В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июнь 27, 2014

Об англосаксах по Вильсону

Автор 11:10. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Об англосаксах по Вильсону

Чудинов В.А.

Многие книги, изданные издательством Центрполиграф десятилетие назад, дают интересное представление о народах средних веков и Возрождения. Из анализа опубликованных в них артефактах, а также из упоминаний о некоторых конкретных обстоятельствах, можно составить представление о Руси той поры. Не составляет исключения и анализируемая монография [1].

Введение. Здесь речь идёт об изучении британской археологии. Автор начинает повествование с весьма интересного предложения: «В конце XIX века археология, возникшая в недрах антикварных изысканий начала викторианской эпохи, в пылу жестоких споров по поводу эволюционной теории обрела статус научной дисциплины, основанной на двух методах познания: раскопках и типологии» [1:7]. Прежде всего, автор говорит об археологии так, как если бы кроме как в Англии этой научной дисциплиной ни одна страна мира не занималась. Между тем, в статье «Археология» Википедия пишет: «Упоминание об археологии известно ещё в Древней Греции. Платон под понятием «археология» понимал всю древность. В эпоху Возрождения, под этим понятием часто упоминали историю Древнего Рима и Греции. Нередко в зарубежной науке термин «археология» употребляется как часть науки о человеке - антропология. В России сложилось понятие (с XIX в.), сохраняющееся до сих пор, что археология - часть исторической науки, изучающая в основном ископаемые материалы, связанные с деятельностью человека с глубокой древности и до средневековья включительно». - Полагаю, что в этом проявляется колониальный дух британской империи: она одна в мире достойна быть метрополией, на остальные страны особого внимания обращать не стоит.

Далее, многие исследователи считают, что археология как наука сложилась не в конце, а в середине XIX века. Та же Википедия пишет: «Середина XIX в. - середина 30-х годов XX в. - Характеризуется развитием Археологии как науки, созданием археологических обществ, музеев. Формированием русской археологии, сложением её основных направлений». Что же касается очень короткого третьего положения, то Википедия даёт более широкое толкование: «Археологические исследования включают в себя как кабинетную или теоретическую часть (работа с документами и артефактами), так и полевую археологию, то есть практические исследования, к которым относится также и подводная археология».

Археологические методы. Так что мнение об исследователе складывается уже по первому предложению, причём не лучшее: он ограничивается рамками только своей страны и не слишком знаком с историей собственной науки. «Генерал Питт-Риверс придал раскопкам статус науки и заставил археологов подходить с большей тщательностью к тому, что они делают» [1:7]. К сожалению, в статье «Археология» Википедии такой археолог даже не упомянут; однако ему посвящена отдельная статья под названием «Питт-Риверс, Огастес», где говорится: «Генри Огастес Лейн-Фокс Питт-Риверс (14 апреля 1827 - 4 мая 1900) - генерал-лейтенант английский армии, этнограф и археолог, представитель баронского рода. Основоположник стратиграфического метода в археологии, один из отцов-основателей археологии как науки. Создатель музея своего имени при Оксфордском университете». С точки зрения методологии науки тут всё верно: создатель нового метода, по сути, создаёт новую науку.

«Второй метод был разработан в Англии сэром Джоном Эвансом, а в Скандинавии - Оскаром Монтелиусом и его учеником Бернхардом Салином. Тщательное и детальное изучение артефактов, оставшихся от древних народов, позволяет классифицировать их. Основой типологии является тот факт, что изделия человеческих рук определенным образом эволюционируют» [1:7].  Типология - тоже неплохой метод; однако и тот, и другой метод датирования основан на том, что найденные артефакты принадлежат к бесписьменной эпохе, и, следовательно, нет возможности понять что именно, где и когда было создано. С моей точки зрения, это - основное заблуждение археологии, но теперь становится понятным, откуда оно возникло. Ибо с точки зрения английского археолога, грубо говоря, если на артефакте имеется подпись не по-английски - это уже большой дефект артефакта. А если не по-европейски, то, можно сказать, надписи нет вовсе. Ибо тот, кто не владеет английским языком, уже наполовину варвар, а если он не знает ни одного западноевропейского языка - то просто дикарь. И сложный русский язык, который французы изучают на факультетах восточных языков (французы, как и англичане, не считают Восточную Европу с ее языками, представителями западной культуры), естественно должен считаться англичанами если не дикарским, то уж, по меньшей мере, варварским. Именно так и была заложена презумпция бесписьменности археологических находок: с позиций метрополии народы, не являющиеся англосаксами, могли оставить какие-то беспорядочные надписи; но народы не западноевропейского происхождения априори должны считаться бесписьменными дикарями, и датировать находки можно только при анализе сходных предметов путём выявления их типологических черт.

Далее приводится конкретизация второго метода: «Иногда эволюция выражается в постепенном усовершенствовании формы или в том, что вещь становится более функциональной, или в том и другом; иногда она может быть представлена как изменение декора. В качестве примера Монтеллиус приводил эволюцию железнодорожного вагона, рис. 1. Первый вагон представлял собой карету, приспособленную, чтобы ехать по рельсам; далее его форма изменялась в несколько этапов: сначала три коляски были совмещены в один вагон и, наконец, в последние годы XIX столдетия единственным намёком на «каретное происхождение» вагона  было закругленные внизу окна вагонов первого класса (на рис. 1: а - английский вагон 1825 года, б - австрийский в 1840 году; в  и г - вагоны Швеции и Германии в 1850 годах)» [1:7-8].

vilson1.jpg

Рис. 1. Эволюция железнодорожного вагона по Монтеллиусу

Пример эволюции внешней формы весьма впечатляющий. Автор продолжает: «Типологическая классификация может использоваться сама по себе или для установления хронологии» [1:8]. Мысль автора понятна, однако следует заметить, что для целей хронологии было бы весьма полезно: а) чтобы изменение шло только по одному параметру и б) чтобы изменения шли равномерно. Между тем, приведенный пример рис. 1 показывает, что это - далеко не так: фаза б отличается от фазы а соединением трех карет по горизонтали воедино, тогда как переход от б к в знаменуется увеличением высоты вагона и его удлинением с расширением расстояния между осями колёс, а фаза г отличается от фазы в изменением внешнего оформления и увеличение в полтора раза длины средней части вагона. Так что, помимо увеличения длины (то всего вагона, то только его середины), на одном этапе увеличивается высота вагона, а на другом - изменяется его оформление,  что относится уже к другому и третьему параметру. Что же касается промежутков времени, то и тут не всё гладко: первое изменение заняло 15 лет, второе - 10 лет, третье - ноль лет. Построить какой-то разумный график таких изменений весьма сложно. И, как следствие, для целей абсолютной хронологии типологическая классификация вряд ли применима, тогда как для относительной хронологии она вполне допустима. Но тоже с определенными ограничениями, ибо, если бы в моду вошли «ретровагоны», то есть, например,  вагоны типа б, то и относительная хронология в этом случае была бы ошибочна.

Но и стратиграфия хороша тогда, когда слои залегают горизонтально; она осложняется при косом залегании и становится подлинным ребусом при наличии петлей залегания или при так называемых «перекопах», когда более поздний слой оказывается расположенным ниже более раннего. Иначе говоря, оба метода датировки артефактов хороши при решении простых археологических задач, однако дают сильный разброс или даже полностью ложные датировки в сложных случаях.

«Если типологическая последовательность показывает, например, развитие формы определенной разновидности фибул, она может служить шкалой для датировок. Предмет, найденный с фибулой раннего типа, скорее всего, будет древнее предмета, найденного с фибулой более развитой формы. Археологи называют этот принцип «датировкой по связи» [1:8]. - Как видим, описан метод относительной датировки.

«Два метода, описанные выше, вместе с исследованиями архитектурных памятников, обеспечили основу для археологического изучения англосаксонского периода английской истории» [1:8]. Сразу закрадывается мысль - а не сознательно ли английские археологи так стремились к установлению относительной археологии, и не проявляли никаких забот о достижении абсолютных датировок? - Ведь так можно по своему произволу привязывать те или иные события к «нужным» датам.

Археология и естествознание. «Естественные науки снабдили археологов техническими устройствами, некоторые из которых можно применить для исследования находок англосаксонской эпохи. Но предварительное обследование зоны раскопок и радиоуглеродный анализ органических останков является не методическим, а техническим достижением - логическим развитием методологии, разработанной в течение последних ста лет» [1:8-9]. - Тут автор либо хитрит, либо показывает своё непонимание методологии науки. Радиоуглеродный анализ является независимым методом датировки лишь в том случае, если он правильно откалиброван (а именно в этом на сегодня находятся наибольшие трудности).

«Пока еще естественнонаучные методы, такие, как радиоуглеродный анализ и дендрохронология, не могут существенно помочь  археологу, занимающимуся англосаксонским периодом, и поэтому ему приходится полагаться на типологический периода» [1:13]. - Понятно, почему они не могут помочь: поскольку датировки составляют не более тысячи лет. Тут эти для радиоуглеродного метода слишком велика ошибка, а для дендрохронологии необходимо выстраивать большую систему взаимно перекрывающихся данных, что весьма сложно. Словом, несмотря на существование этих естественнонаучных методов, английская археология их не очень любит. Но когда о том же самом  говорят Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко, с ними как с дилетантами спорят В.Л. Янин и другие археологи России.

«Археологу трудно - почти невозможно, исходя только из археологических данных, - понять, о чём люди думали и каковы были их представления о мире. В этом смысле археологам, занятым изучением англосаксонского периода повезло: в их распоряжении имеются письменные источники. Свидетельства их не всегда полны, но они дают ясное представление о социально-экономической структуре общества, о верованиях, обычаях и законах Англии того времени» [1:9]. - На мой взгляд, под «письменными источниками» понимаются книги того периода, ибо частная переписка вроде берестяных грамот в Англии не столько не сохранилась, сколько, видимо, не очень-то и была целью археологических раскопок. А надписи на артефактах, как я понимаю, археологами в расчёт не принимаются. Но они, разумеется, дают еще меньше информации, чем частая переписка и существенно меньше, чем книги. Однако, с другой стороны, книги часто подвергались последующему редактированию, тогда как на артефакте это сделать сложнее. А если учесть, что пока они археологией практически не считаются письменными источниками, редактировать их надписи бессмысленно, поскольку оьни никем не будут востребованы.

Удивительно, но точка зрения английской археологии ближе к моим представлениям и к представлениям «альтернативной историографии», чем к представлениям отечественной археологии.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.442sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.474 секунд