В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 25, 2007

Александр Игоревич Асов как эпиграфист

Автор 10:33. Рубрика Персоналии эпиграфистов


64. Прусские руны не похожи ни на руницу, ни на протокириллицу, хотя допустимо, что когда-то они к ним имели отношение. Но это нужно доказывать. Без такого доказательства причисление прусское письменности к славянской неосновательно.

65. Когда германские войска захватили бывшие русские земли, некоторое время богослужебные фигурки подписывались наряду с русской руницей и протокириллицей еще и германскими (вендскими) рунами. Однако сложностей в их чтении не было никаких ни в XVIII, ни в XIX веках, поэтому фраза о том, что «они теперь в целом разгаданы» меня удивляет. Достаточно подробно надписи, как русские, так и германские я рассмотрел в моей книге (9). Однако для самого А.И. Асова они составляли большую проблему, так что в его книге (10) он вместо чтения этих названий на фигурках приводил совершенно фантастические вымыслы. Да и в данной книге (1, с. 435-464) чтение этих надписей (только явных, ибо о существовании неявных он и не догадывается) сильно уступает первому их истолкователю, Андресу Готтлибу Машу, который также не был эпиграфистом. Кстати, Маша Асов называет по фамилии Готтлибом, то есть его вторым именем, а его подлинную фамилию, Маш, читает как Мач (1, с. 385), что показывает его незнание немецкого языка до сих пор. Как в таком случае он ухитряется заниматься эпиграфикой, одному Богу ведомо.

66. Фамилия передана неточно. Правильнее - Лечеевский.

67. Весьма странное представление о «введении в научный оборот». Книги Маша, Ягича и Лечеевского имеются в Москве, как в Ленинской, так и в Исторической библиотеках, я сам их там брал неоднократно. Для филолога-слависта умение читать на западноевропейских и славянских языках предусматривается само собой, поэтому любой ученый понимает, что перечисленные книги были введены в научный оборот уже более века назад. И почему-то для «дилетанта» Чудинова такого препятствия не существовало, а для «настоящего профессионала» Асова они превратились в непреодолимый барьер. Тем не менее, я совместно с П.В. Тулаевым специально для таких «высоких профессионалов» издал книгу А.Г. Маша на русском языке, (12).

68. Хороши рунологи - не зная немецкого языка, они берутся толковать германские руны.

69. Ну, вот, наконец, я сподобился, что меня назвали рунологом и профессором, а не просто «дилетантом». Но, как обычно, А.И. Асов не может обойтись без того, чтобы что-нибудь не напутать. В данном случае он объединяет обе части моей работы (11) и (9), но называет их не по их названию, а по их серии. Кроме того, у меня существуют и другие работы, где я показываю историю развития представления о рунах, например, (3), которая А.И. Асову не известна.

70. Уже в четвертый раз А.И. Асов показывает, насколько он отстал от достижений в русской рунологии, и насколько я «достал» этого «профессионала». Начнем с того, что к критике мне не привыкать, она часто раздается в мой адрес с разных сторон, поскольку я сообщаю пока еще не общепринятые вещи. Вот и в данном случае я вовсе не думаю уходить от язвительных замечаний А.И. Асова, и спокойно выдерживая эту пресловутую критику. Но тогда, когда она есть. На самом деле А.И. Асов не рассмотрел ни одной моей дешифровки и не показал, где и в чем я нарушаю требования эпиграфики. Ведь как это ни покажется странным, но в эпиграфике - как в изучении иностранного языке, уровень оппонента проверяется мгновенно. Допустим, кто-то обращается к вам на немецком языке, вы понимаете его вопрос и тут же отвечаете. Даже если вы при этом делаете небольшие помарки, вам это простят. Но если вы языка не знаете, вы беспомощно хлопаете глазами и пытаетесь что-то объяснить на пальцах. То же самое и в эпиграфике. Качество прориси исходного текста, его размер, степень сходства значков транскрипции с исходным текстом, умение разлагать лигатуры на составные части и соединять разорванные знаки, распознавание метатез и инверсий, выявление словоразделителей и умение учитывать их в чтении текста, правильная транслитерация, совмещение ближнего и дальнего смысла надписи, соответствие надписи предмету, на который она нанесена - все это приходит с годами опыта и позволяет почти мгновенно оценить уровень другого лица. Поэтому я и не боюсь детального рассмотрения моих дешифровок А.И. Асовым. Однако он этого очень боится, ибо по характеру предъявляемых им претензий сразу выявляется уровень его мастерства, который пока, увы, очень невысок.

71. К сожалению, А.И. Асов непроизвольно выдал свой источник информации: научно-популярные журналы. Тем самым он собственноручно очертил не только уровень получения информации, но и рамки своей исследовательской компетенции: популяризация науки. Науке популяризаторы весьма нужны. Однако при этом не следует пыжиться и разыгрывать роль ученого-слависта, который волен предавать анафеме направление, пока не доступное его восприятию. Что поделать, если порой даже коллеги не в силах преодолеть стереотип мышления и понять суть новаций. Как говорится в басне Крылова, «суди, дружок, не выше сапога!». Мне обижаться на такого рода попутчиков не стоит. Следует просто терпеливо разъяснять суть своей позиции. В конце концов, А.И. Асов был просто подающим надежды журналистом А.И. Барашковым из журнала «Наука и религия». И славянская проблематика оказалась для него поистине золотой жилой, где он смог развернуть пропаганду «Велесовой книги» до того, что ее стали выпускать огромными тиражами. Молодец, одним словом. Но - лишь как популяризатор. Успех, к несчастью, вскружил ему голову настолько, что он всерьез вообразил себя асом - то есть, богом.

72. Далее я прерываю рассмотрение истории славянской руники в изложении А.И. Асова, поскольку, с одной стороны, он повторяет примеры, приводимые Г.С. Гриневичем (например, тюркские надписи на Новочеркасской баклажке, не имеющие отношения к славянам), а с другой стороны, не подозревает, что приводимые им примеры были несколько лет назад рассмотрены мною. Например, Мадарская надпись, о которой он пишет, что, дескать, его удивляет «полное молчание отечественных ученых». Данную статью я выпускаю не в качестве ликбеза для А.И. Асова, а с целью демонстрации того, что и как он в качестве историка славянской эпиграфики и в качестве эпиграфиста делает. Из изложенного вполне ясно, что отличать славянскую графику от графики других народов он пока не в состоянии, и потому его уверениям в том, что он читает именно славянские надписи, не следует придавать большого значения.

73. Полностью соглашаясь с этим мнением А.И. Асова, тем не менее, не думаю, что желающих заново читать уже прочитанное так много, что им следует посвящать целый раздел книги. Однако данное поучение начинающим выглядит вполне эффектно, как мастер-класс, как напутствие мэтра приготовишкам. С другой стороны, нельзя сказать, что те, кто читал «Книгу Велеса» в первый и во второй раз, то есть, Ю.П. Миролюбов или А.И. Сулакадзев, сами далеко ушли от начинающих. Первое чтение любого текста изобилует неожиданностями, в том числе и грамматическими, и здесь даже великолепное знание старославянского языка не всегда является гарантией правильной интерпретации текста. В каком-то смысле все первопроходцы - приготовишки. Однако здесь, перед чтением самого А.И. Асова, должен был бы стоять раздел не о будущих во многом гипотетических исследователях, а обо всех комментариях к этому тексту, о всех попытках прочтения тех или иных слов А.И. Сулакадзевым. Без этого совершенно неясно, что в дешифровке идет от А.И. Асова, а что - от его предшественника.

74. Я специально поставил раздел о дешифровке в конец выдержек из книги А.И. Асова, чтобы читатель был подготовлен к ее результатам на основе того, что было изложено выше. А выше отмечалась небрежность в трактовке деталей, плохое соответствие между исходным шрифтом и знаками ее специально придуманной транскрипции, несоответствие между транскрипцией и транслитерацией, надуманность многих трактовок слов при переводе и многие другие огрехи неопытного дешифровщика.

Сопоставление исходного текста с транскрипцией и транслитерацией
Рис. 5. Сопоставление исходного текста с транскрипцией и транслитерацией

75. Рассмотрение фотокопии исходного текста - это первое, с чего следовало начать А.И. Асову. Ему представляется (судя по умолчанию о проведении подобного анализа), что он находится в выигрышном положении, поскольку имеет дело с прорисью на бумажном носителе. На самом деле, фотокопия эпиграфического подлинника, то есть, текста на исходном материале (дереве, камне, металле, кости и т.д.) содержит рисунок фона, и в ряде случаев, фон может быть информативнее явной надписи, содержа надписи неявные. Прорись в этом смысле сильно уступает фотокопии. Но в руках у А.И. Асова оказался не протограф прориси, а лишь какая-то, возможно, далеко не первая или вторая копия протографа. А при каждом копировании копиист вносит искажения. Тем самым, судить о качестве исходной надписи достаточно сложно, и это можно сделать только в общих чертах, поскольку неясно, что относится к самому шрифту, а что - к манере письма ряда переписчиков. Тем не менее, в первом приближении характер шрифта действительно напоминает этрусский. Таково, например, написание графемы Г, которая является первой руной в первой и третьей строках, с прямой мачтой, но с зеркальным разворотом (этруски писали справа налево). Таково же зеркальное написание ряда знаков, например, С во второй строке, таково написание знаков вверх ногами, например, Т, таков способ создания лигатур, таков способ использования точек в качестве букв для обозначения гласных звуков. Характерно и весьма близкое написание рун для звуков Д и Р. Так что мнение А.И. Асова о том, что перед нами находится письменность, близкая к этрусской, я могу подтвердить. Перечисленные мною черты близости (а их больше, я назвал только наиболее существенные) должен был выявить сам дешифровщик, он же лишь выдвинул предположение, но не обосновал его, поэтому он может быть аттестован лишь как автор гипотезы об этрусском характере письменности пеласгов, но не как человек, обосновавший эту гипотезу и подкрепивший ее фактическим материалом. Для того чтобы понять особенности этрусской графики, мало смотреть на результаты деятельности этрускологов, необходимо самому пытаться читать эти тексты своим способом. Тогда можно будет проникнуть не только в графику, но и в орфографию этого письма, а, следовательно, знать о его отличиях от других видов письменности не понаслышке, а на базе собственного эпиграфического опыта. Именно это и отделяет ученого от журналиста (у ученого - знание чего-то, у журналиста - сведения о чем-то).

76. Для прочтения слова его необходимо переписать знаками специально приспособленной для этого транскрипции. При этом на первом месте (по значимости, даже по размеру шрифта) должен стоять исходный текст, и лишь на втором месте - его транскрипция; у А.И. Асова мы видим, что все сделано как раз наоборот. Мне странно, что я как «дилетант» должен объяснять А.И. Асову как «профессионалу» эти вещи, однако это приходится делать, поскольку «профессионал» поступает в данном случае вовсе не как Асов, а как Барашков. Обратившись к его знакам транскрипции, мы видим, что первый же знак Г имеет в оригинале (под ним за неимением лучшего следует считать копию из коллекции А.И. Сулакадзева) прямую мачту, тогда как в знаке транскрипции для Г вместо этого мачта показана как диагональ. Так что вместо Г мы имеем Z. Это - несомненная ошибка эпиграфиста. Далее, под буквой Г поставлена точка. Ее А.И. Асов вообще не замечает. Между тем, в своих исследованиях истории этрусского письма он приводит рисунок из дешифровок Ф. Воланского - могила Энея. Там этот интересный во многих отношениях эпиграфист показывает, в частности, что точки имеют звуковое чтение. Эта его находка мне очень пригодилась в чтении этрусских текстов. Так, одна точка имеет чтение А, так что после Г необходимо было поставить знак транскрипции для А. Но эпиграфист не имел об этом представления, хотя держал в руках дешифровку Воланского. Так что пропуск второй буквы, гласного звука А - вторая ошибка в транскрибировании первого слова. Третья буква, М, типично этрусская, и транскрибирована правильно.

77. Существование двух одинаковых графем для передачи столь непохожих звуков, как Г и Ы - вещь, для любого шрифта совершенно невозможная. В оригинальном тексте первая и четвертая графемы совершенно различны. Поэтому понимание Z не только как Г, но и как Ы - третья ошибка эпиграфиста. И при этом не следует ссылаться на А.Д. Черткова, который со своим алфавитом не смог прочитать ни одного текста (хотя и создал определенный научный задел для своих последователей, за что ему следует принести благодарность) - вся ответственность лежит на эпиграфисте, читающем текст. А исходный шрифт первичнее, чем любые кабинетные схемы упорядочивания графем. Азбуки составляются под прочитанный текст, а не наоборот (я имею в виде эпиграфистов, ибо затем, для обычных читателей, азбуки первичнее текста). Так что А.И. Асов нам продемонстрировал три ошибки в слове из трех букв.

78. Существительное ГАМЪ вряд ли в какие-либо времена могло быть существительным ГАМЫ, ибо эта форма уже занята под множественное число. Так что данное предположение эпиграфиста кажется странным.

79. Полностью согласен с таким переводом. Замечу, что в исходном тексте было написано ГАМЪ, А.И. Асов, в силу незнания, что точка читается, предложил неверную форму ГМЪ, из которой догадаться о том, что перед ним было написано слово с семантикой ГИМН, было гораздо сложнее. Тем не менее, эпиграфист из этого испытания вышел с честью.

80. Слово НОСТАРДИЧЕСКОГО является искажением со стороны А.И. Асова термина НОСТРАТИЧЕСКОГО, что свидетельствует о полном непонимании этим эпиграфистом смысла данного слова. Под ностратическим языком В.М. Иллич-Свитыч понимал язык, более древний, чем индоевропейский, общий как индоевропейцам, так и алтайцам, уральцам, картвелам и т.д. В основе слова лежит латинское притяжательное местоимение nostra (НАША - имеется в виду языковая семья). Значение термина не разъясняется по одной причине: каждый филолог непременно изучает латынь (как и иностранные языки) и ему такие разъяснения ни к чему. Филологическая подготовка для эпиграфиста является базовой. Отсутствие базовой подготовки - это не просто чудаковатость, это как бы переход из обычного филологического спорта в спорт паралимпийский. Могу лишь посочувствовать коллеге.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.19MB | MySQL:11 | 0.398sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



22 запросов. 0.578 секунд