В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 25, 2007

Александр Игоревич Асов как эпиграфист

Автор 10:33. Рубрика Персоналии эпиграфистов


Поэтому весь полученный данным эпиграфистом конечный результат воспринимается читателем просто как одна из попыток чтения человеком, далеким от науки. Этого человека завораживают картинки двух изобретенных им шрифтов - якобы пеласгического и якобы «Велесовой книги», и их он демонстрирует читателю прежде всего. Сюда же он приплетает своего брата Андрея с узелковым письмом (фото на с. 389), себя, любимого, «за изучением манускриптов иеромонаха Макария» (фото на с. 403), написанных тайнописью (а вовсе не «пеласгийско-фракийскими рунами»), надпись на монументе Буса Белояра, написанного пока не установленным типом письма, которое А.И. Асов выдает за те же «пеласгийско-фракийские руны» просто потому, что ему так хочется и не приводя каких-либо серьезных доказательств.

Но подобный печальный финал вполне закономерен. Пытаясь изложить в разных местах книги историографию славянской руники, он путает славянские и не славянские тексты, и упоминает исследователей лишь по степени их «раскрученности», то есть, по степени известности русскому (только русскому, но не европейскому!) читателю, а вовсе не по их реальной значимости. И эта известность для него черпается из научно-популярных журналов. Ибо для оценки каждого исследователя необходимо хотя бы в минимальной степени, как это я, например, попытался сделать в данных комментариих, проанализировать декларируемые данным исследователем цели и достигнутые им результаты. Для первого достаточно только прочитать чужой труд (но для А.И. Асова доступны произведения только на русском языке, остальные он считает «не введенными в научный оборот»), для второго необходимо уже по возможности беспристрастно рассмотреть все этапы чужих эпиграфических усилий. Вот это второе доступно А.И. Асову только на уровне общих рассуждений. Поэтому он смог оценить плагиат Г.С. Гриневича лишь на уровне переписанного текста Б. Перлова, но не на уровне заимствования Гриневичем конкретных знаков из статей Н.А. Константинова, Н.В. Энговатова и И.А. Фигуровского, а также из книги П.П. Орешкина. В творческую лабораторию эпиграфистов Асов не вхож, чужая эпиграфическая деятельность для него - потемки. Своего мнения на их счет он, похоже, составить не может.

Именно этим объясняется совершенно непонятный для него факт моего неожиданного успеха на той ниве, где он в течение многих лет собирал свой урожай. В издательстве «Вече», где моя книга (5) готовилась к публикации больше года, А.И. Асов был известен как автор нескольких книг, и я его попросил, используя его связи с редакцией, ускорить ее выпуск. Поэтому у него сложилось ложное представление о степени его участия в моем становлении как ученого. К этому моменту я занимался эпиграфической деятельностью уже около 12 лет, и имел за плечами 3 монографии, тогда как А.И. Асов принял меня за новичка. Он был настолько шокирован тем, что я подметил нелепость его дешифровки надписи на монументе Бусу Белояру, что порвал со мной отношения, а по телефону, объявляя об этом разрыве, заявил мне, что является превосходным знатоком славянского календаря, тогда как я в этом деле ничего не смыслю. Я напомнил, что сослался не на чью-то, а на его же собственную работу, но на другую, и именно о славянском календаре. Так что, либо неверна его работа о славянском календаре, либо он неверно дешифрует надпись на монументе Бусу. Он выбрал первое, и сказал, что в той статье (6) неверно интерпретировал 30 лютеня как последнее число високосного года. А в рецензируемой книге (1) он снял и свое чтение последней строки как даты. Получается, что он оказался неправ и в том, и в другом случае, и именно «новичок» нашел в его публикациях противоречие. Этого он мне и не смог простить. Но поскольку для обоснованной критики моих построений нужны не только аргументы, а и вдумчивый анализ, к чему А.И. Асов не привык, он лишь время от времени упоминает в своих построениях о том, что я «чудаковато читаю трещины» и что я - полный «дилетант», повторяющий Г.С. Гриневича. О моей критике построений Г.С. Гриневича он как бы и не знает. Также он не ссылается и на мою работу (13), где я показываю совершенно независимый путь создания силлабария руницы. Это не входит в его планы, поскольку иначе он не мог бы сказать, что мои построения не выдерживают критики. Они вполне выдерживают ее! Была бы критика!

Но это всё - не цель моего исследования пеласгийских рун. Это лишь объяснение того, почему их сходство с этрусскими буквами (или рунами) не только не бросается в глаза, а, напротив, весьма затуманено. Такое сходство можно было обнаружить только при наличии двух факторов: собственного опыта по чтению и переводу этрусских текстов, который у меня появился только после публикации книги (2), и увеличения на компьютере копии Боянова гимна, найденного у А.И. Сулакадзева. Ибо благодаря непродуманной и неестественной транскрипции А.И. Асова, никакого сходства заметить нельзя. Он приложил максимум усилий, чтобы создать «красивенький» пеласгийский компьютерный шрифт, который изобилует противоречиями (например, знак Z передает сразу и Г, и Ы, а в тексте встречаются по два различных знака для передачи У, В, Л, С и, возможно, Д). Такая бедность в одном отношении и избыточность в другом без каких-либо объяснений со стороны эпиграфиста выглядит необоснованной.

Тем не менее, анализ текста, опубликованного А.И. Сулакадзевым, показывает, что определенное сходство имеется. Оно проявляется как в общих формах многих знаков, так и в ряде особенностей орфографии. Детальное исследование этого сходства правомерно делать не в данных Комментариях, а в отдельной монографии. Но на основании проведенного сходства можно сделать основной вывод: письменность Боянова гимна не является протокириллицей. Она представляет собой вариации общеиталийской графики, которую использовали и этруски. Но она имеет ряд особенностей в начертании знаков, которые показывают, что она отстоит от протокириллицы дальше, чем письменность этрусков, то есть она возникает позже. Это ставит под вопрос ее аттестацию как письма пеласгов. Чья эта письменность, на каком ареале она существовала - это вопросы для дальнейшего исследования. А.И. Асов на эти вопросы не ответил, лишь подтвердив предположения А.Д. Черткова. То есть, собственно научные проблемы он так и не поднял, поскольку его интересовали только придуманные им знаки транскрипции. А для выяснения места той или иной письменности в общей истории письма нужно как минимум знать эту историю письма. Чего у сего «высокого профессионала» просто нет.

Так что общий вывод об А.И. Асове как эпиграфисте оказывается неутешительным: несмотря на то, что он занимается эпиграфикой где-то с 1991-1992 года, он всё еще остается начинающим исследователем, не имеющим базового образования, перевирающим имена и фамилии других ученых в силу незнания иностранных языков, создающим картину развития славянской письменности с чужих слов и потому не различающим славянские и неславянские виды письма, забывающим свои же собственные работы и данные в них трактовки, и, самое ужасное, не умеющим производить ВСЕ этапы эпиграфического анализа. Иными словами, ему еще предстоит много поработать над собой, чтобы дойти хотя бы до уровня дилетанта. Именно поэтому результаты его эпиграфических усилий не следует принимать всерьез.

25.03.2007

Литература к комментариям

1. Асов А.И. Руны славян и Боянов гимн. 2-е издание, исправленное и дополненное. М., «Гранд - Фаир», 2006, 480 с.

2. Чудинов В.А. Вернем этрусков Руси. Расшифровка надписей древних цивилизаций. М., «Поколение», 2006, 656 с.

3. Чудинов В.А. Русские руны. М., «Альва первая», 2006, 336 с.

4. Грицков Виктор. Гимн Бояна - древнеславянский рунический текст // Мифы и магия индоевропейцев, вып 1. М., «Менеджер», 1995

5. Чудинов В.А. Загадки славянской письменности. М., «Вече», 2002, 528 с.

6. Барашков Александр. Календарь ведической Руси// Мифы и магия индоевропейцев, вып 1. М., «Менеджер», 1995

7. Асов А.И. Тризна по князю Бусу // Наука и религия, 1995, № 10

8. Чудинов В.А. Славянская докирилловская письменность. История дешифровки, ч. 2. Серия: «Славяне. Письмо и имя». М., Издательский центр научных и учебных программ, 2000, 92 с.

9. Чудинов В.А. Правда о сокровищах Ретры. М., «Альва первая», 2006, 196 с.

10. Асов А.И. Мифы и легенды древних славян. М., «Наука и религия», 1998, 319 с.

11. Чудинов В.А. Славянская докирилловская письменность. История дешифровки, ч. 1. Серия: «Славяне. Письмо и имя». М., Издательский центр научных и учебных программ, 2000, 76 с.

12. Маш А.Г. Сокровища Ретры. Перевод с немецкого. М., ИЦ «Слава!», 2006, 352 с.

13. Чудинов В.А. Проблема дешифровки. Создание силлабария. Чтение смешанных надписей. Серия: «Славяне. Письмо и имя». М., М., Издательский центр научных и учебных программ, 2000, 96 с.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.19MB | MySQL:11 | 0.350sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

управление:

. ..



20 запросов. 0.515 секунд