В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 1, 2015

О книге «Дао Алтая»

Автор 21:21. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Глава 4. Подъём Европы. «Быстрое развитие западной цивилизации и ее феноменальные успехи представляют огромный интерес. Мы вкратце выскажем свои представления об этом феномене. Начнем с искусства, которое является питательной средой любой культуры, оно в Европе представляло собой противостояние опять-таки двух мифологических персонажей - Аполлона и Марсия, то есть духовного и экстатического начал. В целом верх взяла гармония, европейское искусство достигло божественных вершин в скульптуре, архитектуре, живописи, литературе, музыке» [1:163].  Для меня странно, что вместо анализа этого быстрого развития из социальных условий Западной Европы, в качестве причин выдвигаются мифологические основания.

«Француз Рене Декарт (1596-1650) - в нем сочетались два великих начала: математика и философия, он автор первой неэвклидовой математики, полностью изменившей представление об этой науке. Заложил основы аналитической геометрии и ввел алгебраические обозначения. Для него душа и тело - две неразделимые субстанции: «мыслящая» и «протяженная». Фраза Декарта «Мыслю, следовательно, существую» стала фундаментом европейской онтологии, а его сделала отцом современной философии. (Однако интересно то, что Ибн Сина первым за шесть веков до него записал в «Ишарат» («Указания»): «Я мыслю, и это значит, что я существую»)» [1:164]. При этом автор не ставит вопрос о том, насколько персидский философ Авиценна был известен в то время в Европе. «Англичанин Исаак Ньютон (1643-1727) - знаток алхимии, теологии и суфизма, создатель классической физики, открыл закон всемирного тяготения и создал теорию движения небесных тел, пытался соединить магию и науку. Он разработал основы современной научной методологии, но его алхимические изыскания не были поняты» [1:164]. Получается, что для автора Ньютон ценен как знаток суфизма и алхимии. Француз Дени Дидро (1713-1784) - один из столпов Просвещения, создал уникальное творение - энциклопедию, которая способствовала расширению знаний просвещенных и массовому дилетантизму посредственностей, возомнивших себя интеллектуалами. После появления «энциклопедий» во многих европейских странах культура совершила взлет, а следом началось ее медленное падение» [1:164]. Очень странное мнение автора. Ибо энциклопедии просто дали краткую сводку уже полученных знаний, и достижения были не в этой форме подачи материала, а в самих накопленных знаниях. А дилетанты существовали всегда, и вовсе не энциклопедии их порождают.

«Русский Федор Достоевский (1821-1881) - Европа не склонна включать Россию в свой состав, поэтому его не считают европейским писателем, но он оказал огромное влияние на европейскую мысль, в частности экзистенциализм. Достоевский раскрыл все темные тайники человеческой души и показал, насколько опасным для общества становится человек, лишенный моральных «тормозов», которому «все дозволено». Он считал, что «искушенный» европейский либерализм несет в себе опасность раскола русскогосознания и «совращения» «наивной» и общинной русской души. Он предвидел приближение духовного и нравственного кризиса России, а следом и всей христианской цивилизации» [1:165]. Действительно, Россия с ее традицией интереса к человеческой психологии, находится как бы вне Европы, что показал Н.Я. Данилевский.

«Наибольший вклад в развитие науки Европы внесли представители романо-германских народов. Это объясняется тем, что их духовными предками были кельтские друиды, которые являлись хранителями протоалтайской мудрости» [1:165].  Опять идёт прославление протоалтайцев, о которых никаких точных сведение нет, а их родство с кельтами лежит на совести автора. «Альберт Эйнштейн (1879-1955) - ученый, который открыл идентичность времени и пространства. Его знаменитая формула: Е = mс2 - стала символом науки ХХ века. Эйнштейн создал не только новую космологию, новое восприятие микро- и макромира, но и в корне изменил мышление современного человека. В последние годы он занимался теорией единого поля, то есть, замахнулся на тайны Бога. Кое-кто считает, что он достиг успеха, но сознательно уничтожил свои расчеты» [1:165]. Данная формула в еще более общем виде была предложена в 70- годы XIX века русским учёным Умовым.

«С появлением книгопечатания и газет носителей информации стало больше, но даже в этом случае люди сами искали эту информацию. С появлением радио и телевидения ситуация в корне изменилась: во-первых, информация стала массовой, во-вторых, навязываемой, а в-третьих, она в одно мгновение охватывала весь мир и управляла мыслями огромного числа людей. Но еще дальше пошел Интернет: он, преодолевая все границы, широко раскинул свои «сети» и захватил в них более миллиарда людей. В нем, конечно, много полезной информации, но подавляющее число людей больше интересуют грязные сплетни. Интернет - это, по сути, глобальный сплетник. В результате пространство сжалось до минимума и перестало играть культурно-охранительную роль, а Интернет и СМИ превратили человечество в управляемое «стадо». Парадокс современности в том, что чем неразборчивее люди получают информацию из Интернета и СМИ, тем меньше они разбираются в жизни. Казалось бы, надо повсеместно установить законом распространения в основном информацию о духовности, культуре и высоком искусстве, но тут же «авангардисты» обвинят вас в «ханжестве» и желании ввести цензуру. Увы, и здесь порочная круговерть» [1:166]. Можно подумать, что, когда информацию сообщали глашатаи, проповедники храмов и «калики перехожие», она была свободна от сплетен и интриг.

Глава 5. Проблемы прогресса. «ВXVIII веке, веке Просвещения, Европа настолько «просветилась», что, являясь, по сути, последним звеном в ряду великих цивилизаций, представила себя стержнем всемирной истории, взяв в свои прародители античные Грецию и Рим. И стала во всем мире утверждать европоцентристскую концепцию. Это «оптическое» искажение порождало заметные диспропорции в европейском варианте истории, но, так как оно убеждало материальными достижениями и подкреплялось могучей силой европейского оружия, это искажение по умолчанию было почти везде принято за норму» [1:167]. С этим положением автора можно согласиться.

«В конце XVIII века европейские мыслители взялись «физически» - философски осмыслить историю, ввести ее в научные рамки и сделать ее прогнозируемой. Для этого Мари Франсуа Вольтер78 (1694-1778) даже придумал термин «философия истории», или историософия. В этих трудах осью и движителем мировой истории изображалась Европа. Здесь сказывается столь объяснимое высокомерие, присущее любой развитой цивилизации: в свое время мир уже был шумероцентричен, египетоцентричен, персоцентричен, грекоцентричен и римоцентричен, не говоря уже об извечных претензиях Поднебесной» [1:168]. Автор не подозревает, что все перечисленные им «цивилизации» были созданы либо Римом, либо подчинённой ему Западной Европой.

«Наполеон полностью переворошил «европейский курятник» и начал создавать новую Европу, пытаясь скрестить несовместимое - имперский цезаризм и политическое вольтерьянство. В итоге бонапартизм был побежден, а вот наполеоновские политические преобразования оказались рациональными и необратимыми, Европа полностью изменилась в их русле. В этих катаклизмах историософия отошла на второй план, а Европа стала еще быстрее продвигаться вперед» [1:169]. Весьма странное понимание политических преобразований масона Наполеона.

«Как это ни парадоксально, важной духовной силой на Западе, противостоящей нигилизму, растлению, разложению и распаду, является исторический враг науки - католическая церковь, а в греко-славянском мире - православная церковь. И, наверное, им надо преодолеть тысячелетний раздор, наладить диалог и воссоединиться для отстаивания божественных и моральных ценностей в этом заблудшем мире. В миру же настала пора совместить общинность с индивидуализмом, знания с моралью, потребительство с необходимостью» [1:179]. Однако, как известно, атеизм, возникший во Франции в XVIII веке, порвал влияние церкви, которая в наши дни уже не является властелином духовной жизни людей.

Часть 5.  Наследники ариев и алтайцев. Глава 1. Скифы или саки. «Заговорив о соблазнительной Европе, я увлекся и забыл о наследниках ариев и алтайцев, поэтому вернусь к ним. Огромную территорию от Алтая до Карпат со второй четверти I тысячелетия до н. э. населяли упомянутые ранее ираноязычные племена, наследовавшие ариям и их соседям» [1:173]. То, что скифы были иранцами, очень сомнительно, рис. 6.

dao6.jpg

Рис. 6. Моё чтение надписей на скифских доспехах [7]

На них читаются надписи: СЛАВЯНЕ, МИМА ЛАТЫ, МАСТЕРСКАЯ НА СКОТИЕМ (то есть, НА СКИФСКОМ) ХРАМЕ, КТО МИМА ХРАМ ЯРА СЛАВЯН МАСТЕРСКИ ОХРАНЯЕТ. СЯ МАСКА ЛИКА МАСКА ЯРА. Последние слова означают: ЭТО ИЗОБРАЖЕНИЕ ПОДОБНО ТОМУ, ЧТО НА ЛИКЕ ЯРА РЮРИКА. - Где здесь иранские надписи? - Исключительно русские!

«Между наиболее многочисленными ариями, ушедшими на юго-запад, превратившимися в оседлый народ и оставшимися саками, сохранившими кочевой образ жизни и захватившими почти всю Великую равнину Евразии, нередко возникали войны. Поэтому с легкой руки автора великой персидской поэмы «Шах-наме» Фирдоуси в противоположность Ирану скифо-сакские степи стали называть Тураном. В наше время Туран - это не столько краевое, историческое, этническое понятие и территория за Аму-Дарьей (в древнем Узбойском русле) со стороны Ирана, сколько культурная самоидентификация. Поэтому в нынешний Туран включают себя Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Казахстан и даже Азербайджан» [1:174]. Но ведь и сам автор пишет, что по происхождению туранцы были многочисленными ариями.

«У скифов было свое оригинальное и богатое искусство. Но среди современных историков распространено мнение, что, в частности, скифский «звериный» стиль был создан греческими мастерами. Если так, то, вероятно, все греческие мастера, оставив прочие заказы, только и работали на многочисленных скифов, расселявшихся на огромном пространстве от Алтая до Карпат. Поэтому этот стиль, конечно, родной для скифов, в нем закодированы скифско-протоалтайские мотивы, и он идет по линии «протоалтайцы - арии - скифы» [1:179]. Скифское искусство не греческое, а русское, рис. 7.

dao7.jpg

Рис. 7. Мои чтение надписей на скифском шлеме и на фигурке из Куль-Обы [7]

Глава 2. Судьба алтайцев. «К концу III тысячелетия до н. э. алтайцы и арии превратились в абсолютно разные народы, отношения между ними резко осложнились, и начались постоянные стычки. Похоже, первыми в поход против соседей выступили алтайцы и, видимо, вели себя жестоко, судя по ответу, который не заставил себя ждать. Наступление ариев на алтайцев, о котором мы уже вкратце сказали, привело к катастрофическим последствиям. О той трагедии, что происходила тогда, можно представить в общих чертах по тюркской легенде. В ней идет речь о предках тюрок, конечно, племени алтайцев, которое, похоже, получило наиболее сильный удар» [1:180]. Но не полагает ли автор, что наступление ариев было ответом на жестокости алтайцев?

«Предки тюрок были истреблены воинами соседнего племени. Уцелел лишь один изуродованный мальчик, которому враги отрубили руки и ноги и бросили возле болота, уверенные в том, что он не выживет. Над умирающим мальчиком стал виться огромный черный ворон, карканье которого и привлекло бродившую поблизости волчицу. Волчица подобрала раненого, оттащила его в пещеру, облизала, вылечила, вскормила и стала... его женой. Она родила ему 10 сыновей, женившихся на женщинах Турфана, и один из ее внуков по имени Ашина стал вождем нового племени. Таким образом, тотемом тюрок стал волк, а вернее, волчица» [1:180]. Полагаю, что перед нами - легенда фашистской турецкой организации «Серые волки». И к тому же - миф. Люди от волчицы рождаться не могут, это противоестественно. Но автор с удовольствием рассматривает детали этой легенды, и приходит к таким словам: «Прототунгусы, протоманьчжуры, протомонголы и остатки прототюрок оказались рассеяны по огромному пространству тайги, полупустынь и гор. В этом алтайцы не одиноки, примерно такая же участь «одичания» постигла многие последующие цивилизации: Вавилон, Египет, Элам, Хараппу, Мохенджо-Даро, Грецию, Карфаген, Рим, Византию, а в наше время осколки российско-советской империи. Например, упадок Великого Рима в V веке дошел до того, что в Колизее паслись овцы и там даже завелись волки» [1:181].  Однако Рима в это время не было, он появляется только во времена Рюрика [9].

Глава 3. Гунны. «Мы не будем описывать всех алтайцев, а проследим за одним из его этносов - тюркским, возродившимся на Алтае, родине Изначального Знания, память о котором угасла даже у прямых наследников» [1:182]. «А далее расскажем об одном из тюркских колен - казахах. Это позволит получить сравнительную картину общего и частного плана: куда урбанизм привел человечество и как сложилась судьба маргинального кочевья. (Речь идет об алтайских кочевниках, господствовавших в течение многих веков на великой Евразийской равнине).В конце III века до н. э. на территории Монголии и южного Прибайкалья, на окраине Алтая, сформировался племенной союз мало кому известных кочевых племен - гуннов (хуннов) - прототюрок. О прямой наследственной связи линии «протоалтайцы - алтайцы - гунны» достаточно свидетельств: общность территорий, родство языков, кастовость общества, сохранение шаньюем (правителем) жреческих функций, его титулование «сыном Неба», то есть Тенгри, сохранение древних металлолитейных технологий и сельскохозяйственных навыков, казалось бы, абсолютно чуждых для «чистых» кочевников в суровых природных условиях и мало удовлетворявших их потребности, скажем, в зерне и т. д.» [1:183].

Откуда автор знает, каким был язык у протоалтайцев, если не было письменности, а памятники на территории Алтая были русскими? А если протоалтайцы были арийцами, откуда была общность языка? Откуда он знает о кастовости общества? Почему он решил, что  ротоалтайцы верили в Тенгри? Какие металлолитейные технологии существовали у протоалтайцев? - Словом, мы видим сплошные натяжки.

Затем автор рассказывает миф о принце Моде, и приходит к выводу: «Между тем гунны, продвигаясь по большой Евразийской равнине, добрались до Европы, создали великую империю, тем самым прорубили широкий коридор с востока на запад через весь континент и пометили границы, в пределах которых будут создаваться последующие великие империи: тюркская, тюрко-монгольская, российская и советская. Гунны заставят трепетать всю ойкумену от Китая до Согдианы и Европы. Победное шествие гуннов, начатое в Центральной Азии, завершилось лишь через шесть с половиной веков, в 453 году, в Центральной Европе, со смертью самого великого вождя гуннов Аттилы, заслужившего грозный титул «бича божьего» [1:185]. Вывод автора тоже насквозь мифологический. Российская империя никоим образом не была тюрко-монгольской.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.31MB | MySQL:11 | 0.428sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.610 секунд