В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 4, 2007

Перипетии русского издания книги А.Маша

Автор 14:28. Рубрика Научная полемика с оппонентами

Перипетии русского издания книги А.Маша

В.А. Чудинов

Наконец-то на русском языке вышла книга Андреаса Готтлиба Маша «Сокровища Ретры» (подлинное название книги Маша гораздо длиннее, но суть его та же), изданная в Берлине в 1771 году. Теперь читатель имеет возможность увидеть изображения славянских богов из коллекции Маша, узнать его чтение нанесенных на фигурки надписей, а также получить эпиграфический и исторический комментарий к найденным некогда славянским сокровищам (1).

Интерес к находкам в деревушке Прильвиц был в России всегда довольно велик, и практически весь XIX век русские любители древностей, затаив дыхание, следили за перипетиями их существования. Дело в том, что уже в XVIII веке раздавались голоса как в пользу их подлинности, так и в пользу их подложности. Собственно говоря, сами фигурки существовали, изображали славянских богов, и несли на себе надписи; однако исследователей волновал другой вопрос: когда они были отлиты: если в IX-XI веках н.э., то они подлинные, а если в XVII-XVIII – то поддельные.

Сама постановка вопроса весьма удивительна. Никто не сомневался в том, что фигурки найдены в Прильвице на территории бывшего славянского города Ретры и, следовательно, уже по определению, относятся к славянскому храму. Позже, после его уничтожения немецкими завоевателями, и либо истребления, либо онемечивания проживавших там славян, потребность в изготовлении фигурок  исчезает. Поэтому фигурки датируются временем, предшествующим уничтожению храма. Особенности низкосортной бронзы показывают, что фигурки были отлиты именно в средние века.

Но спор вышел из-за того, каким веком датировать надписи. Некоторым исследователям показалось, что часть надписей изготовлена в Новое время. Даже если это так, мы имеем дело с ситуацией, хорошо знакомой при работе с древними рукописными книгами, когда на древней книге делались более поздние приписки. Это, однако, не заставляло на подобном основании отвергать древность самой книги, но делало книгу более интересной, поскольку позволяло судить и о некоторых ее читателях. Однако, академик Петербургской и других Академий наук Иван Ватрослав Ягич, хорват по национальности, повел систематическую атаку на всё, что было найдено в Прильвице, и, в конце концов, стал считать подделкой абсолютно все стороны находок, даже сами фигурки. Этот гиперкритицизм привел науку к тому, что прильвицкие фигурки перестали считаться славянскими древностями. Более того, после этого их след теряется.

На мой взгляд, в славистике тем самым была проведена диверсионная акция огромного масштаба, которая исключила из научного оборота не только большой пласт собственно прильвицких находок (коллекцию А.Г. Маша, коллекцию Яна Потоцкого, камни с рисунками, найденные Гагеновым), но также аналогичные находки в Микоржине (Польша), в Чехии (надписи Крольмуса) и в других славянских странах. Славянской эпиграфике был нанесен огромный удар.

Политический характер наступления против славянских древностей мне был очевиден весьма давно. Действительно, в XIX веке медленно созревал германский национализм, который начался с культа «белокурого бестии» в XVIII веке (так немцы романтически называли себя и своих предков, присвоив себе славянский антропологический тип; они забыли свое тюркское происхождение, свои скулы, темные волосы, загар и короткие ноги). Но притязаниям германцев на земли Европы мешали славянские народы, которые преобладали в Европе как по численности, так и по древней культуре. Уже в XVII веке в Швеции создается пресловутая норманнская теория, согласно которой и государственность, и культуру Россия получила из Германии; в XVIII веке на эту точку зрения встала и Германия, а через своих историков, приглашенных в Петербургскую Академию наук, она внедрила ее и в российскую историографию. На этом фоне говорить о высокой культуре средневековых славян, о чем свидетельствовали прильвицкие находки, было совершенно непоследовательно.

А Ватрослав Ягич издавал свой славянский журнал не только на немецком языке, но непосредственно в Берлине. Вольно или невольно, но он проводил в нем именно точку зрения Германии, но никак не России. Это уже была несправедливость: внедрять в славянские умы германские ценности! И это притом, что он был славянским патриотом; он не мог допустить, что гордые славяне пользовались германской рунической письменностью. Его устроило бы, если бы славяне внесли в германские руны какие-либо отличие, но когда выяснилось, что таких отличий нет, он решительно отверг подлинность тех славянских памятников, на которых имелись германские руны.

Однако помимо эмоциональной стороны имелась сторона и рациональная: если я полагаю, что фигурки Ретры подлинные, то я должен выявить новые данные, которые прежде не рассматривались. И такие свойства фигурок я нашел – это не замеченные исследователями XVIII-XIX веков надписи на фигурках, выполненные не германскими буквенными рунами, а славянской слоговой руницей. Ее в Новое время и в Германии, и в России уже совершенно забыли, поэтому возможный фальсификатор не имел никаких образцов для того, чтобы выполнить подобные надписи. В результате я опубликовал брошюру «Реабилитация славянских надписей» (Издательский центр научных и учебных программ, М. 1999, 48 с.), где на рис. 10 (с. 27), на рис. 11-12 (с. 29), на рис. 13-14 (с. 30) показал, что на прильвицких фигурках помимо германских имеются славянские надписи.

Первый опыт реабилитации меня воодушевил, и я решил, что если когда-нибудь издам работу Маша на русском языке, я расширю свои исследования. С другой стороны, наличие книги Маша на русском языке в самых обычных исторических отделах библиотек (а не в отделе особо ценных книг) сделает как тест Маша, так и особенно рисунки славянских  богов намного более доступными для читателя.

* * *

Знакомство с книгой А. Маша. Первое знакомство с книгой А.Г. Маша в оригинале у меня состоялось в Ленинской библиотеке г. Москвы в марте 1993 года. Тогда данная книга практически не привлекала внимания славистов. Слависты классического направления и до сих пор относятся к этой книге скептически. Однако в 1996 году Антон Платов в своем альманахе «Мифы и магия индоевропейцев»  (М., «Менеджер», вып. 2) поместил статью «Культовые изображения из храма в Ретре» (17 рисунков, с. 8-28), и это означало, что слависты неклассического направления уже заинтересовались данной работой Маша. Правда, качество статьи было невысоким, фамилия Маша там отсутствовала, автора сочинения Платов назвал «неким Андреасом Готтлибом» (то есть, имя Готтлиб стала фамилией, с. 8) , а название книги было оборвано очень неудачно, «Богослужебные ободритов». Да и в тексте Платов отметил, что «среди значительного количества надписей могут быть прочитаны только две, постоянно встречающиеся, rhethra и radegast» (с. 11), из чего следовало, что остальные надписи он не был в состоянии прочитать. Мне стало ясно, что работу Маша пора издавать, однако соответствующих издательств у меня на примете не было.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.291sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Январь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.452 секунд