В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 24, 2009

Академик А.А. Зализняк - любитель?

Автор 18:53. Рубрика Научная полемика с оппонентами

«Но, как уже говорилось, любители в действительности никогда не ограничиваются одними лишь точными соответствиями - они легко позволяют себе заменять буквы, переставлять их, отбрасывать и добавлять. Иначе говоря, вместо точного звукового соответствия любитель удовлетворяется тем, что он сам субъективно оценивает как сходство. Понятно, что при таких слабых и неопределенных требованиях к понятию соответствия число случаев соответствия возрастает почти неограниченно. Например, вполне могут быть признаны соответствующими друг другу слова Цюрих и царёк, Лондон и ладонь, Перу и первый, Бразилия и поросль, Мексика и Москва - и сколь угодно далее. При этом всегда можно найти даже не одно русское «соответствие», а несколько и свободно выбирать между ними. Например, для Берн можно взять: барин, или баран, или бревно, или перина, или Перун... для Кёльн - клён, или клин, или колено, или калина, или глина, или холёный... Но любитель тем и отличается от научного исследователя, что его совершенно не смущает произвольность и субъективность сделанного им выбора. Ему просто кажется, что он угадал, - и вот он уже с энтузиазмом рассказывает или пишет, что название Кёльн произошло от русского слова клён».

Это, однако - не ко мне.

Любительское прочтение древних текстов. Далее идёт заочная полемика именно со мной, поэтому я особенно внимательно послушаю речи мэтра. «Лингвист-любитель охотно погружается в обсуждение письменных памятников прошлого, совершенно забывая (или просто ничего не зная) о том, что в прошлом знакомый ему язык выглядел совсем не таким, как теперь. Чтобы убедиться в этом, отечественному любителю было бы достаточно почитать в подлиннике, скажем, «Повесть временных лет» или попробовать самостоятельно понять две-три берестяные грамоты. Но любители не читают древнерусских текстов. Вместо этого немало любителей делают попытки прочесть по-русски те или иные надписи (или другие тексты), относящиеся к различным векам до н.э. или к ранним векам н.э., причем совершенно необязательно на территории России, - например, надписи на этрусских или критских монументах или сосудах. Понятно, что «по-русски» для них означает «на современном русском языке» - древнерусского они просто не знают».

Именно я читал и этрусские, и критские иероглифические тексты, так что эта филиппика направлена точно против меня. Увы, Зализняк не был знаком с моими ранними работами, в частности, с теми, где я анализировал берестяные грамоты, показывал трудности, которые не смогли преодолеть Арциховский и Янин, так что он судит как типичный дилетант. С высоты своей монографии «Древненовгородский диалект» он не замечает, что такой «любитель», как я, начал именно с языка грамот, и прочитал я их ВСЕ! (Естественно те, которые были к тому времени опубликованы). И я, точно так же, как он в отношении русских берестяных грамот, дал грамматический разбор этрусских текстов.  

«Ни одно из таких прочтений не имеет никаких шансов оказаться верным уже по той простой причине, что двадцать пять, или двадцать, или пятнадцать веков тому назад язык наших предков был до неузнаваемости непохож на современный русский. Например, любитель, увлеченный «чтением» этрусских надписей по-русски, вполне может «прочесть» некоторый отрезок какой-нибудь этрусской надписи V века до н. э. как русскую словоформу целый, а другой отрезок - скажем, как словосочетание в начале. Между тем сравнительное историческое языкознание позволяет с достаточной надежностью утверждать, что двадцать пять веков назад в языке, на котором говорили предки современных русских, нынешнее целый выглядело как [koilos jos], а нынешнее в начале - как [un nōkindloi]».

Вот она, подмена понятий! Получается, что необходимо верить не языковой реальности - такой, какая она была в то время, а нашим прикидкам. И если на монете из Волатерры написано «ОДИН ЦЕЛКОВЫЙ», то это чтение нужно отбросить, потому что вместо звука Ц русские были обязаны произносить К, а вместо Е - дифтонг ОЙ. Ну, а кто же обязал наших предков говорить именно так? - А докторские степени нескольких поколений людей, которые так и не смогли прочитать этрусский язык. Я уже не говорю о том, что кавычки в приводимых примерах Зализняк не считает нужным ставить. Но почему же он не применил этот критерий к своему рассмотрению Новгородских грамот? Вот, например, грамота № 686 (в современной транскрипции, то есть в замене букв кириллицы на современный гражданский шрифт, потомок кириллицы же): БЕЗ ДОВОУ ТРИ ДЕСЯТЕ КО СТОУ ВО ВПРОСТЕМО, А ВЪ ДРОУГЕМО СТО БЕ ЩЕТЫРЕ (ДРЕ, с. 322). Это - вполне современный русский язык, БЕЗ ДВУХ ТРИДЦАТЬ К СТА В ПРОСТОМ, А В ДРУГОМ - СТО БЕЗ ЧЕТЫРЕХ, но в очень сильном диалектном искажении. Именно в диалектном, а не в древнем. Скорее всего, тогда существовали другие орфографические нормы, передающие звук У как диграф ОУ, а звук Ъ через букву О. И в форме ДРУГЕМ вместо ДРУГОМ чувствуется западнославянское, а именно, польское влияние. Так что перед нами - не общерусский древний язык, а именно древненовгородский диалект. Так сказать, языковая субкультура.

Но Зализняк почему-то не спешит критиковать новгородцев, которые произносили, например, слово СТО по-современному, вместо того, чтобы говорить  САТЕМ, как следует из сравнительного языкознания. А ведь он вполне бы мог сказать: любитель, увлеченный «чтением» новгородских надписей по-русски, вполне может «прочесть» некоторый отрезок какой-нибудь русской надписи Х века  н. э. как русскую словоформу.

«По чудовищности анахронизма рассказ о том, что двадцать пять веков назад где-то какие-то люди произносили современное русское слово целый, ничем не отличается, например, от рассказа о том, что те же двадцать пять веков назад эти люди вели между собой свои русские разговоры по мобильному телефону. Такова пропасть, отделяющая любительские «прочтения» такого рода от всего того, что позволительно всерьез рассматривать как варианты расшифровки. Конечно, попытки этого рода делаются не только в России, но и в других странах. Ту же древнюю надпись, которую российский любитель пытается прочесть по-русски, немецкий любитель попытается прочесть по-немецки, армянский - по-армянски. Везде с одинаковым шансом на успех».

Как интересно! Зализняк, оказывается, доподлинно знает, когда именно существовали этруски! Он ведь не только первоклассный специалист по части арабского и этрусского языков, но и дока в хронологии. Не беда, что этруски были знакомы с арабами и даже с русскими князьями - если в какой-то книге написано, что они исчезли именно в первом веке до н.э., то так это и было! Ошибаться могут только дилетанты, а у академиков РАН против этого имеются охранные грамоты. И неведомо ему, бедолаге, что существовали неявные надписи, которые, как я показал, в одном случае читались по-немецки (у Жуковского), в другом - по-французски (у Кокто), еще один раз - по-английски, но сотни и тысячи раз - по-русски. Они-то и стали билингвой или, точнее, бискриптой. Но академик моих книг не читает, он, как в известном анекдоте - «не читателя, он - писателя!» Он полагает, что новгородский диалект и был единственной формой бытования русского языка от сотворения мира и вплоть до Х века н.э.

«В среде лингвистов с давнего времени бытует смешная шутка «Этруски - это русские». А вот у лингвистов-любителей это совсем не шутка, а важнейший «научный» постулат. На приравнивании этрусков к русским построена целая серия любительских сочинений разных авторов.Для людей, далеких от лингвистики, нелишне пояснить, почему приравнивание слова этруски к фразе это русские может быть только шуткой. Разумеется, совершенно произвольно само допущение, что предки русских в древности каким-то образом оказались в Италии. Но об этом можно даже не говорить - достаточно чисто лингвистических соображений.

Прежде всего, слово, к которому восходит нынешнее слово русский, в первом тысячелетии до нашей эры в славянском мире почти наверное еще вообще не существовало».

Я еще понимаю, если бы Зализняк написал «почти наверняка». Но он написал «почти наверное», то есть, «почти вероятно, но, скорее всего, совершенно невозможно». С прискорбием я убеждаюсь в том, что на русском языке он изъясняется с большим трудом, придумывая немыслимые словосочетания. И этот человек берётся рассуждать о древности русского языка? На металлическом диске из Америки, которому насчитывается несколько сотен тысяч лет, наши предки именовали себя русичами. А страна их пребывания, естественно, называлась Русью. Но этого академический лингвист не знает. Он пишет:

 «А если бы оно всё же существовало, то должно было бы иметь вид [rous-isk-os]. С другой стороны, основным названием этрусков у латинян было tusci (откуда нынешнее слово Toscana). Далее, слова это русские - не наименование, а целое предложение; но не существует никаких примеров того, чтобы наименование народа строилось как предложение. И всё это помимо того кардинального факта, что у тех этрусских слов, значение которых удалось надежно установить, нет никакого сходства ни с современным русским, ни с тем его предком, который существовал двадцать пять веков тому назад». Понятно, что о том, как звали этрусков, нужно узнавать о латинян, но не у самих этрусков. А о русских, видимо, нужно спросить у украинцев, которые ответят, что нас зовут «кацапы» или «москали». Замечательно «научный» аргумент.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.25MB | MySQL:11 | 0.428sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.630 секунд