никакие летописи не помогли в 1617 г., при заключении Столбовского мирного договора, вернуть этот город Русскому государству. Только в 1710 г., в ходе Северной войны, Корела-Кексгольм был возвращен России.

Предположение В. К. Зиборова о внесении в летопись конца XVI - начала XVII в. якобы несуществующего факта о смерти Рюрика в городе Кореле представляется неубедительным еще и потому, что о Рюрике вообще пытались забыть со времен Киевской Руси, тем более не вспоминали о нем как о первом русском князе. Если само существование Рюрика как бы отрицалось, то сочинять подробности его походов на лопь и корелу и похороны его в городе Кореле не было необходимости.

Как уже отмечалось выше, патриарх Никон в XVII в. получил из разных монастырей большое количество древних списков, и в Никоновскую летопись вошли такие подробности княжения Рюрика, которые отсутствуют в других летописях. Там, в частности, говорится о том, что новгородцы, призвавшие Рюрика, "оскорбишася < ...> глаголюще: яко быти нам рабом и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его". Рюрик жестоко расправился с недовольными: "уби Вадима Храброго и иных многих изби новгородцев". По словам той же Никоновской летописи, в 867 году много новгородских мужей бежало от Рюрика в Киев [22: 12-15].

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.2MB | MySQL:14 | 0.442sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



23 запросов. 0.626 секунд