В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июль 26, 2010

Национальная идея и новые источники истории этноса

Автор 22:03. Рубрика Исторические комментарии

Национальная идея и новые источники истории этноса
В.А. Чудинов

Подобно тому, как человек не может жить без представления о себе, о своём прошлом и настоящем, поскольку без этого у него не может быть никакого разумного будущего, так и любой народ не может существовать без осмысленного представления о своих коренных свойствах. В науке эта проблема называется «самоидентификацией этноса». Пока эту тему я с особой тщательностью обсуждать не буду, а просто прокомментирую статью известного историка Роя Медведева по поводу такого рода объединительной национальной идеи (МЕД). Замечу, что историки всё чаще обращаются к национальным идеям, поскольку они создают психологическую основу существования народа, тот стержень, без которого любое государство рано или поздно рассыпается на составляющие его отдельные образования.

Идея народов России. «Национально-историческая самоидентификация народов Российской империи строилась на двух формулах: «Москва - Третий Рим» и «Самодержавие. Православие. Народность». Понятие «народность», однако, относилось только к представителям титульной нации - великороссам, малороссам и белорусам, которые тогда определялись как три субэтноса русского народа. Все остальные жители России считались «инородцами» и были разделены на несколько категорий. Наиболее привилегированными из них являлись христиане - грузины и армяне. Татары и калмыки стояли выше, чем туркмены и таджики. Самый низкий статус достался иудеям.

Большевики умело использовали протестный потенциал национальных движений и создавали свое государство как братский союз равноправных наций, причем в роли «старшего брата» выступали русские. Несмотря на все изъяны, национальная политика Коммунистической партии Советского Союза привела к тому, что украинцы и белорусы обрели статус нации, евреи получили доступ во все сферы государственной и культурной жизни, а на территориях, заселенных «инородцами», сформировалось более 30 союзных и автономных республик со своей культурой и своими институтами государственности.

После развала СССР независимые государства, образовавшиеся на постсоветском пространстве, столкнулись с целым рядом проблем, связанных с национальной и исторической самоидентификацией. Распад «семьи народов» выявил многие болевые точки, разрушил старые связи и заставил формирующиеся нации по-новому взглянуть на самих себя и свою историю. Новое прочтение национальной истории как основы национального самосознания сыграло и играет важнейшую роль в процессе становления практически всех государств - участников СНГ. Тем более что многим из них государственность приходилось строить практически с нуля».

В этой вводной части статьи Роя Медведева показана трансформация национальной идеи на территории России за последние сто лет, из которой вытекает очень важная составляющая - этническая атрибуция. В самом деле, этнография выработала несколько научных понятий для характеристики того или иного народа: племя, народность, нация, из которых племя характеризуется как догосударственная этническая общность, не связанная с обладанием определенной территории проживания и единым языком, народность уже обладает этой территорией и имеет господствующий диалект, тогда как нация к тому же связана общностью хозяйственной жизни и говорит на одном языке. Понятно, что каждый этнос стремится дойти до уровня нации, что в реальной жизни связано со многими препятствующими этому факторами. После распада СССР часть этих факторов отпала, хотя возникли новые препятствия. Статья Роя Медведева чуть ниже их высвечивает.

Создать украинцев. «Наиболее болезненным процесс формирования национальной самоидентификации оказался у украинцев. Вышли на поверхность и даже обострились противоречия, которые в авторитарном СССР почти не были заметны. Главным из них стала явная рознь между теми украинцами, которые с середины XVI столетия жили в составе России, и теми, кто населял области, отошедшие после разделов Речи Посполитой под власть Австро-Венгрии. Эти группы даже принадлежат к разным конфессиям. «Среди наших проблем, - пишет второй президент Украины Леонид Кучма, автор книги с красноречивым названием «Украина - не Россия», - есть одна, решаемая в достаточной мере мучительно. Прежде чем мои соотечественники смогут спокойно сказать себе, что она решена, пройдут десятилетия. Это не российско-украинская проблема, это украинская проблема, но она тесно связана с Россией. Речь идет о нашей самоидентификации и нашей психологии. Политологи и социологи Украины согласны в том, что процессы консолидации украинской нации пока еще далеки от завершения. Мы до сих пор не до конца поняли, кто мы такие».

Выступая на презентации своей книги в Москве в сентябре 2003 года, Кучма говорил: «Украину мы создали. Теперь мы должны решить более трудную задачу - создать украинцев». К сожалению, кое-кто в современной Украине хочет ускорить этот процесс, в том числе и путем принуждения. Здесь пока еще не сформировалась ни общепринятая, ни официальная, ни даже заметно преобладающая концепция национальной истории, поскольку современная Украина сложилась из нескольких крупных регионов. Галиция, Закарпатье, Полтавщина, Крым, Донбасс, Киев, Харьков, Одесса - все эти и многие другие области и города имеют разную, подчас не зависящую друг от друга историю. К формированию нынешних границ Украины причастен не столько Богдан Хмельницкий, сколько Пётр I, Екатерина II, Ленин, Сталин и Хрущёв. Не случайно сами украинцы говорят, что их страна «создана Богом, который сделал это руками наших врагов». В результате возникает множество мифов. Согласно одному из них, Киевская Русь - это золотой век Украины, а «Слово о полку Игореве» - древний украинский эпос. Отсюда и утверждения, будто Киевская Русь с ее богатой историей и культурой - наследие одной лишь украинской, но отнюдь не русской или белорусской нации. В действительности же речь идет о едином корне, давшем с течением времени множество ростков. В XVII и XIX веках Украина была не колонией России, а частью общеимперской метрополии. Но более чем 250-летняя эпоха нахождения украинских земель в составе Российской империи привлекает местных историков значительно в меньшей степени, нежели период 1917-1920 годов - времени существования суверенного государства, уничтоженного большевиками. В издающихся сегодня на территории Украины школьных учебниках почти отсутствуют сведения об образовании Украинской ССР, о ее вхождении в состав СССР, о развитии здесь национальной культуры и системы всеобщего образования. О страшном голоде 1933-го говорится много, но только как об «украинском голодоморе» или даже как о геноциде, направленном против украинских крестьян. Между тем от этой трагедии пострадали все зерновые районы Советского Союза, в том числе Казахстан, Поволжье, Дон и Кубань. Национальными героями Украины остаются Богдан Хмельницкий и Иван Мазепа, портреты которых мы видим на украинских купюрах. Поэму «Полтава» в школах Украины не читают, а творчество Пушкина изучается в курсах зарубежной литературы. К Гоголю отношение, конечно, другое, хотя читают его школьники, естественно, в переводе».

Рой Медведев очень точно указывает на реальное противоречие в самосознании двух частей нынешнего украинского государства. Но на самом деле проблема еще сложнее, поскольку определенные части Украины, например, Крым, вообще считает себя состоящим из русского населения, и добился автономии в составе Украины. Замечу, что подобные проблемы имеют и некоторые западные государства, например, Бельгия, которая состоит из фламандцев и франкофонов, говорящих на разных языках, или в Канаде, где Квебек говорит по-французски, тогда как остальная часть страны - по-английски. Даже в благополучной Германии до сих пор существует различие в психологии между «вести» и «ости», то есть немцами, проживавшими в ФРГ и ГДР.

Россия плюс. «По мнению многих этнографов, некое «славянское» начало в наиболее чистом виде сохранилось у белорусов, на этническую природу которых не повлияли ни литовцы, ни татары, ни немцы, ни поляки. Александр Лукашенко с некоторой иронией говорил о своих соплеменниках как о «тех же русских, но со знаком качества». (Кстати, можно сказать, что именно на этом строится и национально-государственная идентичность лукашенковской Белоруссии, - это своего рода «Россия плюс», то есть Россия, которая лучше той, что есть на самом деле, потому как сумела сохранить и приумножить прежнее достояние.) По его словам, «мы должны пользоваться в равной степени нашим русским и нашим белорусским языками. Это должны выбирать сами граждане, а не государство». БОльшая часть белорусской интеллигенции никогда «не болела» национализмом. Однако еще до распада СССР в Верховном Совете Белоруссии образовалась незначительная, но очень активная националистическая фракция, которая обвинила белорусский народ в забвении собственного языка и истории. Члены этой фракции, возглавлявшейся этнографом, поэтом и фотографом Зеноном Позняком, настаивали на том, что Великое княжество Литовское - феодальное государство ХIII-XVI веков - являлось историческим белорусским государством. На самом же деле правящая династия и бОльшая часть знати этого княжества были не славянского, а литовского происхождения.

Оказавшись позже в составе Речи Посполитой, белорусский народ подвергся полонизации, а белорусская шляхта сменила православие на католичество. После разделов Польши белорусские земли вошли в состав России, в результате чего там возобладал русский язык. Белорусы в основном восприняли это событие не как национальную катастрофу, а как соединение двух братских православных народов.

Установление в Белоруссии советской власти не сопровождалось гражданской войной (в отличие от ситуации в Украине). В составе СССР белорусы обрели, наконец, начальные формы государственности и статус титульной нации одной из союзных республик. В XX столетии самый значительный вклад в формирование национального самосознания внесли совместная борьба и трудная победа в Великой Отечественной войне».

Тоже весьма интересное наблюдение Р.А. Медведева, которое во многом перекликается с моими статьями против националистических тенденций некоторых белорусских авторов. Парадокс тут заключается в том, что большинство белорусских крестьян и горожан говорит по-русски, смотрит и читает русские СМИ. А по-белорусски предпочитает говорить незначительная часть белорусской интеллигенции.

Закавказские древности. «У грузин и армян не было особых проблем с национальной самоидентификацией, поскольку рождение этих наций произошло задолго до образования Российской империи. Азербайджанцы как нация сформировались только в составе СССР, и их проблема сегодня состоит в том, чтобы определить свое место уже в рядах не советских, а мусульманских народов, в частности по отношению к близким по языку и религии туркам и иным тюркоязычным общностям.

Армения всегда внимательно относилась к своей истории, не отвергая, правда, и некоторых, мягко говоря, сомнительных положений, таких, к примеру, как миф об «избранности армянской нации». Скорее можно говорить о «христианском народе во враждебном окружении» и «первородстве армянского христианства». На рубеже 1980-х - 1990-х в работах армянских историков преобладала тема Карабаха и исторических прав Армении на эту территорию; в центре внимания сегодняшних ученых - геноцид армян в османской Турции в 1915-1916 годах, становление и развитие Армянской григорианской церкви. За последние 10 лет издано множество учебников по истории Армении. Их авторы подчеркивают огромное положительное значение вхождения Восточной Армении в состав России (1805-1828), поскольку это «спасло армянский народ от физического уничтожения». Почти во всех учебниках приводится цитата из одного из романов основоположника национальной литературы Хачатура Абовяна: «Да будет благословенен тот час, когда нога русского ступила на землю армянскую».

Совсем иные настроения царят в современной Грузии. Может сложиться впечатление, будто грузинских правителей силой вынудили принять российское подданство. Некоторые грузинские историки называют Россию «историческим врагом» наряду с Ираном и Турцией и заявляют, что присоединение к мусульманским империям было бы меньшим злом, ибо те «никогда не покушались на грузинскую государственность, как таковую». Весь период существования советской Грузии оценивается как время унижения, оккупации, угнетения, позора, русификации, но не как период успешного развития. Уже в 1991-м Верховный Совет республики отменил празднование Дня Победы. (Позднее Эдуард Шеварднадзе тщетно просил парламентариев вернуть 9 Мая статус праздника.) В прошлом году президент Грузии Михаил Саакашвили отклонил приглашение посетить Москву для участия в торжествах, посвященных 60-летию победы в Великой Отечественной войне, заявив: «Это не наш праздник». Главным праздником здесь считается день провозглашения «первой» Грузинской Демократической Республики, просуществовавшей с 1918 по 1921 год, - наиболее героический, по мнению местных историков и политиков, период грузинской истории. Насаждается и концепция исторического и культурного превосходства Грузии над Россией, якобы обусловленного тем, что Грузинское государство гораздо старше Московского царства, а город Тбилиси был основан на 400 лет раньше, чем столица Киевской Руси. Еще при президенте Шеварднадзе в Грузии было торжественно отмечено 3000-летие грузинской государственности, а затем и 2600-летие совместного мирного проживания грузинского и еврейского народов. (Раньше считалось, что первое государственное образование в Закавказье - Урарту - появилось на территории Армении в IX веке до н. э.) Неужели же сегодня, в начале третьего тысячелетия, возраст наций и государств является признаком их состоятельности?»

Опять-таки, можно поразиться точности и лаконичности отечественного историка в передаче сложных проблем самоидентификации наиболее крупных народов Закавказья. Я опущу такой же блестящий его очерк, посвященный проблемам самоидентификации тюркских народов и посожалею об отсутствии соответствующего материала по евреям. Полагаю, что там ему тоже было бы что сказать.

Подготовив тем самым читателя, Р.А. Медведев переходит к самой интересной, заключительной части, посвященной самоидентификации русских.

Россия и ее история. «12 июня 1990 года народные депутаты РСФСР, которые в основном представляли Коммунистическую партию и блок «Демократическая Россия», приняли на своем первом съезде Декларацию о государственном суверенитете России, однако не смогли сформулировать для нового - не советского, и не социалистического - государства ясную национально-государственную идею. Сегодня в Государственной думе РФ доминирует партия «Единая Россия», у которой нет ни политической, ни национальной идеологии, а есть лишь в лучшем случае цель удвоения ВВП. Мало кто понимает смысл введенного недавно государственного праздника День народного единства (4 ноября). Да и 12 июня мы отмечаем то как День независимости, то как День России... С крушением социализма российская историческая наука освободилась от идеологического диктата: открылись почти все архивы, исчезли «закрытые темы», исследователи больше не выполняют политических директив и не должны считаться с требованиями цензуры. Но в нашем прошлом остается еще немало белых пятен. Без трезвой и объективной оценки уроков отечественной истории едва ли возможно созидание новой идентичности, устремленной в будущее».

Как видим, здесь историк только разводит руками:  национальной идеи России нет, и создание ее как-то не просматривается. Печальный вывод. И моя будущая работа, вовсе не претендуя на завершенность или даже на весьма большую значимость, всё-таки нацелена на то, чтобы очертить контуры этой национальной объединительной идеи.

Самоидентификация по Аксючицу. А вот что писал Виктор Аксючиц в статье 2004 года: «Восстановление ощущения собственного «Я», то есть самоидентификация народа, пребывавшего в долголетнем беспамятстве, - это, прежде всего, возрождение исторической памяти и национального самосознания. Чтобы понять, кем мы являемся сейчас, нам необходимо осознать, какими мы были, в том числе, - каким был русский национальный характер. Более всего о характере народа свидетельствует его историческая судьба. Здесь следует повторить очевидные исторические факты, которые в силу господствующих предрассудков вовсе не очевидны для общественного мнения - и отечественного, и зарубежного. Ни один цивилизованный народ не выжил в подобных - невиданно трудных климатических, природных и геополитических условиях, освоив, при этом, наибольшие в истории пространства, сформировав самое большое в мире государство, не уничтожив и не поработив ни одного народа, создав великую культуру. Совершенно очевидно, что народ, совершающий эти беспрецедентные деяния, обладает уникальными качествами».

Соглашаясь с этой оценкой, хотел бы обратить внимание на интересную мысль данного автора: мысль о долголетнем беспамятстве. В самом деле: мы изучает только историю христианской Руси и очень короткий период до введения христианства. Точно также мы изучаем Русь государственную (вспомним название знаменитой книги Н.М. Карамзина «История государства Российского»), и почти ничего не знаем о Руси до создания государственности. Так что тут очень хотелось бы увидеть у Аксючица реализацию его очень сильного утверждения. Однако этого у него, увы, нет. Вместо этого он тут же замечает: «Судя по всему, восточнославянские племена, способные освоить наиболее суровые на Евразийском материке пространства, изначально отличались характером динамичным и трудолюбивым, выносливым  и упорным, храбрым и буйным. Русскому человеку генетически передались противоречивые свойства славянского эпилептоидного типа характера (по определению Ксении Касьяновой). Эпилептоид в обычных ситуациях спокоен, терпелив, основателен и запаслив, но способен к срыву в раздражающей ситуации, если долго давить на него - он взрывоопасен». Тут я не могу согласиться ни с племенным характером русского народа на заре его истории, ни с его сходством с эпилептиком. Напомню: «ЭПИЛЕПСИЯ - хроническое заболевание, вызванное поражением ЦНС; проявляется судорожными припадками и специфическими изменениями личности. Судорожные припадки подразделяют на большие и малые. Большой (генерализованный) судорожный припадок - остро возникающий приступ с тоническими и клоническими судорогами и коматозным помрачением сознания. Развитию припадка часто предшествует аура - кратковременное (несколько секунд) помрачение сознание, возникающее непосредственно перед большим судорожным припадком, которое может сопровождаться различными обманами восприятия (зрительные, обонятельные и др. галлюцинации) и вегетативными пароксизмами... Малый эпилептический припадок представляет собой кратковременную потерю сознания, которая может сопровождаться клоническими судорогами отдельных мышц; больные обычно не падают, но лицо их бледнеет, взгляд останавливается. После припадка, который может длиться от нескольких секунд до минуты, также развивается амнезия». Сказать, что русскому народу свойственно потеря сознания, судорожные припадки, галлюцинации и затем полная потеря исторической памяти, значит, очень не любить этот этнос и возводить на него всякую напраслину.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.23MB | MySQL:11 | 0.218sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Январь 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.382 секунд