В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 18, 2007

Полноценный урожай надписей дешифровки 1998 года

Автор 22:55. Рубрика Первые публикации


Правда, изображение оленя является только фрагментом более обширных рисунков при входе в пещеру Колдуна; было бы неверным проинтерпретировать только центральное изображение, оставив остальные его части без рассмотрения. Поэтому в более поздней работе мы попытались восполнить этот пробел и предложили свои чтения и иных фигур, рис. 32.

Наше чтение изображения оленя перед входом в пещеру Колдуна

Рис. 32. Наше чтение изображения оленя перед входом в пещеру Колдуна

Попробуем прочитать сначала надписи, находящиеся справа. Первая из них в виде стопы означает слово БЕЧАДЬНЕ, то есть ПЕЧАТНЫЙ, второе - СОБОРЪ или СЪБОРЪ; вместе, как нам кажется, отражена идея коллекции изображений, удостоверенных печатью, то есть подлинных. Прежде нам неоднократно встречалось слово БЕЧАТА в смысле ПЕЧАТЬ, в том числе и на средневековых текстах, и это не озвончение первого слога, а его подлинное звучание, ибо слово БЕЧАТЬ происходит от глагола БИТЬ, БИЧЕВАТЬ, то есть ВЫСЕКАТЬ; тем самым слово БЕЧАТЬ означает ВЫБИТОЕ, ВЫСЕЧЕННОЕ.

Общий вид изображения с оленем

Рис. 33. Общий вид изображения с оленем

Изображение слева напоминает падающего человека с подогнутыми коленями. Изображение человека в палеолитических сюжетах вообще весьма редко, а в сочетании с изображением оленя-бога становится еще более интересным. Руки не показаны, зато ноги широко раздвинуты, как у рожающей женщины. Тем самым семантика рисунка отражает два принципиально важных для мифологии момента: наличие рожаницы и ее связь с оленем. Невольно приходит на ум гипотеза Б.А. Рыбакова о том, что некогда рожаницы были лосихами. То, что рисунок оленя символизирует марала, не должно удивлять. Марал входит в род оленей и относится к промысловым животным; однако его численность в настоящее время невелика; род лосей содержит всего один вид, который успешно сохранился до наших дней; поэтому небольшой семантический сдвиг с несохранившегося марала на уцелевшего лося вполне допустим. Так что рожаницы-маралы со временем стали пониматься как рожаницы-лосихи.

Еще более интересно чтение составных частей рожаницы. Текст таков: ДЬВА БОГА: ВЬ ЛАДЕ, ЛЕЛИ. Таким образом, рожаницы действительно являются богинями Ладой и Лелей. Поражает искусство, с которым слоговые знаки человек делал составными частями изображения, в данном случае рожаницы. То, что их две, следует из текста. Но и из рисунка: одна богиня в антропоморфном облике рожает, другая, в зооморфном, бежит [35, с. 11].

Еще одно изображение из Каменной Могилы было помещено нами в статью о каменных печатях. Оно относится к голове вешапа [48, с. 103, рис. 3].

Наше чтение надписи на изображении вешапа

Рис. 34. Наше чтение надписи на изображении вешапа

Мы читаем тут КАМОНЪ БЕЧАТЬ, то есть КАМЕННАЯ ПЕЧАТЬ [49, с. 136, рис. 3]. Это уже вторая каменная печать, удостоверяющая изображение.

Отметим, что более всего в Каменной Могиле нас заинтересовали «чуринги», и мы попытались прочитать надписи на двух из них, напоминавших китов. Поскольку рисунков рыбообразных чуринг было достаточно много, мы выбрали наугад одну, на которой великолепно читался совершенно понятный текст [43, с.120, рис.74]:

Надпись на чуринге с сомообразным изображением

Рис. 35. Надпись на чуринге с сомообразным изображением

Итак, на чуринге с сомообразным изображением имелся текст следующего содержания: Я МОЛЮ КИТА: БОЖЕ! КИТЪ ВЪ КИТА ВОШЕЛЪ И ХОДИЛЪ! Я ПОГИБ! [35, с. 8, рис. 3]. Что тут можно сказать? Теперь изображен опять кит, но не в 3/4 со стороны головы, а в 3/4 со стороны хвоста; камень верно передает контуры морского животного, но надписи врисованы в него просто великолепно. По всей видимости, на сей раз перед нами не кашалот. Конечно, для нас определить видовую принадлежность кита было сложно, но скорее всего перед нами так называемый горбатый кит, питающийся не только планктоном, но и рыбой, довольно неприхотливый и тихоходный. Только у горбатых китов имеется очень длинный передний плавник; тут он представлен вытянутым вдоль тела, отличаясь от хвоста. Раздвоенность хвоста передана полосой, делящей его надвое.

Что же касается текста, то суть его - мольба о помощи. Охотник на кита увидел потрясающую сцену: было два кита, остался один. Дело в том, что горбатый кит может нырять и держаться под водой до получаса. Если плыло два кита, а более далекий, частично закрытый телом более близкого нырнул, да еще после прыжка вверх, то это могло показаться именно как вхождение одного кита в другого. Вероятно, охота на оставшегося кита оказалась неудачной, кит стал «ходить», то есть ушел от преследования, и тем самым неудачливый охотник остался без добычи; он действительно погиб, ибо остался без пищи.

Надпись на чуринге с изображением кашалота

Рис.36. Надпись на чуринге с изображением кашалота

Было рассмотрено еще одно изображение кашалота [43, с.65, рис.20], рис. 6-98. Этот текст гласит: ЧАЯ ДИ (то есть ТИ, ТЕБЯ) Я МОЛЮ В НОВОЙ НАДИИ (НАДЕЖДЕ). ИДИ! ЗОВЪ КАШАЛОДИ (то есть КАШАЛОТА) - ПОЗЪВАЛЪ ЗОВЪ БОГЬ (или БОГИ). И (то есть ОН) ВИЛИКЪ. ВЫДИ! Тем самым на современный лад это можно было бы перефразировать так: УПОВАЯ НА ТЕБЯ, МОЛЮ В НОВОЙ НАДЕЖДЕ. ПРИДИ! ЗОВ КАШАЛОТА - ПОЗВАЛ ЗОВ БОГОВ. ОН - ВЕЛИК. ВЫЙДИ! [35, с. 9, рис. 4]. Вероятно, охотника позвал на промысел зов кашалота, но охотник взывает к нему, чтобы кашалот показался и помог добыть другого кита. Как и на прежних изображениях, на данном потрясает удивительное умение художника вписать знаки словесного текста в рисунок животного. И назван не просто кит, а его разновидность, кашалот.

В гроте № 2 на потолке помещена интересная абстрактная фигура, которую можно читать вроде бы произвольно, поскольку неясно, при каком повороте зрителя на нее смотреть. Поэтому мы ее опубликовали так, как она расположена у Рудинского [46, с. 29, рис. 10] и у Бадера [50, с. 132, рис. 6]:

Для нас, однако, ориентиром являются два слоговых знака V и L, по которым мы и поворачиваем все изображение. Эти два знака являются началом слова ВЪЛЕСЬ, то есть ВЕЛЕС; остальные знаки можно прочитать как ЛОСЕВЪ СЫНЪ КАБАНЪ. Иными словами, ВЕЛЕС как бог существовал и в это время, но он не медведь, он - кабан, и к тому же ЛОСЕВ СЫН [35, с. 12, рис. 8]. Тем самым оленихи или лосихи мыслились как более древние богини. Что же касается волосатости, то в этом кабан, видимо, не уступал медведю.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.174sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.309 секунд