В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 30, 2014

Смысл русской истории по мнению новых историков

Автор 11:27. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Смысл русской истории по мнению новых историков

Чудинов В.А.

Я уже цитировал новых русских историков в работе [1]. Теперь меня интересует их [2] мнение по поводу смысла русской истории. Как обычно, я буду цитировать положения историков и комментировать их.

Мнение русской философской мысли. «Русская религиозная и философская мысль давно уже определили судьбу русских как народа, удерживающего мир от торжества «тайны беззакония», а потому переваривающего в себе все локальные «апокалипсисы». Именно поэтому русское видение истории - трагический оптимизм, в котором присутствует понимание неизбежности локальных поражений и уверенность в финальной победе Христа в Своём Пришествии. От этого и традиционный образ русского человека как воина и пахаря, на котором «вся тяга земная» [1:4].

Понятно, что историческое назначение любой страны - это выявление некого сакрального смысла, чем в старину занимались жрецы, а в Новое время - философы. Русская религиозная философия - это как раз попытка Нового времени решить философский вопрос сакрального плана мирскими рассуждениями людей, лишь наблюдающими за религией со стороны, людьми хотя и верующими, но не вхожими в тонкий мир. Это сродни рассуждениям пациентов о физиологии жизни по наблюдениям за действиями врачей, но пациентов из среды лиц без медицинского образования. Честно говоря, меня философия русского христианства привлекала мало, хотя, как и у всякой философии, у нее имеются определенные заслуги.

«Путь России, как его видел Г.П. Федотов, - не латинство, не басурманство, а эллинство: «Наш дикий черенок привит к стволу христианского человечества именно в греческой ветви его, и это не может быть незначащей случайностью». «Именно в Греции и больше нигде связываются в узел все пути мира. Рим - ее младший брат и духовный сын, ей обязанный лучшим в себе. Восток и на заре, и на закате его истории - и в Микенах, и в Византии - обогащает своей глубиной и остротой ее безукоризненную мерность, залог православия. Чем дальше, тем больше мы открываем в эллинизме даров Востока. Нам не страшен ни Восток, ни Запад. Весь мир обещан нам по праву, нет истины, нет красоты, которой бы не нашлось места во вселенском храме. Но каждому камню укажет место и меру тот зодчий, который подвесил в небе на «золотых цепях» купол святой Софии» [1:4].

Под «басурманством», насколько я понимаю, Федотов мыслил ислам. Выбор из трёх религий последнего тысячелетия (католического христианства, ислама и православного христианства) мне представляется выбором религиозного обновленчества. Миллионы лет Русь исповедовала ведизм, и его исключение из списка сразу лишает ищущего ответ человека свободы выбора. Ибо, как я показываю во всех моих работах, Риму и Византии предшествовали Русь Яра и Русь Мары (а на юге их объединение, Русь Славян), из которых они выросли.

«Россия соединила в себе (точнее, обязана соединить, исполняя свою историческую миссию) проект римской имперской государственности и проект мировой эллинистической культуры, которые в иных местах существовали порознь. В русской истории и русском правящем сословии отразилось величие Рима - наше преемство не только от Византии. Рим вознёсся над профанной историей - войнами полисов, размытостью этических принципов, поверхностной логикой событий.  Рим вознёсся над всем этим в своём государственном смысле, уступив в художественных достоинствах греческой культуре, но не потеряв ее. Без Рима древнегреческая культура осталась бы археологическим достоянием потомков, Иерусалим - историческим захолустьем, и даже Египет был бы затянут песками истории. Рим связал прошлое с современностью единым смыслом, открывшимся во всём великолепии в Византии и переданном по наследству Москве» [1:4-5].

Над профанной историей можно возвыситься, только перейдя к истории сакральной, а ее-то в Риме и не было. Римская религия была скорее сборником ежедневных ритуалов, сакральный смысл которых находится под большим вопросом; история римской государственности была не историей проникновения в душу покоренных народов, а историей их жестокого завоевания и подавления.

Что касается «древнегреческой» культуры, то так западная историография называет русскую средневековую культуру в завоеванной турками и входящими в Османскую империю территорией Греции. Иерусалим был одной из вторичных Аркон Руси Славян, как и Каир, а Египет заносится песками в течение 80-100 лет, после чего арабы его откапывают вновь. Но в западной историографии он пока действительно занесен песками истории. Иначе бы археологи давно обратили внимание на то, что как пирамиды, так и храмы, а также мумии Египта буквально испещрены русскими надписями. Увы, но Г.П. Федотов этого еще не знал. А посему для меня он вряд ли выступает авторитетом даже в области религиозной философии.

Русь как Мессия. «Древность русского рода объясняет и оправдывает русский мессианизм, который есть смысл русской истории. По мнению Бердяева «мессианизм есть основная тема истории - истинный или ложный мессианизм, открытый или прикрытый. Вся трагедия истории связана с действительностью мессианской идеи, с постоянным двоением ее в человеческом сознании». Ложные толкования русского мессианизма, разумеется, должны преодолеваться, истинные - собираться и складываться в концепцию, порождающую русскую национальную мифологию.

Смысл современной русской истории отражен в мысли Н.Я. Данилевского: «Прогресс состоит не в том, чтобы все шли в одном направлении, а в том, чтобы всё поле, составляющее поприще исторической деятельности, исходить в разных направлениях». Россия исходила это поле вдоль и поперек, найдя для себя и других впечатляющие исторические уроки. Проблема состоит в том, чтобы усвоить эти уроки.

Вероятно, главный урок русской истории - трагедия утраты русскими собственного государства, своей веры и непрерывность своей истории. Последние сто лет - это истории я отпадения русских от понимания задач государства, от православной веры и памяти предков, история трагических последствий этого отпадения и их осознания» [1:5].

Эта подборка цитат гораздо ближе к моим представлениям. Да, действительно, роль Руси, в том числе и на историческом этапе России - это роль Мессии, сакральная роль мирового Провидения, возвращающего человечество на путь истинно истории из тех тупиков, в которые ее заводили некоторые страны, стремясь к мировому господству в политическом, экономическом, финансовом, этническом, социальном или идеологическом отношениях.

Государство как орудие подчинения многих классов одному - не лучшее изобретение человечества для организации народа в социум, а «собственное государство русских» для меня звучит противоестественным словосочетанием. Понятия «государь» и «господин» являются довольно поздними и не встречаются в древности, равно как и понятие «государство». Вместо них существовали понятия «держава», символом чего являлась модель земного шара в руках у правителя, а также понятие бога-устроителя современного мира, Яра, от имени которого произошло понятие царя как «це Яра», то есть, «этого, нынешнего Яра», «Яра на период его жизни». Этот земной Яр получал в момент коронации (чисто сакрального действа) солнечный символ - золотую модель Солнечной короны с протуберанцами в виде зубцов короны, и становился представителем бога Солнца на Земле. А земной бог, как и любой бог, не может быть ни убийцей, ни казнокрадом, ни клятвопреступником. И опирается он в своих решениях на жречество, которое вхоже в тонкий мир и несёт равную ответственность перед Богом.

Но то, что на территории бывшей Руси Мары русским людям был навязан их врагами государственный строй, чуждый Руси - это верно.

«Смута в русском духе произошла от увлечения европейскими идеями Просвещения, либерализма и гуманизма. Внесенные на русскую почву они дали ядовитые плоды - денационализированную разночинную интеллигенцию, породившую марксистские кружки и чудище большевизма» [1:5].

Идеи Просвещения выросли на идеях Возрождения, хотя никакого Возрождения чего-то древнего на территории Западной Европы не происходило, а шло строительство нового десакрализированого общества, где роль божественного и традиционного Кона стал играть придуманный людьми Закон. В сакральном смысле эпоха Возрождения явилась заменой русского ведизма католическим христианством, продуктом Ватикана, который в небольшой степени сохранил сакральность. Но эпоха просвещения была призвана устранить и ее, заменив законы тонкого мира законами видимого мира, то есть, законами физики, химии, геологии и астрономии настолько, насколько люди смогли их понять за пару веков наблюдения (XVI и XVII вв.). А к XIX веку все идеи тонкого мир, также божественных заповедей были прочно изгнаны из науки, и достойными почитания стали не ведические жрецы, знавшие тайны космоса, а учёные, познавшие верхний уровень мироустройства на основе опытов в своих лабораториях.

Роль большевиков. «Большевики не только столкнули русских между собой в гражданской войне, не только уничтожили цвет нации - ведущие сословия, но и смутили русское самосознание интернационализмом. В результате страна была перепахана этническими границами, по которыми и была расчленена в 1991 году. К власти прорвались русские нигилисты, китайские добровольцы, еврейские «образованцы», латышские стрелки и сонмище прочих участников вселенского интернационала оторвавшихся от собственной культуры» [1:5-6].

Что-то я не припомню «прорвавшихся к власти китайцев в СССР» ни в годы революции, ни в последующие периоды Сталина, Хрущева или даже Горбачева. Не припомню я и стоящих у власти нигилистов - их вычищали из партии задолго до того, как они получали какие-либо руководящие полномочия. Однако это - мелочные придирки. Меня резанул глагол: «прорвались». Дело в том, что коммунизм - это масонская (отнюдь н русская) заготовка, и «Манифест коммунистической партии» был списан Карлом Марксом у баварского масона Адама Вейсгаупта, основателя ордена иллюминатов. Никакого отношения к русской национальной идее орден иллюминатов не имел. Более того, Карл Маркс считал Российскую империю классической, образцово-показательной страной феодализма, а Лев Давыдович Троцкий (Лейба Бронштейн) отвел ей роль «хвороста в топке мировой революции». Иначе говоря, власть будущей коммунистической России готовилась за границей России из иностранцев и инородцев. Так что они не «прорвались», а были «заранее созданы». Причём не конкретно для России (так сказать, социального «отстоя», феодального способа производств на фоне капиталистической Европы), а для целей мировой революции.

Да и этнические границы были проложены неспроста. Для основной идеи «интернационализма» нужно было показать, что в России проживает огромное количество народов, а посему, СССР - это интернациональное содружество.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.1MB | MySQL:11 | 0.473sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.656 секунд