В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 22, 2007

Были ли словенцы праславянами

Автор 11:52. Рубрика Исторические комментарии

Были ли словенцы праславянами (комментарии к эссе А.В. Гудзя)

В.А. Чудинов

Несколько лет назад, когда я был проректором в Государственной академии славянской культуры, моим соискателем стал Алексей Викторович Гудзь-Марков, математик по образованию, написавший к тому времени 2 книги, [4] и [6], и считавший себя самостоятельным исследователем. Я тоже считал его таковым. Однако в аспирантуре его книги посчитали компиляциями, в лучшем случае обзорами, и предложили ему написать какие-то новые работы. Затем он уехал в Италию, а, вернувшись, просто исчез без какого-либо объяснения. Мнение, сложившееся в аспирантуре, не играло никакой роли для возможной защиты кандидатской диссертации, поскольку основная часть диссертационного совета состояла из лиц, либо не имевших к ней никакого отношения, либо вообще приглашенных со стороны. Поэтому я посчитал, что причиной ухода Алексея Викторовича стало то, что степень кандидата наук по культурологии перестала его привлекать. Это его право выбора, за которое человека осуждать никак нельзя. Одна из его статей, переданная мне, называлась «Словенцы и праславяне» и являлась рецензией на книгу трех словенских авторов [1]. Привожу здесь ее целиком, а затем мой комментарий на нее.

Словенцы и праславяне (рецензия книги “Венеты”)

А.В. Гудзь

I

Недавно мне на отзыв была передана замечательная книга трёх словенских исследователей “Венеды” [1]. Вначале рецензия была сделана В.А. Чудиновым, который обращал внимание главным образом на дешифровки венетских и этрусских надписей [2, с. 135-156]; меня больше интересует археологическая сторона проблемы. Авторы книги “Veneti”, которую я предпочитаю давать как “Венеды” утверждают, приводя при этом ряд серьёзных доводов, что словенцы, ныне двухмиллионный славянский народ, населяющий Восточные Альпы и этнически близкое славянам население ныне австрийских провинций Штирии и Каринтии, не входят в группу южных славян, в VI-VII вв. переселившихся на Балканский полуостров из занятых славянами издревле земель Центральной и Восточной Европы, а жили здесь и прежде. Словенцы и славянское население Штирии, Каринтии и широко известной благодаря древнерусскому летописцу провинции Норик в Восточных Альпах и ряде примыкающих к ним провинций, жили задолго до событий VI-VII вв.; время их появления в Альпах восходит к эпохе лужицкой археологической культуры и культуры полей погребений и погребальных урн, датируемых XIII-VIII вв. до н. э. Это является основным утверждением авторов “Венедов”. Нам же придётся обратиться к данным археологии, и при этом я сошлюсь на два источника: А.Л. Монгайта [3] и на собственную книгу [4].

Итак, выскажу собственный взгляд на вопрос древней истории славян и венедов — либо тех же славян, либо весьма близкого славянам индоевропейского народа. Лужицкая археологическая культура является плодом эволюционного процесса, восходящего к целому ряду созданных индоевропейцами археологических культур, развивавшихся не только на территории Европы, но и на значительной части Евразии, включая равнины центра континента, Переднюю и Малую Азию, вплоть до долины Инда1. Процесс этот весьма не прост, и говорить о нём предметно можно лишь при условии знакомства с колоссальным объёмом фактических данных. В центре Европы лужицкой культуре предшествовали созданные индоевропейцами археологические культуры воронковидных кубков и шаровидных амфор IV-III тыс. до н.э., которые являлись эпохами, как минимум, вбирающими основы протогерманского, протославянского, а, возможно, протокельтского и протобалтского миров2.

Тут следует иметь в виду следующее. Общеиндоевропейские параллели в языках, мифологиях, в материальных культурах и социальном строении отдельных народов восходят к V-II тыс. до н. э. и к более ранним эпохам, ибо в эти тысячелетия клокотал большой индоевропейский вулкан, располагавшийся как на равнинах юга Восточной Европы, так и на юге Урала, на юге Западной Сибири и на равнине Средней Азии. Именно благодаря языкам, мифологиям, материальным культурам древнего индоевропейского населения этой обширной территории центра континента ныне мы имеем столь близкое родство западной и восточной групп индоевропейских народов Евразии. Исходы индоевропейских народов в Европу и Азию с равнин центра континента происходили одновременно, что видно из одновременности смен культурных эпох, прежде всего, на самой равнине и вскоре, вслед за этим, в Европе и в Азии3. Эволюция протославян4 в центре Европы восходит, как минимум, к IV тыс. до н. э. Лужицкая археологическая культура — это одна из ярких вех данного эволюционного процесса. И знаменательна она, помимо прочего, тем, что именно она явилась центром широкого расселения5, что весьма вероятно, протославянского населения в Европе. Материальным выражением данного расселения6 стала археологическая культура полей погребений и погребальных урн XIII-VIII вв. до н. э., распространившаяся едва ли не по всей территории Центральной и Западной Европы, от Малой Азии до Британии. В Восточных Альпах протославяне, в ряде районов Европы называющиеся венедами до настоящего дня7, могли жить с эпохи XIII-VIII вв. до н. э. до эпохи VI-VII вв. н. э. — времени расселения славян на Балканах, и до настоящего времени. В иных районах европейского континента славян-венедов могли ассимилировать другие народы, и они оставили после себя топонимию, одним из классических примеров которой является название североитальянской провинции Венето. А в Восточных Альпах, во многом благодаря консерватизму, определяемому горным ландшафтом, венеды могли удержаться, при этом, быть может, в определённые эпохи, переходя на неродственные языки, такие как латынь или немецкий8.

По большому счёту точка зрения авторов “Венедов” имеет серьёзные научные основания. Другое дело, что вопросы древней истории народов требуют самого серьёзного рассмотрения громадного объёма целого ряда научных дисциплин9 и тут, как нигде более, прежде чем что-то утверждать, нужно многократно проанализировать суть рассматриваемого. Авторы “Венедов” относятся к категории серьёзных, ответственных исследователей, хотя их точка зрения расходится со взглядами многих историков на время и обстоятельства появления славян на Балканах и рождения южнославянской группы народов. Утверждения авторов “Венедов” на самом деле не противоречат их оппонентам, утверждающим, что славяне, в том числе и словенцы-венеды, появились в Словении в VI-VII вв. Авторы “Венедов” лишь углубились в древнюю славянскую историю, по меньшей мере, до III-II тыс. до н. э. и речь в данном случае может идти не о пересмотре славянской истории, а о расширении горизонтов познания, её касающихся, и на этом пути даже специалистов ожидает много интересного и подчас для них неожиданного, что для процесса познания естественно10.

II

Для понимания древней славянской истории нам не избежать обращения к индоевропейской истории нескольких тысячелетий, во всех её материальных и духовных аспектах. Более десяти тысячелетий назад завершилась эпоха последнего великого оледенения [Четвёртый, Вюрмский ледниковый период, продолжавшийся около девяноста тысяч лет, завершился к XI тыс. до н. э.]. Несколько тысячелетий громадный ледяной панцирь, тая, отступал на север, оставляя гряды из нагромождений камней, глины и песка, до сих пор указывающие на перемещение его границы. Долины рек полнились талой водой, и ширина потоков нередко достигала нескольких десятков километров. Мхи и лишайники постепенно скрывали оставленные льдами валуны мягким зелёным пологом. Вслед за травами и мхами, превозмогая холод, на север продвигались карликовые берёзы и сосны. Теплом их истерзанных ветрами и стужей крон согревалась оттаивавшая земля. С ходом столетий значительные площади севера континента были скрыты хвойными и лиственными лесами. Именно леса противостояли арктической стуже и пестовали жизнь. И всё это время водная стихия несла обломки камней и осадочный грунт, формируя профиль речных долин и ландшафт континента. За ледником на север, вплоть до омываемой океаном кромки континента, шли мамонты и шерстистые носороги. Но дни исполинов были сочтены, и на заре нашей цивилизации они погибли, уступив место в тундре северным оленям.

Природа — величайший художник. Одно из его совершеннейших творений — человек. Но тайна появления человека на нашей планете до сей поры сокрыта непроницаемой завесой, ибо все “предшественники” далеки от него по ряду признаков, в первую очередь по объёму и степени развития головного мозга.

Ещё в эпоху оледенения, в пору, когда двухкилометровая толща ледяного покрова колоссальной тяжестью утапливала материковые плиты к центру планеты11, на нашем континенте человек создал культуры, материальные свидетельства о которых сохранены12, хотя и их ещё во многом предстоит открыть. Под спасительным кровом пещер, при свете костров13, человек средствами изобразительного искусства и пластики творил шедевры, ещё не оценённые цивилизацией в полной мере. Эти творения стоят в одном ряду с ярчайшими проявлениями человеческого гения позднейших эпох, а ценность их во сто крат выше им данной уже потому, что создавали их художники глубочайшей древности. В каменном веке, в эпоху уничтожающего всё живое мороза14, в человека уже была заложена духовная сила, возносящая его над миром на недосягаемую высоту. В сознании человека изначально присутствует всепобеждающая тяга к красоте и гармонии, помогающая превозмогать самые чёрные невзгоды, холод, голод, жесточайшую нужду и ежечасную угрозу гибели. Красота изначально одухотворила и вдохновила человека. А из недавней истории известно, что всякий раз в основе очередного возрождения цивилизации, прежде всего, заложена красота помыслов и образов, находящая выражение в архитектуре, скульптуре, живописи, в художественном слове.

Эпоха, пришедшая на смену эре последнего оледенения, с самого начала оказалась в высшей степени продуктивной для человека15. Достаточно скоро в ряде районов Евразии, там, где этому способствовал климат, человек принялся сеять злаки и бобы, собирая урожаи и формируя из них запасы продуктов16. А наличие продуктов освободило человеку время для совершенствования орудий труда и строительства благоустроенных жилищ. Люди научились из стволов деревьев изготавливать челны и удить с них рыбу, используя сети и удочки. Прирученная собака стала стеречь двор. В сплетённых из лозы, обмазанных глиной сараях содержались овцы, козы, свиньи. Среди богатых разнотравьем речных долин паслись стада крупного рогатого скота. Их покой охраняли вооружённые копьями всадники. Так было в VIII-V тыс. до н. э.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.25MB | MySQL:11 | 0.203sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.365 секунд