В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 24, 2009

Академик А.А. Зализняк - любитель?

Автор 18:53. Рубрика Научная полемика с оппонентами

Например, мы читаем, что слово маска произведено от глагола мазать, - это якобы «нечто намазанное на лицо». Хотя достаточно заглянуть в словарь Фасмера, чтобы узнать, что слово маска пришло в русский язык из немецкого Maske или французского masque».

Это тоже камешек в мой огород. Именно я и утверждал, что русские слова гораздо старше, чем французские и немецкие. Однако свои выводы Зализняк строит на основе словаря Фасмера, переведенного и дополненного Олегом Николаевичем Трубачевым в ХХ веке, а я делаю выводы на основании геоглифов, которым тысячи лет и которые много старше всех германских народов. Выдуманную этимологию Зализняк предлагает считать истиной, а реальную историю языка, запечатленную в ПАМЯТНИКАХ (а не исследованиях) он отметает как выдумки дилетантов. Это и есть его дилетантизм

«К глаголу мазать любитель возводит и слово помада, поскольку, по его утверждению, «имелся и переход з в д», - хотя из того же словаря Фасмера нетрудно узнать, что слово заимствовано (через немецкое посредство) из французского pommade. Тут можно, правда, услышать такое возражение: «Ну и что из того, что в словаре Фасмера про слово помада сказано именно так? У Фасмера одна гипотеза, а здесь перед нами другая. Чем она хуже?» Это чрезвычайно характерное возражение со стороны тех, кому кажется, что по любому вопросу ничего нельзя сказать, кроме того, что есть такое мнение, а есть другое мнение. Поэтому разберу этот пример в качестве образца подробно. Во французском языке слово pommade прозрачным образом членится на корень pomm- (pommе ‘яблоко') и суффикс -ade, то есть ясен первоначальный смысл «паста, полученная из яблок» (известно, что вначале данный вид мазей изготавливали именно из яблок). При заимствовании в русский язык французского слова такого фонетического состава, судя по другим словам с аналогичной историей (баллaда, блокaда, бригaда, рулaда и т. п., мармелaд, маскарaд и т. п.), должно было получиться помaда или помaд. Один из этих двух вариантов мы реально и видим. Таким образом, объяснение Фасмера находится в согласии с ситуацией как во французском, так и в русском языке».

Заметим, что лингвист предпочитает анализировать не само слово «маска», которое, собственно, говоря, и было предметом рассмотрения, а довольно далёкое от него, «помада». Иными словами, он ищет не там, где потерял, а там, где для него светлее. На самом деле и слово «помада» имеет дальнее родство со словом «мазать», однако для этого придется давать очень длинную историю корня МАЗ. Во всяком случае, для русского человека связь словосочетания «губная помада» со словом «мазать» куда понятнее, чем объяснение, что женщины губы мажут «пастой, полученной из яблок». И проходит мимо того факта, что мы и говорим и пишем не ПОММАД, а ПОМАДА (не сохраняя долгий звук М, хотя в слове БАЛЛАДА  долгий звук Л сохраняется). Так что он приводит пример ОЧЕНЬ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОГО совпадения русского и французского слова, как по форме, так и по смыслу, но радуется этому именно как дилетант.

«Сравним с этим гипотезу любителя о том, что слово помада - русского происхождения, с корнем маз-. Прежде всего, заявление «имелся и переход з в д» просто ложно. Такого перехода в русском языке не существовало - замену воображаемого помаза на помада можно оценивать только как уникальное искажение, не имеющее никаких аналогий и никакого объяснения. Далее, при принятии данной версии французское pommade придется объяснять либо как поразительную случайность, либо как заимствование из русского».

Заметим, что если действовать по методу Зализняка, то есть, брать не то слово, которое анализируется, а ближайшее к нему, то можно сказать, что имеется переход Ж в Д, например, ЛЕЖАЩИЙ - ЛЕДАЩИЙ. Можно привести и другой пример: ВОДИТЬ-ВОЗИТЬ, где Д и З могут заменять друг друга. Или, например, возьмем слово ПОДВОДА как разновидность ВОЗА. Так что уникальное искажение, не имеющее никаких аналогий и никакого объяснения, существует только в голове академика РАН. В реальном русском языке (достаточно далёком от интересов академика) никакого искажения нет.  

«Если же это заимствование из русского, то, во-первых, придется признать, что в данном случае заимствование слова шло не в том хорошо известном направлении, в котором распространялись в Европе новшества косметики, а в противоположном. Во-вторых, ничем, кроме некоей фантасмагорической случайности, невозможно будет объяснить тот факт, что взятое из русского языка слово вдруг оказалось легко членимым на французский корень и французский суффикс, да еще при этом корень (pomm-) совпал с названием того плода, из которого помаду реально изготавливали».

Напомню, что я никогда не говорил, будто слово «помада» было заимствовано французским языком из русского. Это мне академик приписывает от своих щедрот.

«Как мы видим, версия любителя в каждом из своих звеньев основана на предположении, что произошло нечто случайное, причем имеющее вероятность, близкую к нулю. Таков ответ на вопрос, почему объяснение, данное в этимологическом словаре, и объяснение любителя - не просто два разных мнения, а одно из них столь высоковероятно, что на практическом уровне может быть признано просто верным, а другое полностью фантастично. Вот еще несколько примеров любительских этимологий, уже без подробного разбора: солнце - это сол-неси, то есть ‘несущее силу' (конечно, сол- и сил-а - это отнюдь не одно и то же по звучанию, равно как -нце и неси, но для любителя это сущая мелочь); солнце - это со-лън-ц-е, то есть нечто маленькое (ввиду уменьшительного суффикса -ц-е), совместное (со-) с луной (лън-)».

Последняя этимология - моя, но если явную нелепицу предыдущей этимологии Зализняк поясняет, то в отношении моей ему сказать просто нечего. Моя этимология не только соответствует точному значению русских морфем, но еще и подкрепляется русской мифологией, чего нет у Фасмера, который объясняет слова ЛУНА, ЛУНКА и ЛОНО не как родственные, а как совершенно различные. Иными словами, характернейшим свойством любителя является принципиальная нестрогость всего, что он делает. Зализняк нас убеждает в этом еще раз: он - любитель, а не профессионал.

«Бразилия - это брез-или, то есть брег + ил (‘берег илистый'); Венесуэла - это венец вел-икий (частью -икий нужно пренебречь); молоко - это «то, что мелют, доводят до состояния, когда оно мелко (то есть размолото), а когда это мелко кладут в воду, получают млеко, то есть молоко (взвесь размолотого в воде)»; один из авторов утверждает, что в корне лон был заключен смысл ‘жидкость, вода', что видно, по его мнению, из слов: Лена - ‘река', во-лън-а - ‘прибыль воды', лён - ‘растение, погруженное в воду' (при отбеливании), лень - ‘состояние приятной расслабленности от погружения в воду'. Увы, это не злая пародия, а реальные примеры любительских домыслов - рядовые из сотен подобных».

Но Зализняк тут вообще не приводит никаких этимологий. Вероятно, он их просто не знает, иначе показал бы силу науки.

Любительский подход к именам собственным. «Особый интерес лингвисты-любители проявляют к именам собственным. Как известно, немало иностранных имен собственных совпадает с теми или иными русскими словами. Таковы, например, личные имена Боб, Том, Люк, Кнут, названия городов Вена, Рига, Киль; в Эфиопии есть город Горе, под Ливерпулем протекает река Морда и т.д. Лингвист-любитель чрезвычайно склонен к тому, чтобы рассматривать такие совпадения как глубоко знаменательные и пытаться разгадать пути, по которым русские названия пришли на иностранные земли.

Ему не приходит в голову, что не меньший успех ожидал бы и иностранного лингвиста-любителя, который захотел бы отыскать свои родные слова на карте России. Например, испанский любитель быстро сообразил бы, что Кама и Ока - это просто испанские слова cama ‘кровать' и oca ‘гусь, гусыня'; итальянец догадался бы, что река Пьяна - итальянское piana ‘тихая', а турок - что Дон и Нева - турецкие don ‘мороз' и neva ‘богатство'. Как мы видим, отыскать на карте любой страны географические названия, похожие на слова родного языка любителя, - дело довольно несложное. Понятно тем самым, что такие находки сами по себе, без лингвистического и историко-географического анализа, не имеют ровно никакой цены в изучении действительного происхождения соответствующих географических названий.

Я приводил здесь только точные звуковые соответствия - мне было важно показать, что даже и при таком жестком условии соответствий обнаруживается очень много».

Полагаю, что тут опять происходит путаница между народной и научной этимологией. Иными словами, академик критикует русских людей за их попытку понять иностранные имена именно через русский язык. Ясно, что почитателю Пастернака русский язык основополагающей ценностью для освоения иноязычных названий не представляется, для него все языки равны и народная этимология является только источником головной боли.  

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.24MB | MySQL:11 | 0.456sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.659 секунд