В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 1, 2007

Родовое селение

Автор 09:51. Рубрика Этнография и мифология

Действительно, такая ниша на рынке существует, хотя эти изделия не обладают большим спросом. То есть, больших денег на этом заработать невозможно. Например, предложенные за обедом гостям пасхальные яйца с красивым рисунком по десяти рублей за штуку практически не были востребованы, но не из-за цены (хотя они стоили раз в пять дороже некрашеных), а из-за того, что пасха кончилась, так что пасхальные яйца уже были как-то ни к чему. Более того, если вдруг спрос на какие-то изделия окажется большим, то это моментально приведет к тому, что аналогичное производство наладят мелкие промышленные фирмы, которые смогут выпускать подобные изделия не поштучно, а сотнями и тысячами в день. Они тут же вытеснят с рынка мелких кустарей. И с них даже штраф получить будет невозможно, поскольку родовое селение не имеет средств для содержания юриста, который бы оформил юридическое закрепление товарных образцов, а позже доказывал бы факт использования этих образов другими фирмами в суде. Так что кустарное производство может давать лишь небольшие вспомогательные оборотные средства. А это означает, что родовое селение может быть только очень бедным, едва-едва сводящим концы с концами. Что мы и засвидетельствовали.

Мне могут возразить, что русский ведизм никогда не был связан с зажиточной жизнью. Могу ответить и на это. Судя по раскопкам археологов, на Украине вдоль реки Збруч существовал город Звенигород, где некогда возникло целых три языческих святилища; наиболее крупное, судя по всему, было предназначено для обычных паломников и обладало очень крупной инфраструктурой; святилище поменьше, видимо, являлось воинским, где обряды проводились по сокращенной программе; и, наконец, самое небольшое святилище было предназначено для жрецов. Оно прямых доходов не приносило, однако сюда сбирались светила языческого духовенства, и потому часть из них непременно присутствовала при обрядах на основном святилище, привлекая тысячи паломников. Полагаю, что доходы от такой духовной деятельности были очень большими.

Конечно, при желании и данное родовое селение могло бы поставить свои обряды на коммерческие рельсы: провести хорошую бетонную дорогу до Рязанского шоссе, сделать платную автостоянку для автобусов, разместить рядом бензоколонку, автосервис и кафе, где, разумеется, будет и туалет, и душевая, и место, где путнику можно будет умыться и причесаться. Для присутствия на торжестве надо было бы приобрести билет; естественно, что о предстоящих праздниках надо было бы оповещать обычной рекламой, наклеиваемой на щиты, а также городскими перетяжками и объявлениями в Интернете. Разумеется, все это потребовало бы определенных расходов, но окупаются даже авиационные шоу, связанные с дорогостоящей техникой. Между прочим, уже существует несколько поселений, пошедших по этому пути.

Мои оппоненты опять могут сказать, что в таком случае нарушается чистота веры, а желание отпраздновать определенную календарную дату превратится в разновидность шоу-бизнеса. На это замечу, что о чистоте веры здесь говорить не приходится, поскольку вера в Рода и Рожениц – вовсе не изобретение данного селения, а, скорее, заимствование из Б.А. Рыбакова. «Самым загадочным и наименее изученным из всех славянских божеств является Род – божество, известное только восточным славянам и не уцелевшее в этнографическом материале», – писал он в главе восьмой «Род и Рожаницы» своей книги «Язычество древних славян» (М., Русское слово» 1997, с. 593). В частности, он упоминает в качестве источников «Слово о твари и о дни рекомом неделе», о чем пишет: «В этом поучении Рожаницы упоминаются, а Рода уже нет – его заменил Свет, противопоставленный христианскому Богу-творцу. Праздником этого Света является каждый первый день семидневной недели, «День Солнца» у многих народов» (там же, с. 616). Как видим, Б.А. Рыбаков специально отметил, что упоминания Рода в данном отрывке нет. Что же касается «замены» отсутствующего Рода неким Светом, то это – предположения самого Рыбакова, а не ведическое вероучение.

Мое чтение надписей на так называемых Рожаницах из Фишеринзеля

Рис. 3. Мое чтение надписей на так называемых Рожаницах из Фишеринзеля

На с. 629 Б.А. Рыбаков поместил изображение славянских рожаниц (деревянная скульптура из Фишеринзеля). А на следующей странице он дает ее описание: «Славянская пара (Фишеринзель в Новом Бранденбурге) изготовлена из дерева. Богини точно так же срослись туловищами и головами; у них так же, как и у энеолитических фигур, одна пара грудей и одна пара рук. Сходство этих двух парных композиций, несмотря на разделяющие их тысячелетия, поразительное. Зная, что древнейший список поучения против рожаниц сохранил нам двойственное число, мы легко отождествим наши парные скульптуры с представлениями о Рожаницах, а именно о двух Рожаницах» (с. 630).

Поскольку Борис Александрович часто ошибался в атрибуциях, не умел читать надписи на изображениях, а о существовании руницы узнал от меня, я часто убеждался в том, что его доказательства таковыми вовсе не являются. Поэтому и в данном случае я проверил его утверждение анализом данных изображений. И что же? В обращенном цвете на голове слева читаются слова ХРАМ МАРЫ (что никак не соотносится с рожаницами), а на голове справа дважды читается слово СМЕРТЬ. Кроме того, на груди в рамочке на правом изображении можно прочитать слово МАРА. Тем самым, на деревянной скульптуре показана богиня Мара в своих двух ипостасях: как Мара (богиня болезней и умирания, а также как богиня того света) и как Смерть. Как видим, Б.А. Рыбаков и тут оказался неправ. Могу также сказать, что изображений Рода на археологических изделиях мне попалось великое множество, и ни разу – изображение рожаниц. Я не исключаю того, что в данном случае наш великий археолог просто ошибся.

Но родовое селение утверждает, что исходными были именно Род и Рожаницы. У меня есть основания полагать, что это неверно. Также неверно отождествление Рода с Яром и Хорсом, а также с Солнцем, что прозвучало на празднике первого мая. Конечно, я тоже могу ошибаться. Однако пока что мои наработки показывают, что таких отождествлений в древности не было. Можно не признавать и мои исследования. Однако пока я в данной области являюсь лидером, и людей, продвинувшихся здесь дальше меня, еще нет.

Мне можно возразить и другим способом: непроезжими дорогами, снесенными мостами, высокими заборами и неприветливостью к гостям родовое селение как раз отгородилось от остальных людей, поскольку стремится жить отдельно от них по своим законам. Ему как раз не нужно материального благополучия, поскольку оно стремится к согласию духовному. Но я сомневаюсь в том, что можно прожить изолированно.

Ведь можно рассмотреть и административно-правовой аспект существования родового селения. Если это не производственный коллектив, то работа внутри него за труд, видимо, не считается, и в трудовой стаж не входит, что важно для начисления пенсии. А учеба в домашней школе не считается образованием, и за обучение в ней не выдается ни свидетельство, ни аттестат зрелости, и, таким образом, отсутствует возможность поступления в вуз. Кроме того, отсутствует возможность поступления детей коммунаров на престижную работу, коль скоро у них нет надлежащего образования. Так что дети коммунаров оказываются с единственной реальной перспективой: остаться в своем родовом селении, даже если кому-то из них это придется и не по душе. Возникает и еще одна проблема: дети, не посещавшие ни яслей, ни детских садов, ни школ не проходят необходимых ступеней социализации, морально не готовы ни к дракам, ни к возможности быть обворованными, ни к несправедливостям со стороны сверстников. Живя в своем мирке, отгороженном заборами и труднопроходимыми дорогами от остального мира, не получив надлежащего уровня мастерства ни в одной профессии, они оказываются менее подготовленными к трудностям современной жизни. Так мне показалось сразу же после приезда в Москву, – но вполне вероятно, что мне открылась только часть истины, и потому, не зная всей картины жизни коммуны, я не прав.

Размышления по прошествии некоторого времени. Меня попросили изложить свои эмоции, свои чувства и ощущения тотчас после посещения селения, что я и сделал, честно выполнив поручение. Однако недаром в науке любым эмоциям предпочитают рациональный анализ. Точно так же понятно, что женщинам ближе именно ощущения, и что, вероятно, вся художественная литература обязана своим появлением именно женскому заказу. Мужчинам же свойственен более отстраненный взгляд.

В самом деле, какое дело моим читателям до того, каким способом я добирался до этого объекта, кто был моим попутчикам, и перед чем выстроили гостей до начала праздника. Важно то, на каких началах организована община, какие цели она преследует, и что ей удалось сделать. И потому, как бы меня ни просили и дальше прислушиваться к эмоциям, я все-таки хотел бы перейти к рациональным аргументам. И тут мое мнение сильно меняется в лучшую сторону.

Первое, на что следует обратить внимание – это на то, что община существует уже несколько лет. И это замечательно, ибо обычно люди по отношению друг к другу не вполне дружелюбны, и, прежде всего, потому, что имеют различные ценности и по-разному оценивают деятельность окружающих, а тем более непосредственных соседей. Здесь же люди вполне добровольно приняли определенный тип отношений, единую систему ценностей, и уже это заслуживает одобрения. Вероятно, каждый кандидат в члены родового селения решает для себя непростую задачу, разделяет ли он все его положения. И если разделяет, то оказывается в кругу единомышленников.

Еще более отрадно, что община ставит перед собой цель познакомиться с верой наших предков и, насколько возможно, превратить ее в современную религию. Конечно, в полной мере это невозможно, как невозможно в наши дни охотиться с луком и стрелами на диких животных (хотя наши спортивные луки и точнее, и легче, и удобнее, да вот беда – распугали животных автомобили, да и пригородные лесопарки – это не древние леса). Но до какой-то степени приблизиться – это возможно. Удовлетворяет такой вид веры в Рода и одновременно в Солнце селян – и слава Роду! Зачем придираться к тем тонкостям, которые не играют в жизни этих людей ровно никакой роли!

Далее: селяне трудятся, и только в труде своем он зарабатывают себе на хлеб свой насущный. Именно трудом – не воровством, не попрошайничеством, не обманом. Но ведь это же прекрасно! Вложенный труд не приносит соответствующей отдачи? – Но если людям и не нужно больших доходов, если их устраивает весьма скромный уровень жизни, то разве можно их за это осуждать? Если они себя не обременяют лишними вещами, а для сотни книг достаточно одной полки в общественном помещении, то зачем им просторные комнаты? И если им и их детям действительно не нужны ни мантиссы логарифмов, ни кубические корни, ни квадратные уравнения – зачем в таком случае им навязывать подобную школьную программу?

Обращаюсь к собственным придиркам – они основаны на современных привычках горожанина и служащего в буржуазном обществе. А если эти люди не хотят жить в городе? Если они хотят питаться экологически чистыми продуктами, дышать чистым воздухом, наслаждаться естественными человеческими отношениями, не замутненными проблемами финансовой выгоды? Если они хотят восстановить русское крестьянство в его лучшем виде? Если они решают проблему покинутых деревень и демографического вымирания населения, демонстрируя новый способ и труда, и общения, и быта? Разве за это можно осуждать людей? Ведь это же прекрасно!

Словом – люди нашли себя в скромном сельском труде и скромных праздниках, напоминающих праздники наших предков. И отлично! При этом они стараются каким-то образом реконструировать старинную русскую одежду и русские обычаи – тоже похвально. Так что после посещения родового селения можно откровенно заявить, что какое-то количество горожан потянуло к своим истокам не только в теории, но и на практике. Они стремятся восстановить порванную связь времен.

Безумству храбрых поем мы славу. Итак, родовое селение существует благодаря постоянному труду всех его участников и вопреки мнению скептиков. В конце концов, если образующие его люди привыкли довольствоваться малым, если они не хотят заниматься рыночным производством товаров и услуг, и если их вполне удовлетворяет тот уровень компетенции, которым они располагают, в том числе и в вопросах веры, то все наши беспокойства о будущности их самих и их детей следует оставить. Эти люди не глупее нас, они тоже когда-то жили в городах, работали на производстве, во что-то верили, имели мало детей – и именно от такой жизни они устали. Так почему же им не предоставить возможности жить так, как они считают нужным? Полагаю, что теперь, после нескольких лет жизни в родовом селении, они тоже смогут задать ряд недоуменных вопросов нам, горожанам. А из тех проблем, которые я обозначил, они или уже нашли выход, или найдут его в скором будущем. Они нас пригласили к себе и показали, как они живут, но они вовсе не агитировали нас жить такой жизнью. Не нравится – не надо! А им такая жизнь по душе.

Поэтому всем им я отвешиваю земной поклон!

И особый земной поклон – их духовному стержню, их пружине, без которой это родовое селение не смогло бы ни начаться, ни существовать сегодня – очень интересной, весьма одаренной, талантливой во многих отношениях женщине, гордости России – Ма-Лене. Именно на таких одержимых своей светлой мечтой людях и стоит наша матушка-земля! Глубочайший земной поклон ей от всех ее детей, родных и воспитанных, а также от всех почитателей ее духовных и сугубо мирских талантов! И еще раз – земной поклон!

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.231sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.375 секунд