В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 5, 2006

Новое прочтение надписи эль-Недима и проблема Русколани

Автор 21:07. Рубрика Исторические комментарии

Первый дешифровщик славянского письма – Финн Магнусен. Правда, вначале Андреас Йоханн Шёгрен в данном образце русского письма руны не узрел (8). Однако он переменил свое мнение, когда познакомился с монографией датского исследователя, государственного советника и профессора Финна Магнусена, изданной в 1841 году в Копенгагене (9): «Хотя догадка лежит близко, – о том, что здесь применен рунический шрифт, – однако я сам в то время, когда мне было прислано сочинение фон Френа (1835 г.), в предложенном образце текста не смог найти родства с руническими знаками, в чем мою правоту теперь подтвердил господин Финн Магнусен (9, с. 259). Напротив, господин фон Френ сам открыл и доказал сходство этого русского шрифта с так называемым синайским письмом; сходство, которое со своей стороны подтвердил и господин Магнусен, который в 1835 г. привлек привезенные от Грея и исследованные лордом Прудо копии с синайских надписей, и нашел, что при этом 24 знака оказались совершенно сходными со скандинавско-англосаксонскими видами рун. Однако он, пожалуй, не смог бы сказать, соответствуют ли они друг другу по значению, или нет. В этой связи он далее замечает, что как уже показал О.Г. Тюхсен, имеется существенное совпадение многих букв между синайскими надписями, и сибирскими. Он, Магнусен, с другой стороны, находит как в тех, так и в других большое сходство с нордическими рунами, которое признал также и Клапрот в отношении надписей южной Сибири. Изо всех этих проведенных до сего дня исследований можно было уже ожидать, что также и этот якобы русский шрифт арабов в своей основе является руническим» (8, с. 84-85). Таким образом, рунический характер надписи эль Недима, не признаваемый «в лоб», при прямом сопоставлении с германскими рунами, постепенно стал признаваться после прохождения цепочки: надпись эль Недима–синайское письмо–руны Сибири–германские руны. В результате Финн Магнусен смог прочитать надпись эль-Недима, рис. 5-1.

Подробности первой дешифровки Магнусена. Рассмотрение творческого процесса эпиграфиста всегда представляет большой интерес для историка дешифровки. К сожалению, чаще всего проникновение в творческую лабораторию оказывается невозможным, ибо исследователи ограничены объемом своей публикации, и до читателя доходит только готовый результат. В нашем случае мы имеем приятное исключение, поскольку Финн Магнусен зафиксировал свои рассуждения. Хотя он сделал это на датском языке, но А. Шёгрен смог их перевести на немецкий; а мы, следуя своему принципу публиковать материалы на родном языке, передаем на русском. Конечно, при таком двойном переводе неизбежны некоторые искажения, однако основное содержание рассуждений Магнусена проследить вполне можно. «Поскольку я принял для себя вместе с Френом, что копия арабов (а и мы теперь часто получаем памятники через вторые и третьи руки) была вначале соответствующей, а затем могла отклониться от оригинала, я предположил, что этот документ содержит два слова или имени», – начинает Магнусен (8, с. 85; 9, с. 260). Обратим внимание на то, что первоначальное впечатление о несоответствии надписи рунам начинает преодолеваться с помощью предположения о многократном копировании оригинальной надписи несведущими людьми, чем и достигается подгонка славянской слоговой надписи под буквенную руническую. Это типичная гипотеза «ad hoc», созданная как раз для объяснения данного случая. «Как полагает Френ, надпись должна читаться слева направо. Первое слово по восточному способу чтения образует, по моему мнению, своего рода вязаную руну...» (8, с. 85; 9, с. 260). Итак, направление чтения оказалось для Магнусена загадкой. Если копиист был с востока, он должен был скопировать оригинал по-восточному, справа налево; именно в таком порядке и рассматривает первое слово Магнусен. С другой стороны, Френ предположил чтение слева направо, так что Магнусен внутри слова придерживается нашего, европейского направления. Он употребляет слово «вязаная руна»; в дальнейшем будем переводить нго более привычным для нас словом «лигатура». Продолжим цитирование: «...(чье чтение не связано с определенным выше общим направлением чтения), однако в своеобразном стиле, который, вообще говоря, не соответствует нордическому, так как ее черты несколько округлены, что, возможно, следует приписать отчасти арабскому копировщику, хотя в действительности мы можем указать и на боковые участки, которые в своей основе читаются и в частично округленном виде. Положение их, как представляется, отклоняется от нордического образца, ибо обычно лигатуры изображаются прямо; а здесь палочка (fulcrum) покоится в лежачем положении; однако это может быть совершенно случайным обстоятельством, которое просто зависит от добросовестности того или иного копировщика. Как только я попытался прочитать текст, мне показалось, что первая же буква дала чтение в другом направлении» (68 с. 85-86; 9, с. 260). Итак, выявилось самое большое несоответствие: знаки действительно слишком округлы для рун. Но, как и в проблеме направления чтения, Магнусен все списал на ошибки копировщиков, которые теперь оказывались уже чуть ли не соавторами данной надписи.

К сожалению, дальше текст Магнусена кончается и идет его пересказ Шёгреном, что чуть хуже, но все же позволяет проследить за мыслью эпиграфиста. «Магнусен полагает, что чтение лигатуры (первой конфигурации справа) начинается слева, и он придерживается теперь последовательности содержащих ее отдельных букв и обычных рун, mal-eln1.gif, или mal-eln2.gif, или mal-eln3.gif. Из этого образуется целое слово Slovan, или Slaven, или Slavne, о котором он говорит, что, не будучи сведущим в языке, может лишь представить себе, что это слово указывает на имя народа того или другого вида, славян или словен. Поскольку здесь, естественно, все указывает на это, если только комбинация букв Магнусена соответствует языку, то я должен заметить, что как раз для лигатур характерно удвоенное чтение отдельных букв, как это можно видеть на многих примерах лигатур, приводимых в его труде», рис. 5-2 (8, с. 87). Как видим, первый знак С в читаемом слове Магнусен перевернул с ног на голову, то же самое он проделал со вторым знаком Л. Третий знак вообще не похож ни на О, ни на А; от руны со значением О его отличает разрыв мачты, от руны А – наличие крыши наверху и крючка внизу. Еще меньше сходства у четвертого знака с руной В/У, ибо четвертый знак имеет разрыв мачты слева, вторую крышу, обратный наклон верхней крыши и крючок слева внизу. Надо обладать очень большим воображением, чтобы усмотреть в этом знаке руну со значением В. Пятый знак этот эпиграфист читает дважды: сначала в прямом виде только его середину, а затем в опрокинутом виде он читается целиком. Впрочем, предлагается и иная последовательность чтения дважды одного и того же знака: сначала целиком, а потом середины. Такая операция была бы допустима только в том случае, если бы этот последний знак сам являлся бы лигатурой. Итак, слово из пяти знаков прочитано так, что три из них опрокинуты вверх ногами, а из двух оставшихся правый входит в четвертую, пятую и шестую руну. Уже это говорит об ужасном обращении датского эпиграфиста с читаемым текстом.

Итак, на самом деле в первом слове кое-как (кверху ногами) опознаются лишь три буквы, СЛ и Н; этого намека оказалось достаточно, чтобы Магнусен дофантазировал остальные, исходя из предположения, что дощечка из России должна содержать что-то вроде надписи РУСЬ, РУССКИЕ, СЛАВЯНЕ. Так что как видим, подлинного чтения тут нет (даже в плане псевдодешифровки!), нет хотя бы по количеству знаков в надписи, много превышающих по числу количество букв в словах РУСЬ или СЛАВЯНЕ. А есть некоторая смутная догадка. Впрочем, по С. Гедеонову, Магнусен написал тут слово СЛОВИАНИН (8, с. СIХ), которое мы и поместили вверху рис. 3-4, постаравшись подобрать соответствие знаков. У Шёгрена, на которого ссылается Гедеонов, такого значения нет, так что это – вольность Гедеонова. Кроме того, данная надпись очень сомнительна: почему СЛОВЯНИН а не СЛАВЯНИНЪ? Кстати, в ней, как и в пояснении Шёгрена непонятно, почему какие-то знаки читаются, а какие-то нет. Посмотрим далее чтение второго слова, которое излагает сам Магнусен. «Второе (или по нашему способу чтения первое) слово помещенного здесь русского образца, которое следует читать справа налево, обладает совсем другой особенностью. Первые две буквы неясны, от одной переписчик, возможно, отказался. Поэтому на этот счет здесь можно выдвинуть различные предположения: а) что здесь знак ветвится неправильно, и что целое есть руна mal-eln4.gif, которая до сих пор, чаще всего в древних надписях имеет странную стоячую форму; б) напротив, если принять, что знаков первоначально было два, то первый поэтому вероятнее всего принять за англосаксонскую руну mal-eln5.gif (v), хотя он и напоминает нам нордическую руну mal-eln6.gif, от которой идут различные изменения; другая выглядит похожей на соседнюю руну mal-eln7.gifи на mal-eln8.gif или на Z, как у финнов, употребляемую в лигатурах, если это только не древнерусская буква такого рода, который мы пока не знаем. Знак < есть, возможно, нордическая руна L (u или у), измененная в своем положении или неверно переписанная. Из этого следует, что, по моему предположению, далее в слове следуют два знака mal-eln9.gif (ss) и затем один mal-eln10.gif (mal-eln11.gif или l). Целое завершается знаком, который напоминает по форме арабскую букву, как предполагал уже Френ, так что вполне возможно, что он обозначает конец надписи. Если же его принять за округленную (а частично и неверно написанную) лигатуру, то он может состоять из букв mal-eln12.gif(lut) или mal-eln13.gif (liut, liud). Некоторые русские ученые полагают, что слово ljudi обозначало когда-то всех свободных людей», рис. 5-2 (8, с. 90). Как видим, и здесь имеется масса натяжек. Теперь Магнусен читает не только кверху ногами, но и в обратном порядке, т.е. справа налево. Удивительно только, что из четырех одинаковых знаков он три читает как С, а четвертый, ничем от них не отличающийся, как И. Руна Р на себя совершенно не похожа, руны У и Л повернуты им на 90о, руна Т/Д не только имеет один рог, но и неожиданный для нее круглый крючок внизу. Из руны Л, слишком длинной, он делает слог ЛИ, деля эту руну пополам. Таковы натяжки в подгонке знаков надписи под руны; кстати сказать, сами руны у Магнусена понимаются то как скандинавские (нордические), то как англосаксонские, то как финские. Натяжки видны и в русской транскрипции: нет твердых знаков; слово РУСИ никогда не писалось через два С; племена Руси вряд ли назывались ЛЮДОМ. Словом, и вторая половина надписи больше придумана, чем прочитана. И опять подсказкой тут послужили буквы У и СС, на основе которых было придумано слово С РУССИ, и буквы ЛУ, подогнанные под слово ЛИУТ/ЛЮД. К сожалению, мы не только не испытываем чувства гордости за такую дешифровку, но, напротив, ощущаем определенную неловкость. Иными словами, на наш взгляд вся надпись угадана по немногим буквам, прочитанным к тому же кверху ногами. Как мы увидим ниже, чтение кверху ногами и задом наперед вообще является наиболее характерным признаком неверной дешифровки, то есть попытки прочитать славянское слоговое письмо как германские руны. Здесь же к тому же здесь нет подлинных слов, а только намеки на слова С РУССИ и ЛЮД. Так что если у Френа была в нашем обозначении преддешифровка, то есть моделирование славянской слоговой письменности синайским шрифтом, то у Магнусена мы видим незначительный шаг вперед: надпись эль Недима промоделирована рунами, из чего сделан намек на существование слов СЛАВЯНЕ, С РУССИ, ЛЮД.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.18MB | MySQL:11 | 0.332sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.484 секунд