В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Октябрь 9, 2007

Завещание праславян по Ю.Г. Янкину

Автор 09:23. Рубрика Персоналии эпиграфистов

Завещание праславян по Ю.Г. Янкину

В.А. Чудинов

Г.С. Гриневич своим как бы совершенно простым и естественным чтением любых видов письма как исконно славянского воодушевил многих исследователей.

u1.jpg
Рис. 1. Юрий Григорьевич Янкин

Одни из них, вроде меня, старались найти в его наследии не только успехи, но и недостатки, чтобы их преодолеть, другие считали, что в принципе его работа настолько совершена, что если и нуждается в какой-то коррекции, то в самой незначительной. К числу последних относились, например, книги Сторожевых (СТО) и Дмитриенко (ДМИ). Теперь мы рассмотрим еще одного последователя этого исследователя - Юрия Григорьевича Янкина, опубликовавшего свою монографию в виде отдельного номера журнала «Национальная безопасность и геополитика России» (ЯНК).

Предисловие от редакции. Оно не подписано конкретным именем, следовательно, ответственность за него несет главный редактор журнала О.В. Лупаина. В нем говорится: «Перед Вами Великое творение и труд Славного сына Отечества - Янина Юрия Григорьевича, посвященный многотысячелетнему наследству, истории и мировоззрению наших Предков - праславян-рысичей... Автор книги - кибернетик - специалист по системному анализу - поставил себе цель исключительно документально, но не на официозных документах, вернуть своему народу РОДНУЮ историю так, как это делали в прошлом Ломоносов, Татищев, Зубрицкий, Классен, Тредиаковский, Чертков и другие российские патриоты» (с. 5). Имя Г.С. Гриневича здесь не упоминается, поэтому обзор данной работы хотелось бы начать с выяснения отношения автора именно к его предшественнику.

Отношение к Г.С. Гриневичу. «Праславянская письменность читается! Это открытие Г.С. Гриневича изложено в работе»Праславянская письменность» (Энциклопедия Русской Мысли, т. 1 и 2, М., «Общественная польза!, 1993, 1999). Кроме методики и исторических сведений в ней содержатся таблицы для расшифровки письменностей «черты и резы» (РУНЫ), этрусской, критского иероглифического письма (линейного типов «А» и «Б»), Фестского диска, индской цивилизации (протоиндийское письмо). Методику Г.С. Гриневича представляют: профессор Мароевич Р.Н. - Белградский университет, академик Русановский В.М. - Институт языкознания АН Украины, учёный-филолог Прийма А.К. (г. Москва)» (с. 7).

Как видим, отношение к Г.С. Гриневичу тут весьма положительное, его первоначальные чтения названы открытием, а общие и ранние суждения ряда ученых о возможном существовании слогового письма праславян поданы как признание методики Г.С. Гриневича. Поскольку «эффект Гриневича» меня весьма интересует, данная цитата дает богатую пищу для размышлений.

Насколько я знаком с предысторией вопроса, Г.С. Гриневич написал сначала статью, которую он направил в журнал «Техника-молодежи», где ее довели до кондиции, то есть сделали интересной, опустив массу якобы второстепенных положений, иными словами, опустив материал, доказательный с точки зрения науки. Этот предварительный этап публикации мне рассказал А.И. Асов. Однако в «Технике-молодежи» в конце концов статью печатать отказались.

Судьбоносной для Г.С. Гриневича стала его встреча с издателем В.Г. Родионовым, который замыслил издавать новый журнал Русского физического общества - «Русская Мысль». Неважно, что статья Гриневича была посвящена эпиграфике, а не физике; для нового печатного органа она была очень выигрышной. Позже выяснилось, что номера журнала, посвященные физике, практически никто не читает и не покупает, так что постепенно из-за убыточности журнала В.Г. Родионов разорился, но рекламу журналу принесла именно статья Г.С. Гриневича. Иными словами, как раз из-за этой статьи журнал Родионова читатели заметили.

Однако и В.Г. Родионов действовал весьма грамотно. Пока он располагал средствами, он усиленно искал рецензентов. Именно его заслугой было то, что он нашел наиболее сильную фигуру - Радмило Мароевича, в то время декана филологического факультета Белградского университета. Об этом Родионов говорил мне лично. Полагаю, что на Мароевича Родионов вышел через Институт языкознания им. Виноградова в Москве, где идеи Гриневича никто не поддержал; более того, даже сейчас одно упоминание имени Г.С. Гриневича у его сотрудников вызывает раздражение. Однако среди людей, с которыми Институт находится в контакте, всегда можно отыскать хотя бы 2-3 тех, которые, благодаря своему патриотизму, не слишком придирчиво относятся к новациям. Вот так и получилось, что ни одного русского ученого с известным именем, поддержавшего Гриневича, в Москве не нашлось. Пришлось работать со славистами других стран.

Я встречался с Мароевичем и в Кракове, и в Москве. Он сожалел о том, что сгоряча дал слишком восторженную рецензию на статью Гриневича, не имея времени на обстоятельный анализ. Полагаю, что аналогично обстояло дело и с Русановским.

Итак, опубликовав в первом же номере «Русской Мысли» статью Г.С. Гриневича, а затем в последующих номерах - весьма сильные положительные отзывы ученых-лингвистов, Родионов, говоря современным языком, провел весьма удачную пиар-кампанию. Это была кавалерийская атака, мощный бросок, который Г.С. Гриневич целиком приписал себе, считая позже, в своей монографии, что он «пришел, увидел, победил». Предварительная работа журнала «Техника-молодежи», научного редактора Л.Н. Рыжкова, а также последующая рекламная деятельность В.Г. Родионова им со счетов сбрасывалась.

У Ю.Г. Янкина мы видим дальнейший сдвиг в пиар-кампании: добрые слова в адрес существования древнейшей славянской письменности теперь понимаются им как одобрение методики Г.С. Гриневича. А вклад других лиц в популяризацию первой статьи Гриневича, из которой впоследствии выросла его довольно слабая в научном отношении монография - как достижения самого Гриневича. Таким образом, могу лишь с сочувствием констатировать: Ю.Г. Янкин оказался одной из жертв этой самой пиар-кампании В.Г. Родионова.

Заслуги Г.С. Гриневича. Янкин отмечает: «В методике Г.С. Гриневича применены: лингвистика, этнография, история и техническая кибернетика (в частности, работа Клода Шеннона «Математическая теория криптографии»). В качестве рабочего языка принят праславянский» (с. 7). Удивительное высказывание. Оказывается, применены не лингвистические методы, а сама лингвистика как метод (кто бы знал, что это такое), и этнография как метод (тоже неизвестно, что именно). История - вообще не наука, наукой является историография, а история выступает ее объектом. Словом, автор расписывается в том, что не знаком с методологией науки. Но, конечно же, настоящим перлом является то, что рабочим языком (то есть тем, на котором ведется изложение мыслей) принят праславянский. Если под таковым понимать то, что когда-то откопал Гриневич, например, А ВЕТИ ЖЕГА и ЯЯЯСИ, то на нем невозможно было бы написать ни работу «Праславянская письменность», ни «Завещание праславян-рысичей». Их бы ни один читатель не понял. Так что мы теперь имеем возможность судить не только о заслугах Г.С. Гриневича, но и об уровне компетенции самого Ю.Г. Янкина.

Затем кратко описаны те методы, которые выделял сам Г.С. Гриневич, в частности, и зарекомендовавший себя с наихудшей стороны акрофонический; далее идут примеры Гриневича с теми же орфографическими ошибками, например, ЗАець, САбака, ЦЕловек. Удивления у Янкина эти примеры не вызвали. Иными словами, он принимает результаты Гриневича целиком, со всеми его очевидными промахами и явными ошибками. Поистине Славный Сын Отечества - этот Янкин.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.05MB | MySQL:11 | 0.425sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.625 секунд