В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июнь 4, 2008

Нужен ли для истории микроскоп?

Автор 13:31. Рубрика Научная полемика с оппонентами


Оказывается, умение читать древние надписи, по Эдельману, является «адом исторического невежества», а неумение, то есть, выражаясь нормальным русским языком, безграмотность, является признаком высокого исторического образования. Иными словами, нормальная человеческая логика выворачивается здесь наизнанку. И когда я показываю, что на Кольском полуострове «великий Куйве» является вовсе не саамским артефактом, а самым что ни на есть русским, ибо у саамов и письменности-то не было (а на этом якобы Куйве надписи сделаны и русскими рунами Рода, и по-русски), я вовсе не унижаю саамов; напротив, я восхищаюсь тем, что они проявили такое уважение к русскому МИМУ ХРАМА МАКОШИ (как начертано на этом памятнике), что даже дали ему своё название и поклонялись как Великому Духу Сейдозера.

Ну, а что касается «баснословных русичей палеолита», то я не смогу припомнить ни одной басни, где бы о них говорилось. О русичах палеолита не писали ни Эзоп, ни Лафонтен, ни дедушка Крылов, ни даже Сергей Михалков. Басню пытается придумать лишь Эрлихман, но и это ему оказалось не под силу.

Кое-что об оппоненте. До того, как этот горе-историк взялся писать обо мне критическую рецензию, я, каюсь, даже не подозревал о его существовании. Ибо ничего интересного на научном историческом фронте за ним не числилось. Пришлось поискать о неё сведения в интернете. И вот что я нашел: Вадим Викторович Эрлихман - обозреватель журнала "Paradox". Родился в 1965 г. в Воронеже. В 1989г. окончил Московский историко-архивный институт, в 2002 году защитил кандидатскую диссертацию на тему: "Народное образование в России в период деятельности Временного правительства (март - октябрь 1917 г.): Дис... канд. ист. наук /Московский государственный университет (МГУ) . - Защищена 2002.10.14. УДК 37. 201 с. - Библиогр.: 223 назв. Проанализировано состояние российской системы образования в контексте исторических событий 1917 г., исследованы различные планы реформ в области просвещения, разработанные в указанный период, подробно рассмотрено движение за национальную школу. - Что тут сказать: о нём как об историке данных нет. Является обычным литературным сотрудником. Родился в Воронеже, столичного среднего образования не получил. Диссертация находится на стыке педагогики и истории. Обращает внимание интерес к «национальной» школе, и можно догадаться, к какой именно. Работал архивистом, генеалогом, переводчиком и редактором художественной литературы. Автор нескольких книг по истории средневековой Европы, а также многочисленных статей в энциклопедиях и периодических изданиях. Печатался в газетах ("Общая газета", "Известия", "Неделя", "Собеседник" и др.) и журналах ("Огонек", "Родина", "Караван истории" и др.). С журналами Издательского Дома Родионова сотрудничает с 1996 года Печатается под псевдонимами Измайлов Иван, Бехтерев Антон. Женат, много детей и других домашних любимцев. - И здесь, как видим, преобладает беллетристический жанр. Имя Родионова мне многое говорит: именно этот журналист стал моим первым критиком, после того, как я указал на ряд ошибок в построениях Гриневича. Ну, а под псевдонимами у нас публикуются только литераторы, но никак не историки. Кстати, я до этого знавал только сатирика Льва Измайлова, теперь у него появился еще один соплеменник, Иван Измайлов.

Ради интереса можно посмотреть о чем, и как он пишет. Весь перечень его статей я привлекать не буду, рассмотрю лишь статью «Красавица и чудовище», поскольку она самым красноречивым образом свидетельствует о его пристрастиях. Итак, кто такая красавица? «Ее тело привезли в морг из подмосковного санатория в ноябре 1938 года. Врачи сразу установили отравление люминалом. До сих пор никто не знает, добровольно ли ушла из жизни Евгения Соломоновна Фейгинберг (в девичестве) - Хаютина - Гладун, жена наркома внутренних дел СССР Николая Ежова, имя которого стало в тридцатые страшнее, чем кличка Малюты Скуратова». Красавицей, конечно же, может быть только еврейка, Евгения Соломоновна  Фейгинберг. А кто чудовище? Естественно русский, ее муж Ежов. Его портрет автор очерка передает такими словами: «Он родился в Петрограде 01 мая 1895 года. Обычная биография рабочего паренька: пьяница-отец, задавленная нуждой мать, работа в подмастерьях. Хозяева били его, а один портной, как позже признался сам Ежов, вступил с ним в "педерастическую связь". Эта связь стала для Ежова роковой: от гомосексуальных пристрастий он так и не избавился. Урывками он учился в школе, окончил класса три и позже писал в анкетах об образовании: "незаконченное низшее". Да и весь он был какой-то незаконченный, низший: рост метр пятьдесят два, хилый, с кривыми ногами». Были ли у Евгении кривые и угловатые ноги, какие обычно встречаются у евреек, он умалчивает, ибо все отрицательные эпитеты припасены для русского. Равно и о том, какой уровень образования был у «красавицы», а также и о том, не пили ли родители «Женечки» в далёком Гомеле, и не били ли ее под горячую руку. Ибо ее он рисует только белыми красками: «К тому времени Женечка Фейгинберг уже выбралась из родного гомельского захолустья. Первый муж, слесарь Хаютин, был скоро брошен. Зато второй, красный командир Александр Гладун, перевез жену в Москву. Началась жизнь, о которой Женя всегда мечтала: шикарные платья, заграничные поездки, встречи со знаменитостями. В 1927-м в Берлине она познакомилась с известным писателем Исааком Бабелем». Также вполне естественно, что знаменитостями могут быть только писатели еврейского происхождения (тест на известность: пусть читатель сходу назовёт три самых известных произведения Бабеля). И столь же естественно, что брак для еврейской провинциалки был только трамплином для ее социального продвижения, что у евреев считается заслугой, а не пороком. А далее даётся потрет и годы правления другого наркома внутренних дел - Иегуды (Ягоды) Генриха Гиршовича (1934-1936), где о кривизне ног, происхождении и тайных пороках нет ни слова; лишь вскользь бросается небольшое критическое замечание. А наша весьма противоречивая действительность того времени передана им так: «Словом, время было эротическое, с темным, подспудным сексуальным напряжением. Пока внизу уничтожались миллионы, наверху царила истинно римская оргия: любовь и смерть соседствовали близко, как никогда». Иными словами, вместо серьёзного исторического рассмотрения - некая парадоксальная мозаика (недаром ее автор является обозревателем журнала «Парадокс».

Вместо заключения. Пару лет назад меня критиковал некто Алексей Гайдуков, кандидат философских наук, религиовед, специализируется в области древнего и современного славянского язычества; и было это 26/07/2006 в ленинградском издании «Московского комсомольца». И его заключение было более осторожным: «Что касается дешифровки Чудиновым древних письмен, можно сказать, что его труд - более комплексный, чем у его предшественника Григория Гриневича, который расшифровывает древнеславянские письмена. Примерно о том же пишет и широко известный сегодня Эрнст Мулдашев. Можно сказать, что Чудинов более наукообразно подошел к тому, что исследовал Гриневич и популяризировал Мулдашев. В период становления национальной идеи современной России подобные попытки поиска удревнения своей истории являются весьма частым явлением. Это нормально для переходного периода. Как это всегда и бывает, факторы стабильности люди ищут в древности. Профессор Чудинов занимается формированием исторических мифов. Его теория, конечно, интересна, но очень спорна». Со своей задачей он не справился. После этой «критики» я писать не перестал, и на ряде примеров показал, что не я, а именно академическая историография занимается созданием исторических мифов. Кто такой Алексей Гайдуков, я узнал из интернета: кандидат исторических (а не философских наук - см. НОВОСТИ, http://www.pravoslavie.ru/news/071218140335), доцент кафедры религиоведения факультета социальных наук РГПУ имени Герцена. Да и критика была известна разве что в пределах Ленинградской области, что, однако, не помешало в мае 2008 года именно в ЛГУ провести первый международный Конгресс по докирилловской славянской письменности и дохристианской славянской культуре.

Теперь против меня выдвинули несколько более тяжелую фигуру, и опубликовали ее откровения в статусно более высоком издании, журнале «Родина». На этот раз доля лжи в этом поверхностном исследовании увеличилась, а желание откровенно проводить национальную идею еврейской историографии Руси (как частного случая западноевропейской историографии Руси) было оформлено более выпукло (ведь чтобы не возбуждать ненужных страстей автор мог бы опубликовать свой опус под псевдонимом Антон Бехтерев). Так что фамилия Эрлихман (Ehrlichmann  буквально переводится как «честный человек») здесь изрядно замаралась, её было бы впору трактовать как Люгнерман (Lügnermann, Lügner - лжец, обманщик). Я вовсе не демонизирую этого моего очередного оппонента: он выполнил возложенную на него задачу как мог. Вообще к положительным свойствам этой нации относится осторожность и нежелание впутываться в разного рода сомнительные истории, типа написания слабенькой критической заметки против целого нарождающегося движения новой русской историографии. Так что я предполагаю, что собственного горячего желания выступить моим критиком у него не было, и его, мягко говоря, «попросили». А тем самым и «подставили».

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.13MB | MySQL:11 | 0.232sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.373 секунд