В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 5, 2009

Рецензия и полемика по статье Юрия Рассказова о чудах знака

Автор 21:39. Рубрика Научная полемика с оппонентами

Рецензия и полемика по статье Юрия Рассказова о чудах знака

В.А. Чудинов

27 октября 2009 года на сайте http://www.proza.ru/2009/10/12/747 была размещена статья Юрия Рассказова «Чуды знака от Чудинова до Зализняка. Заметка дилетанта  о границах академического знания». Поскольку речь идёт обо мне, я прочитал статью с интересом и теперь хотел бы прокомментировать отдельные ее положения.

Завязка. «До интересующейся публики, по крайней мере, до кого-то из тех, кто имеет возможность жить академической жизнью, не будучи всё же академиком, давно докатились отзвуки заочной битвы между академиком А.А. Зализняком и академиком В.А. Чудиновым. К сожалению, на диких просторах моего захолустья благодаря заботе государства нет мочи следить за актуальными новостями даже мне, который первое десятилетие своей ученой карьеры страстно мечтал если и не об академической камилавке (я, младший современник, видел, как она к лицу А.Ф. Лосеву, который незадолго перед смертью сетовал по телевизору на свое старческое «блеяние» - как-то уж совсем не академически), то хотя бы о вузовской Лавке, где можно выгодно заложить свой мелкий талант. Мечты не сбываются. Поэтому и слухи об академической разборке до меня докатились лишь сейчас, и то благодаря глухому и тупому Рамблеру («О профессиональной и любительской лингвистике» - http://elementy.ru/lib/430720, «Академик А.А. Зализняк - любитель?» - http://chudinov.ru/zalizniak/1/).

 Социальные аспекты (кто из этих академиков правильнее академик - РАН, РАЕН, АФН - см. подробности в именных статьях «Википедии») меня вовсе не интересуют, поскольку ни одна Академия, сколь бы левой она ни была, не может существовать в нашем государстве без административной, юридической и финансовой поддержки этого государства. Потрясает мой моск (так мы, юные неакадемики, увы, говорим!) то, что оба академика взаимно и так пошло обвиняют друг друга в любительстве и дилетантизме».

Уже интересно. Сначала самобичевание, представление себя как не академика и в качестве мелкого таланта, навешивание на Рамблера ярлыка тупого и глухого, использование жаргонизма моск вместо мозг, а затем деланное удивление - как это Зализняк и Чудинов позволяют называть друг друга любителями и дилетантами. Это, дескать, пошло! А кривляться своим потрясенным «моском» якобы не пошло, а вполне нормально. Так что, как умная китайская обезьяна, господин Рассказов сел на горе и взял на себя роль наблюдателя над схваткой тигров, заранее осудив их за кровожадность.

«От невольного самопопрания чести и достоинства академиками, к стыду своему, ощущаешь себя свидетелем площадной перепалки, где ты сам занимаешь позицию далеко не кухарки, управляющей государством. Однако реально-то нет никаких оснований для самомнения. Поскольку никак нельзя сравниться с ними ни в каком угодно развесистом академизме, я могу признаться заранее, что я равен оппонентам только по дилетантизму, по своему праву тявкать, аки пёс в конуре, лижущий свои... И только по этому праву священного Низа мои соображения настолько же основательны, как и скрижали академиков. И никак не могут их обидеть. Больше того, я прямо и искренне признаюсь им в своей глубочайшей любви за их духовную страстность и прошу набраться их, да и всех, терпения для следования по моему неспешному дотошному перемещению от буквы к букве».

Мда, сравнение с «псом в конуре, лижущим...» и т.д. уже не просто пошло, но довольно непристойно. Разумеется, только такой человек и может взять на себя роль третейского судьи!

«Зададимся прежде вопросом: как вообще возможно, чтобы хоть кто-то из двух академиков, профессоров, подрабатывающих в одном и том же вузе (МГУ), мог быть хотя бы в принципе дилетантом? Кого набирает отдел кадров на службу, куда смотрит ректор? Куда-куда! В дипломы, в ксивы, в списки печатных трудов. Формально академики вовсе не дилетанты, а профессионалы своего дела. Бытует мнение (см. хотя бы Зализняка об  А.Т. Фоменко), что дилетантом какой-то профессионал становится, если вдруг влезает в неизвестную ему сферу. Однако мы по року жизни непрерывно залезаем в неизвестные для нас сферы и вынуждены там не только созерцать нечто, но и судить, но и действовать. И незнание закона не освобождает нас от ответственности даже в сортире. И тем более это касается современной науки. Каждый, даже ничтожный её предмет абсолютно неисчерпаем. Всегда найдется такой угол зрения, который неизвестен самому профессиональному профессионалу (Обратите внимание на ШВАБРУ, которая появляется на лекции Зализняка из уст младенца - http://elementy.ru/lib/430714). И в этом смысле огульно обвинять кого-то в дилетантизме - это дурной тон, непрофессиональный подход к делу, к чтению, к дискуссии, это нравственный дилетантизм. Но, кажется, наши академики и не делают это огульно, и нравственно они чисты? Однако, почему же, действуя предметно, по существу разбирая полёты друг друга, они всё же буянят (хоть и довольно интеллигентно, без мата)?»

Тут наш арбитр не осведомлен. Зализняк действительно прирабатывает в МГУ, я это делал только однажды в моей жизни, но уже много лет работаю в ГУУ. Но это - мелочь. А вот с тем, что обвинять кого-то в дилетантизме ни с того, ни с сего - позиция глубоко безнравственная, наш арбитр прав. Представьте себе, что вы идёте по улице тихо, никого не трогая, и вдруг прохожий поворачивается к вам и ни с того, ни с сего бьёт вам наотмашь по лицу. Возможно, настоящий христианин тут же подставил бы другую щёку, но в наши молодые годы нас учили другому: «При каждой неудаче давать умейте сдачи, иначе вам удачи не видать» (фильм «Первая перчатка», песенку пел артист Володин). Так что я лишь ответил на выпад, защищая свою честь и достоинство.

«Главная причина - это всё же колоссальное раздробление науки, прежде всего не по предмету, знанию, а по методу, способу выведения и связи знания, т.е. в конечном счете - по сознанию. Каждый из нас не обладает и не может обладать всеохватным знанием и сознанием. Может только стремиться к этому. Про знание, кажется, никто не спорит. Ни один из нас, как говорится, не в состоянии объять необъятное. Хотя на самом деле только по владению каким-то знанием нам и дают разнообразные дипломы. Зато большинство из нас считают свое сознание не только уникальным, но и абсолютно верным. Потому-то и допускают равными себе только те сознания, что подобны им по содержанию-знанию и структуре. Нельзя не заметить, что наши академики в этом отношении проявляют себя совершенно одинаково. Зализняк чётко дистанцируется от ложного, с его точки зрения, бессознательно-любительского знания, отнюдь не подобного правильному сознательно-академическому знанию (т.е. вообще отказывает «любителям» в научном сознании). А Чудинов обижается из-за этого дистанцирования, полагая свое знание совершенно подобным и правильным, и в свою очередь - дистанцируясь от неподобного зализняковского сознания-сравнения двух знаний (т.е. отказывает «профессионалу» в адекватности научного сознания). Грубо говоря, дело сводится к следующему. Один говорит: я не уважаю тех, кто не уважает общепринятые знания. А другой отвечает: я не уважаю тех, кто не уважает необщепринятые знания. Как видим, по своему поведению академики тождественны: они академики, т.е. формально заслужили одинаковый социальный статус, и они одинаково отрицают сознание другого. Всё различие сводится только к социальной оценке того или другого (за одним оценка господствующая, за другим маргинальная)».

Где-то это тоже верно, но до известной степени. Когда-то земля считалось плоской, и защитники этой точки зрения, по Рассказову, должны были бы называться сторонниками господствующей точки зрения, тогда как защитники концепции шарообразной земли - маргиналами. Со временем эти роли поменялись. Но в чём наш арбитр неправ, так это в том, что якобы данные точки зрения различаются по личному сознанию, то есть, субъективно. На самом деле, здесь представлены не две личности, но две позиции общественного сознания: отживающее и новое. И на первых порах отживающее сознание еще сильно. И всё, что в него не укладывается, награждается эпитетами «непрофессиональное» и  «дилетантское». Не удостаиваясь даже рассмотрению по сути.

Косвенные критерии оценки теорий. «Как же узнать, кто из двух академиков обладает целостным сознанием в большей степени? Сравнимы ли вообще их научные сознания? Конечно. Сравнить можно по теориям, которые они поддерживают и развивают, - по основаниям и структуре их теорий. И что же мы видим? По главному основанию их теории совершенно тождественны. Они базируются на данных современных языков (об этом ниже) и на ископаемых фактах - на исторических источниках, найденных тем или иным археологическим способом.  Совершенно очевидно, что вчера таких источников было сравнительно мало, а завтра станет многократно больше, что позволит кардинально изменить представление о движении истории и развитии языков. В качестве новейшего примера лучше всего сослаться на свежее открытие Зализняка, обнаружившего в результате системного изучения языка тысячи новгородских грамот, что никакого единого древнерусского языка в качестве восточнославянского праязыка в ХI в. не было, а древненовгородский диалект уже тогда имел какие-то фундаментальные субстрирующие черты современного русского языка (см. хотя бы «Значение берестяных грамот для истории русского языка» - http://www.philology.ru/linguistics2/zaliznyak-03.htm). В силу непрерывного и ожидаемого появления новых источников это основание для теории является абсолютно ненадёжным. Отчего каждого теоретика, исходящего из такой опоры, сразу же можно считать дилетантом. К чести наших академиков, они это очень хорошо знают, и не скрывают своей зависимости от источников, временного характера своих знаний и т.д. Но при этом считают это совершенно естественным, т.к. - и тот, и другой - не знают другого серьезного основания для теории».

Полагаю, что слово «субстрирующие» тут применено по ошибке вместо слова «субстратные». Но в остальном арбитр прав: прежде и языкознание в целом, и академик Зализняк полагали, что существовал единый древнерусский язык. Потом он сам открыл, что берестяные грамоты Новгорода демонстрируют всё-таки не «древнерусский язык», а всего лишь «новгородский диалект». Стало быть, должны существовать и другие диалекты. Теоретически это ясно, причём однозначно. Однако когда я ему продемонстрировал другой диалект древнерусского языка, а именно этрусский, «этрусецку мову», он впал в ступор и сразу обвинил меня в дилетантизме. На каком основании? Видимо, на том, что этрусский диалект не является новгородским. Но ведь это заведомо ясно. Однако к предъявлению такого диалекта мой оппонент морально готов не был, вот он и стал мне возражать (совершенно голословно), что того русского языка, который бытовал у этрусков, быть не могло. Но откуда он это знает, если он исследовал всего лишь ОДИН из МНОГИХ диалектов русского языка? Если я читал новгородские грамоты в довольно большом объёме, то Зализняк не прочитал НИ ОДНОГО этрусского текста самостоятельно. Следовательно, он в этом деле НЕ ПРОФЕССИОНАЛ. Иными словами, я-то хорошо знаю те источники, на которые опирался он, а он - совершенно не разбирается в тех источниках, на которые опирался я. Мы в этом не равны, как полагает арбитр. Ибо мои обвинения доказательны, а обвинения Зализняка - голословны.

«И всё же в пользовании источниками их дилетантизм-академизм проявляется по-разному. Историко-археологические основания у Зализняка - это множественные системно осмысленные исторические факты, а у Чудинова - единичные системно осмысленные исторические факты. Различие не столько в числе фактов. Чудинов тоже ссылается на тысячи прочитанных надписей. Говоря о множественности (расшифровываю только на примере одного рода занятий Зализняка), я имею в виду и множество однотипных фактов (сравнимые тексты грамот), и множество разных мест находок (Новгорода или России), и множество открывателей и читателей этих фактов (находящих достоверные берестяные артефакты и читающих их более или менее одинаково), и множество интерпретаторов, делающих подобные выводы (так, в качестве соавторов упомянутого открытия Зализняка можно смело числить В.Л.  Янина, да и многих других)».

К сожалению, это положение уже верно не вполне. Тексты надписей на этрусских артефактах также однотипны, а уж мест находок этрусских предметов, вероятно, на порядок больше, чем мест находок берестяных грамот. Что же касается этрускологов в качестве читателей надписей, то за три века дешифровок их наберется не один десяток. И весьма много интерпретаторов. Полагаю, что Ю. Рассказов просто не в курсе работ моих итальянских и германских коллег. Что же касается «соавторов открытия Зализняка», то мне не совсем понятно, в чем заключается суть его «открытия». Самих грамот он не открывал, их впервые не открыл даже Арциховский, который получил за их открытие Сталинскую премию, поскольку первую грамоту ему принесла новгородская крестьянка, нашедшая бересту в отвале (то есть, археологи ее проглядели и выкинули). Но затем, осознав важность находок, он стал внимательнее относиться к кусочкам бересты. И первым начал читать грамоты именно Арциховский, а не Янин. Именно он давал и чтение, и перевод на современный язык, и необходимые грамматические пояснения и пометы. Так что Зализняк лишь несколько дополнил те сведения, основной массив которых принес науке Арциховский. А соавтором Арциховского был Борковский, а позже - Янин. И всё! Но не Зализняк. Разве что Арциховский говорил «Новгородские грамоты», а Зализняк - «Древненовгородский диалект». Но говорил отчасти голословно, ибо никакой другой древний диалект ему известен не был, а был известен только язык летописей и других нарративных текстов, но даже не переписки. Так что словосочетание «Древненовгородский диалект» - это пока что гипотеза, требующая проверки.

В огороде бузина, а в Киеве - дядька. «На этом фоне понятна единичность фактов Чудинова. Он использует надписи с самых разных носителей и зон мира (даже космоса) (несравнимые испещрения камня, трещины глины, коррозийные линии и пятна, рельефы ландшафта и т.п.). Большинство - это случайные находки на предметах, на которые обратил внимание только он сам».

Зализняк выступил против меня по поводу конкретной моей книги «Вернем этрусков Руси», а вовсе не по поводу чтения геоглифов, гелиоглифов, петроглифов и прочих надписей, выполненных руницей и кириллицей (эти надписи я стал читать в 2009 году, а Зализняк выступил против меня в 2008). А этрусские надписи были собраны задолго до меня итальянскими учёными и до Рассказова ни у кого не вызывали сомнения. Более того, они были представлены в виде рукописных прорисей, с которыми уже три века имеет дело этрускология. Так что тут арбитр оказался совершенно не в курсе дела, спутав божий дар с яичницей.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.13MB | MySQL:11 | 0.216sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

управление:

. ..



20 запросов. 0.352 секунд