В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 22, 2007

Были ли словенцы праславянами

Автор 11:52. Рубрика Исторические комментарии

Встаёт вопрос о доказательности изложенного. В первой части настоящего эссе приведены орнаменты, представляющие собой культурный код индоевропейского мира, по меньшей мере, последние семь тысяч лет. Наряду с данными антропологии, во многом именно данный культурный код является ключом к разгадкам тайн древних эпох, не оставивших письменных источников информации о собственном происхождении. Орнамент, многие тысячелетия сохраняемый керамикой, форма керамики и изделий из металла, камня и иных материалов очень часто оказываются теми летописями, которые повествуют не только о бытии народа, но и о его происхождении, родстве и последующей эволюции. Если мы обратимся к материальным свидетельствам приведённых в таблице археологических культур, то не сможем не заметить последовательного воспроизводства древнего индоевропейского культурного кода, характеризующегося ярко выраженной симметрией и геометричностью орнаментации. Вне всякого сомнения, каждая новая эпоха порождала собственные его вариации. Это предопределялось множеством причин, начиная от климата, степени развития производств и завершая воздействием разнообразных инородных групп населения. И именно данные вариации впоследствии предопределили настоящее многообразие индоевропейского мира. Процесс эволюции славян — это ярчайшая страница большой индоевропейской истории и уровень понимания формирования и развития славянской общности во многом зависит от широты кругозора именно под углом зрения индоевропейской истории в масштабе всего континента, омываемого четырьмя океанами.

На этом я завершу краткое эссе и выскажу глубокую признательность словенским авторам, выдержавшей несколько изданий на многих европейских языках книги “Венеды”, и изданной, наконец, на русском языке36. Особую симпатию я испытываю к Юсту Ругелю, словенцу, благодаря инициативе которого настоящее издание стало возможным. У меня нет сомнений в том, что сложение усилий большой России и маленькой, но прекрасной Словении в деле исследования древней славянской истории — лишь почин, к которому в дальнейшем присоединятся многие славянские интеллектуалы из разных стран. Скажу более. Именно за славянами будущее в воссоздании древней индоевропейской истории, то есть истории, положенной в основу едва ли не всех индоевропейских народов. Причина этого в том, что именно славяне в значительной мере оказались восприемниками глубочайшей материальной и духовной традиции, некогда сформировавшей большое индоевропейское сообщество в центре континента.

Мой комментарий. Я хотел бы прокомментировать ряд положений Алексея Викторовича.

1. Из данного, а также последующих предложений видно, что А.В. Гудзь-Марков смешивает понятие археологической культуры (совокупности найденных предметов) с этносом, то есть, народом, который оставил эти предметы (чаще всего, выбросил поломанные или изношенные вещи за ненадобностью). В таком случае выражение «развитие археологической культуры», понятое буквально, означает лишь рост этой самой груды выброшенных вещей, тогда как данный автор имеет в виду эволюцию самого народа. Странно, что к такой научной условности (своеобразной абстракции), как «археологическая культура», А.В. Гудзь-Марков относится как к исторической реальности.

2. Ещё менее понятная фраза. Теперь культуры, то есть совокупности предметов, уже являются и эпохами, и этносами (мирами). Для того, чтобы перейти от самих предметов к эпохе, необходимо эти предметы датировать. Для периодов до античности это сделать реально очень сложно, ибо датирующих предметов практически нет, а стратиграфию слоев приходится сравнивать с эталонными по сходным предметам в допущении, что они синхронные. Но как раз это и оказывается самым сильным допущением археологов. Что же касается атрибуции найденных предметов как продуктов деятельности того или иного этноса, то по большинству из них единства среди археологов нет. Поэтому исходные предпосылки для дальнейших рассуждений автора статьи мне кажутся весьма шаткими.

3. Гудзь-Марков исходит из индоевропейской теории. Это означает, что ряд народов уже был индоевропейцами, но селился «на равнинах центра континента», а затем мигрировал в Европу и Азию. С моей точки зрения, большинство мигрантов вовсе не были индоевропейцами, например, тюрки, которые, мигрировав в Западную Европу и обрусев, стали вполне индоевропейским народом. Так что здесь я расхожусь и с индоевропеистикой, и с позицией Гудзь-Маркова.

4. Гудзь-Марков не дает определения протославян. По умолчанию приходится предположить, что они были индоевропейцами, слегка отошедшими по языку от протогерманцев, протокельтов и т.д.. С моей точки зрения протославян вообще нет, а ранние славяне – это русские, говорящие на областных диалектах.

5. Совокупность материальных остатков не может явиться центром расселения. Упавшие в землю обломки сосудов и других предметов быта никуда не расселяются. А вот кем именно были этносы, которые оставили нам Лужицкую археологическую культуру, автор статьи не пишет.

6. Можно подумать, что само расселение было духовным, а его материальной стороной – памятники, выкопанные археологами.

7. Если венеды называются и до настоящего дня венедами, то как они могут быть протославянами? В таком случае с равным успехом протославянами можно назвать любые современные славянские народы – чехов, словаков, поляков, болгар, сербов и т.д. Приставка прото- характеризует предков, а не современников.

8. Под словом «удержаться» Гудзь-Марков как раз и имеет в виду: сохраниться до наших дней. То есть, протославяне живут среди нас, и уже говорят по-немецки. Иными словами, наши не говорящие по-славянски современники оказываются нашими говорящими на ранних славянских языках предками. Феноменально!

9. Тоже весьма интересный пассаж. Вместо того чтобы рассматривать документы соответствующих эпох, оказывается, требует самого серьёзного рассмотрения громадный объём целого ряда научных дисциплин. Что ж, поучим геометрию, астрономию, химию, палеонтологию – авось тогда поймем, кто такие праславяне.

10. Согласно современной историографии, славяне появляются в Европе не раньше V века н.э., причем неизвестно откуда. Даже перенос славян в античность – это уже переворот в историографии. А рассмотрение их в эпоху бронзы – это не то, что переворот – это совершенно иная историографическая парадигма. Утверждать, что речь идет только о расширении горизонтов познания – значит, просто умалчивать о совершенно иной концепции трех словенских авторов, не имеющей ничего общего с современной историографией.

11. Какая-то странная демонизация оледенения. Лед весит чуть легче воды, то есть, 1 кубический дециметр – примерно 1 кг. Скальный грунт – раз в 8-10 тяжелее. Двухкилометровый слой льда весил примерно столько, сколько двухсотметровый слой скальных пород. Любые горы, скажем, высотой в 3 км, давят на континентальную плиту раз в 15 сильнее.

12. Из этих слов получается, что духовный компонент культуры утерян. На самом деле, нам знакомо изобразительное искусство и письменность палеолита, а это – духовный компонент культуры.

13. Потолки пещер, по свидетельству археологов, не покрыты копотью, поэтому костров в пещерах не разводили. Кроме того, яркости костров для создания оставшихся в пещерах гравировок и живописи явно не хватало. Так что Гудзь-Марков здесь просто красиво фантазирует.

14. Для палеолита в целом, в том числе и для верхнего, характерен тёплый, если не жаркий климат. Оледенение занимало по времени всего несколько процентов.

15. Вслед за эпохой оледенения, то есть, палеолитом, пришел мезолит, эпоха сначала наводнений и переувлажнения почвы, а затем засух. Это был один из труднейших периодов в развитии человечества.

16. Гудзь-Марков дает совершенно идиллическую картину возникновения земледелия. На самом деле ученые усматривают в переходе от присваивающего хозяйства к производящему экономическую революцию, и присваивают ей имя неолитической. Здесь речь идет и о перестройке всего уклада хозяйства, привычек, образа жизни; в конечном итоге неолитическая революция повлекла за собой смену календаря и пантеона богов. Тогда как по автору статьи – люди всего лишь стали сеять бобы.

17. Дается обобщенная и несколько беллетристическая картина развития человечества. Неясно, однако, что такое расы-гибриды, поскольку масса современных этносов содержит в себе черты, как европеоидов, так и монголоидов. Если это расы-гибриды, то они совсем не вымерли, а продолжают существовать.

18. Абсолютно неясно, какой из этносов Месопотамии может считаться этносом слепцов. Шумеры? Аккадцы? Халдеи? Вавилоняне? Ассирийцы? Ни об одном из этих народов нельзя сказать, что они вели себя глупо, как по отношению к природе, так и по отношению друг к другу.

19. Что значит «первозданность»? Были ли люди палеолита и неолита одним и тем же этносом индоевропейцев? А когда появились сами индоевропейцы, в какую эпоху? И по каким критериям Гудзь-Марков исчисляет этническую идентичность народов разных эпох? Поскольку ни на один из этих вопросов он не дает ответов, данное его утверждение звучит необоснованно, голословно.

20. Что такое индоевропейский протоязык? Результат кабинетных упражнений ученых-компаративистов XIX века типа Шлейхера, написавшего на этом гипотетическом языке басню «Волк и ягненок»? Ни одного памятника этого языка не найдено, зато количество надписей на русском языке в каждую эпоху исчисляется десятками и сотнями.

21. Никаких причин этого «цивилизационного взрыва» Гудзь-Марков не приводит. Лишь упоминает его. Получается, что взрыв произошел на пустом месте.

22. Что такое «красивая возвышенность» (длиной в несколько сотен километров – ее «красоту» можно увидеть разве что из космоса)? Откуда известно, что много тысяч лет назад эта возвышенность была красива? Каковы вообще критерии красоты возвышенности? Опять мы видим всплеск эмоций вместо научного анализа.

23. Откуда и почему взялись кочевники, если только что нам говорилось в идиллическом ключе о богатырях, которые занимались всем понемножку – и земледелием, и охотой, и скотоводством, и рыбной ловлей?

24. Откуда известно, что смена культур (то есть, смена находимых в земле вещевых комплексов) была связана именно с переселением народов, а не с развитием торговли? В 70-е годы ХХ века женщины России одели брюки, затем молодежь обоего пола стала носить джинсовые костюмы (эта мода пришла из США), в 90-е годы появились мобильные телефоны (сама мобильная связь была разработана в СССР для номенклатурных работников, а массовой она стала после миграции в США разработчиков из СССР и создания рыночных массовых образцов мобильных телефонных аппаратов). Если этот процесс описывать в терминах Гудзь-Маркова, то в ХХ веке «Каждое новое нашествие кочевников из США было подобно буре, сметавшей с лица земли успевшие устояться в Европе культуры», что абсолютно неверно.

25. Очень спорное заявление о том, что центром цивилизации явились степи. В степях обычно живут кочевники, а не оседлые народы.

26. Надписи на предметах культуры шнуровой керамики сделаны на том же русском языке, что и надписи ямной и катакомбной культур. Никакой смены носителей этих культур не просматривается, хотя сами культуры сменились.

27. Ума не приложу, чем питались эти многочисленные стада в зонах широколиственных лесов перечисленных бассейнов рек? Или туда же переместились и степи? Или, напротив, перед походом кочевники ухитрились заготовить гигантские, на несколько лет, запасы сена? В противном случае, все эти многочисленные стада, под лай собак, были обречены на неминуемую гибель, а после массового падежа скота неминуемо должны были погибнуть и волны переселенцев. Так что Гудзь-Марков описывает нечто апокалипсическое.

28. Надписи срубной культуры выполнены той же руницей и на том же русском языке, что и надписи катакомбной культуры.

29. Судя по этому высказыванию, Гудзь-Марков полагал, будто жители этих регионов были полными идиотами, ибо, задыхаясь от зноя, они еще и освоили выплавку металлов, сопряженную с жарой вокруг металлургических печей. То есть, природного зноя им якобы было мало, и они к нему добавили еще и рукотворную жару.

30. Гудзь-Марков это описывает так, будто бы археологи слышали ведические гимны и задавали вопросы данным народам, которые отвечали, что их зовут ариями. Свои догадки он оформляет как красочные утверждения.

31. Причинно-следственные отношения тут совершенно не ясны. Получается, что дравидские цивилизации долина Инда погибли, узнав, что арийцы хотят придти в эти места. А когда они погибли, это было знаком (провозвестием) о том, что пора выступать в поход и ариям.

32. Насколько религиозный текст, имевший десятки редактур, является историческим источником? Насколько справедливо отождествление описанного там государства с населенными пунктами на Волге? Опять мы видим, что мимолетная гипотеза Гудзь-Маркова превращается у него в утверждение.

33. Туранцы являются тюрками, а не ираноязычными народами; тохары – тоже не персы. Что же касается киммерийцев, то они – скорее всего тоже тюрки. А скифы и сарматы говорили на диалектах русского языка, как показали мои исследования. Так что персов среди перечисленных народов, скорее всего, вовсе не было.

34. Предками перечисленных здесь народов, по моим данным, являлись русские, которые здесь и жили – им неоткуда было накатываться. А культурные влияния, действительно, были.

35. Откуда взялись венеды? Где они сложились, как этнос, который затем вторгся на занимаемые ими позже земли?

36. Гудзь-Марков имеет в виду книгу [8].

Как можно видеть, приведенное эссе является кратким изложением книг А.В. Гудзя-Маркова. Из него следует, что данный исследователь как-то уж чересчур буквально воспринял археологические данные, полагая, что каждая археологическая культура соответствовала какому-то народу. Напомню еще раз: «Под археологической культурой понимают группу относительно одновременных памятников со сходным инвентарем и занимающих одну территорию» [9, с. 110], и не более того. Связь археологической культуры с тем или иным этносом или тем или иным этапом его развития является предметом десятилетних дискуссий представителей различных археологических школ и направлений, а вовсе не твердо установленным научным фактом.

Таким образом, прочитав массу археологических монографий, автор книг и эссе сделал для себя вывод о том, что праиндоевропейцами были кочевники. Само по себе только это утверждение вызывает большой скепсис, а ведь оно является центральным в его концепции. Место расположения этого народа почему-то связывается с Волгой, но неясно, с какой ее частью – с верховьями, с серединой или с низовьями. На самом деле, раскопки каждой из ее частей не указывают на существование какой-либо грандиозной цивилизации в указанном регионе, так что гипотеза Гудзь-Маркова не подтверждается археологическим материалом. Основным историческим источником для него является Авеста, сборник религиозных положений, который, естественно, не дает и в принципе не может дать сколько-нибудь ценных исторических сведений. Это положение также весьма сомнительно. Наконец, считать, что стержнем культуры является орнамент, как-то странно. Хотя орнамент, безусловно, является одной из архетипических черт этноса, он все-таки ближе к периферии культуры, чем к ее центру. Поэтому мои коллеги из аспирантуры ГАСК были вполне правы, считая сочинения этого исследователя компилятивными и довольно поверхностными.

Но поражает и совершенно ненаучный стиль изложения, и перечисление таких мелких подробностей, которые никак не следуют из археологических данных, а являются фантазиями автора. Откуда он знает, что переселенцы в Индию шли под пение ведических гимнов, если многие исследователи отмечают, что «Веды» сложились весьма поздно? Из чего следует, что кочевники гнали огромные стада домашних животных, если он перечисляет территории, занятые широколиственными лесами, где кормить травоядных животных нечем? Словом, после прочтения эссе возникает впечатление, что мы имеем некий эмоциональный, но совершенно некритический пересказ археологической литературы, предпринятый некомпетентным человеком.

Что же касается собственно словенцев, то ничего нового нам данный исследователь не дал – он лишь пришел в восторг от книги Йожко Шавли. Почему он считает словенцев и венетов праславянами, Гудзь-Марков не поясняет. На мой взгляд, и те, и другие были просто славянами, одной из ветвей далеко разошедшихся русских. Насколько близки венеты и словенцы – это предмет дальнейших исследований.

Литература

1. Šavli Jožko, Bor Matej, Tomažič Ivan. Veneti. First Builders of European Community. Tracing the History and Language of Early Ancestora of Slovenes, Wien, 1996

2. Чудинов В.А. Дешифровка венетских и этрусских надписей Матеем Бором (рецензия на книгу “Венеты”) // Экономика, управление, культура. Сб. научных работ, вып. 6. М., ГУУ, 1999

3. Монгайт А.Л. Археология Западной Европы. М., 1974 г.

4. Гудзь-Марков А.В. Индоевропейская история Евразии. Происхождение славянского мира. М. «Рикел, Радио и связь», 1995, 312 с.

  1. Географическая поэма. Перевод С. П. Виноградовой, по изданию: Авеста, СПб., 1998
  2. Гудзь-Марков А.В.. История славян. М., 1997
  3. Сарианиди В.И. Памятники позднего энеолита Юго-восточной Туркмении V-III тысячелетия до н.э.
  4. Шавли Йожко. Венеты: наши давние предки. Перевод со словенского Ж. Гилевой. М., 2003, 160 с.
  5. Матюшин Г.Н. Археологический словарь. М., «Просвещение», 1996, 304 с.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.27MB | MySQL:11 | 0.524sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.693 секунд