В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июнь 25, 2007

Занимательная националистика

Автор 15:22. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Найдено самое раннее письмо

Фрагмент керамики примерно 5,500 лет давности

Они были найдены в городе Хараппа, где процветала цивилизация индийцев 4,5 тысячи лет назад. Хараппа была первоначально мелким поселением в 3500 году до н.э., но в 2600 году превратилась в большой городской центр. Эта наиболее ранняя из известных письменностей была нанесена на сосуд перед обжигом. Эксперты полагают, что она может указывать на содержимое сосуда или иметь знаки, ассоциируемые с божеством. В соответствии с высказываниями д-ра Ричарда Медоу, директора Археологического Исследовательского проекта Хараппы, эта примитивная надпись, найденная на горшке, может быть датирована ранее всех других известных надписей. Поледний года предполагалось, что наиболее древняя надпись была открыта в южном Египте на могиле царя по имени Скорпион. Радиоуглеродная датировка дала 3300-3200 до н.э. Это - примерно то же время, или несколько ранее, что и время развития шумеров в цивилизации Месопотамии около 3100 года до н.э.

По поводу этой надписи мои читатели меня спросили: «Очень хотелось бы знать Ваше мнение специалиста по поводу этой надписи. А сдвиги намечаются! Вот взгляните, к какому выводу пришел Университет Нового Орлеана относительно древнего расселения народов. Что же было еще до этого, тамошние историки, судя по всему, установить затрудняются». И я дал ответ: Для меня проблемы нет, поскольку, чем дальше вглубь тысячелетий, тем вероятнее там встретить кириллицу или руницу. Ибо, дифференциация протокириллицы и руницы на разные виды местного письма начались в конце неолита.

Рассмотрим данный образец, рис. 1. Прежде, чем читать крупную надпись, я хотел убедиться в том, что существуют и мелкие, обычно протокирилловские надписи. И действительно, вглядываясь в образец, я их обнаружил и обвел рамочками. Слева читаются слова МИР ЯРА, справа - ХРАМ ЯРА. Яр или Ярило - это не только бог Солнца, но и бог-воин.

b2.JPG
Рис. 1. Общий вид обломка керамики и мое чтение надписей

Убедившись в том, что протокириллица присутствует, я перешел к чтению основной надписи. Первый знак представляет собой лигатуру из трех силлабографов, первый из которых напоминает букву П и имеет чтение ПО. Второй силлабограф в виде буквы М имеет чтение МО. Третий, напоминающий латинскую букву F, читается как ШЬ/ЩЬ. Так что первая лигатура образует русское слово ПОМОЩЬ.

Второй знак состоит из одного силлабографа с чтением НО/НА. А затем, однако, вместо продолжения первой строки следует прочитать первый знак второй строки, ВО. Затем третий знак первой строки, И, далее, последний нижний знак НО, и, наконец, последний верхний знак ВО/ВЪ. Образуются слова НА ВОИНОВ. Впрочем, возможен и иной порядок чтения: последний знак первой строки, предпоследний знак первой строки, последний знак второй строки, первый знак второй строки. Слово получается то же самое, ВОИНОВ, но такое обратное чтение логичнее. Вероятно, именно поэтому последний знак первой строки помечен дополнительной точкой - с него следует начинать чтение второй половины надписи.

Полагаю, что данный ритуальный сосуд храма Яра служил для сбора средств в помощь воинам, возможно, раненным и увечным. Так что перед нами - фрагмент храмовой копилки.

Как видим, нет ни тени сомнения в том, что данная надпись - русская..

Поэтому когда авторы рецензируемой книги вместе с Рудольфом Штайнером восторгаются древнеиндийской культурой, они, сами того не подозревая, показывают нам нашу собственную культуру, но, как истинные космополиты, приписывают ее другому народу. Затем зачем-то подробно пересказывается Штайнер, и вообще делается крен в эзотерику, а шестой культурный период почему-то трактуется как славянский. Почему? А потому, отвечают авторы, что наступит «полная свобода мысли», хотя тут же они замечают, что пока «прочно вошла в жизнь привычка думать по шаблону» (с. 83). Ну и как же преодолеть эту привычку? - А никак. Авторы нас просто убаюкивают: «Хочется верить, дорогой читатель, что когда-нибудь в России всё же будет законодательство, не построенное на римском праве, а сформулированное из наиболее светлых и чистых устремлений русской души» (с. 83). - Маниловщина всё это, а вовсе не наука! Да и будет ли работать подобное законодательство, когда закон будет судить не по государственным установлениям, а по понятиям, хотя бы и русской души?

Далее опять - проводником в славянскую эпоху выступает австриец Рудольф Штайнер. А потом авторы тонут в противоречивости национальной самооценки, привлекая самые разные мнения. Но не кондуктора тёти Паши, а мнения ученых и писателей. А где же авторское МЫ или даже больше - МЫ С ВАМИ, ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ? Да нет этого, это был просто красивый пассаж, о котором авторы благополучно забыли на следующей же странице. Есть и другой, не менее красивый пассаж: «что значит - быть русским, это вопрос очень интересный и для нашего повествования очень важный, но мы его коснемся в следующей главе» (с. 91). Это - так сказать, внутренний анонс, предварение того, о чем будет написано в следующей главе. А в данной главе авторы мучительно решают вопрос об этнически-национальной самоидентификации (не правда ли, самая русская постановка вопроса?). Если учесть, что понятие этноса уже включает в себя понятие нации, то выражение «этнически-национальная» уже некорректно. Зато какие умные слова! Это вам не какая-нибудь проблема «самоотождествления со своим народом», так было бы заурядно и ненаучно! Русская идея - как показывают авторы, это непременно идея, заимствованная у какого-нибудь иностранца и облеченная в иностранную же терминологию.

А потом идет статистика численности населения и, как венец, прогнозы ООН (опять-таки, русским прогнозам веры никакой). Забавно? - Да нет, уже больше печально.

Последняя, четвертая глава - «Как быть русским? Критерии русскости». Может быть здесь, наконец, авторы, оставив чужое и не очень вразумительное мнение, блеснут своим пониманием проблемы? Хотелось бы верить.

«Мы начнем с национальной самоидентификации», - загадочно заявляют авторы (с. 102). - «Как, - восклицает изумленный читатель, - но ведь пять последних страниц третьей главы были посвящены именно этой проблеме! А здесь была проанонсирована несколько иная проблема!» - А вот так! Авторы что хотят, то и делают!

Далее приводятся антропологические данные за 1955-1959 годы. Это неплохо, да только более свежих данных нет. Неужели антропологи с тех пор так никаких исследований по России и не проводили? Проблема душевности не поднята - авторы отсылают читателя к русским писателям и историкам XIX века. Очевидно, после них этнопсихологией России никто не занимался. Потом идут понятия «родовой», «конфессиональной» и «светской» духовности. Определений нет, авторы лишь отмечают, что «именно на почве духовности среди русских существуют огромные разногласия, приводящие к таким противоречиям, которые кажутся просто непреодолимыми» (с. 106). Прекрасно, положение тупиковое! Как же из него выбираются авторы? «Мы считаем, что в России должны существовать возможности (и с точки зрения закона они существуют) для свободного развития всех трех видов духовности» ( с. 107). И тут же делается вывод: «Таким образом, мы с Вами, дорогой читатель, нашли в нашей сегодняшней жизни явные доказательства того, что русский народ существует» (там же). Иными словами, попав в тупик и приведя собственное мнение насчет возможности для свободного развития всех трех видов духовности (до этого доказывалось, что никакого свободного развития не существует), то есть, проделав сальто-мортале, авторы просто постулируют эти доказательства, да еще и приплетают к этому постулату мнение читателя, которое ни разу не приводилось и не обсуждалось.

Подобные ляпы можно объяснить только тем, что когда авторы писали работу, они забывали то, что сказали чуть выше, а читать весь труд целиком им так и не довелось. Да и зачем этим заниматься, когда всегда найдутся негры-респонденты, которые просто за так возьмут на себя нелегкий труд рецензента?

Наконец, сопоставив такие понятия как «любить Россию», Родина, страна и государство (оригинального я тут заметил мало), авторы противопоставляют национальную идею и общенациональную идею. Проблема того, насколько эта общенациональная идея останется русской, ставится - но не решается.

Затем идут диаграммы проявления межличностных и межстратных взаимодействий. Однако источники этих данных не названы. Остается допустить по умолчанию, что все эти данные были получены самими авторами, которые провели анкетирование, не уступающее по охвату деятельности ВЦИОМ В это трудно поверить: нужны кадры, время, статистическая обработка на компьютерах по утвержденным методикам. Тогда бы авторы привели данные по количеству респондентов, времени и месту исследования. Этого тоже нет. Остается выдвинуть очень неприятное предположение: плагиат!

Это уже не забавно. Авторы, считая себя русскими, видимо, на первый план выдвигают жуликоватость как основное русское качество.

После чтения книги мне почему-то не захотелось быть русским.

Заключение. Подведем грустные итоги: за разработку сложных проблем взялись люди, которые прежде не интересовались ни этнографией, ни этнической психологией, ни историей России. К тому же они отказались от самостоятельной проработки данной литературы, разбавили науку эзотерикой штайнеровского толка и, не привлекая для рецензирования никого из ученых, решили сделать еще и самиздатовскую публикацию. В результате получилось несъедобное блюдо, рассчитанное неизвестно на кого. Интересы «любимого читателя» здесь никоим образом не соблюдены: то с ним хотят советоваться, но не советуются, то вешают на него проблему дать тотчас же определение смысла этнического существования, то потчуют статистическими данными, взятыми неизвестно откуда и потому, скорее всего, недостоверными. А почти все рассуждения о русском духе построены на русской классике XIX века. Так, может быть, и впрямь лучше читать Толстого и Достоевского, чем данную книгу? - Словом, символика с ряжеными литовцами на опрокидывающейся лодке не подвела: о русских в данной книжке написано мало, в основном обсуждается понятийный аппарат (как если бы до авторов его никто не обсуждал), а авторы рядятся в одежды ученых, не имея представления о тех науках, в которых данные проблемы существуют. И потому их ладья с двумя носами, то есть книга, опрокинулась: она не достигла поставленных задач. Авторы не только не внесли ничего нового, они даже не подозревали о существовании старого. А их попытка ставить иностранные положения и иноязычные термины вместо русских мне как раз напоминает прядение задом наперед, спиной к прялке: в книге о любви, в частности, к русскому языку, сквозит явное неуважение к нему.

Таковы нынче самодельные книги.

Литература

АВЕ: Аверин К.М., Павлова Т.И. Быть или не быть русским? Ростов-на-Дону, «Терра», 2006, 136 с.

МЕД: Медынцева А.А. Грамотность в Древней Руси. (По материалам эпиграфики Х-первой половины XIII века). М., Издательство "Наука", 2000, 291 с.

ЧУЭ: Чудинов В.А. Вернём этрусков Руси. Расшифровка надписей древней цивилизации. М., «Поколение», 2006, 656 с.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.05MB | MySQL:11 | 0.272sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.438 секунд